Среда, 18.10.2017, 14:48
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Каким библейским компьютерным программам Вы отдаете предпочтение в работе?
Всего ответов: 2326
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Дороти Л. Сэйерс

1. Цари в Иудее

I. Цари в Иудее

Действующие лица

Ефрем. Вероятно, ему лет шестьдесят, и последние сорок пять он непрестанно старался сохранить жизнь при дворе, где вчерашнего фаворита сегодня казнят без предупреждения и все поголовно плетут козни против всех. У него высокий блеющий голос, как у взволнованного козла, жидкая бородка, раз навсегда испуганный взгляд. Долгий опыт не научил его, что влиять на Ирода можно только одним способом - стать выше него.

Прокл. Ему ещё нет тридцати, но трудная жизнь и привычка к дисциплине придали ему какую-то особую взрослость. Он - римлянин до мозга костей, европеец, презирающий "этот Восток", житель столицы, презирающий провинциалов. Ни капли не боится Ирода и потому с ним ладит.

Мальчик (слуга). Ему лет тринадцать. Вероятно, грек или левантинец - смазливый, бойкий, совершенно испорченный.

Волхвы. Предание (но не Писание) говорит, что волхвы - это цари, символизирующие три человеческие расы: Сима, Хама и Иафета (Азию, Африку, Европу).

Каспар (Азия) - старый учёный человек, достойный и кроткий, немного отрешённый. Мудр мудростью разума.

Мельхиор (Европа) - взрослый человек, занят житейскими делами. Звёзды он вопрошает, чтобы лучше действовать. Мудр мудростью чувств.

Валтасар (Африка) - молодой мистик, которому важны только отношения человека с человеком и человека с Богом. Мудр мудростью сердца.

Роли их стилизованы, играть надо соответственно. "Царство", которое они возвещают, не от мира сего, и я попыталась окружить их почти сказочной атмосферой, противопоставляя земной и практичной атмосфере Иродова царства.

Ирод - самый сложный характер в этой маленькой пьесе. Очень важно понять его правильно, забыть привычный образ полубезумного монстра. Его не зря прозвали Великим. Ему лет семьдесят, он болен неизлечимой болезнью, но видно, что он был крупной личностью. О себе он говорит правду. Он действительно тридцать лет хранил мир в Иудее, которую раньше терзали религиозные распри, действительно дал ей процветание, его действительно предали все, кого он любил, а племянники пытались отравить. Он - блистательный воин и политик, не более жестокий, чем все остальные восточные цари его времени. А вот частная его жизнь -сплошной кошмар ревности, подозрительности и кровожадности. Он так и не пришёл в себя после смерти Мариамны, которую он безумно любил и приказал казнить в припадке ревности (необоснованной) и политической подозрительности (обоснованной). Не может он вынести и того, что правоверные иудеи презирают его как идумеянина, который происходит от Исава, а не от Иакова. К иудейской вере относится легко, разрешает строить "на периферии" языческие храмы, однако достроил и великолепно украсил Иерусалимский храм. Римский орёл, которого он там поместил, вывел из себя фарисеев как явный знак того, что иудейская вера подчинена римскому господству. Есть предание о личной храбрости Ирода и его чувстве юмора. Он был умён, лжив, подозрителен, крайне несдержан, но, в своём роде, очень даровит. Цезарь знал, что только ему можно доверить Иудею, чтобы там бьш порядок; а сам он знал, что, если порядка не будет, Иудея лишится последних следов независимости. Когда Ирод умер, так и случилось: Иудею поставили под прямой контроль римского правителя. Собственно говоря, Ирод Великий - в положении какого-нибудь магараджи (как многие из них, он взял немало от европейской культуры и посылал внуков учиться в Рим, как они посылают в Оксфорд). Поэтому ясно, а с политической точки зрения - вполне оправданно, что он очень обеспокоен толками о Мессии.

Э л п и с - восьмая жена Ирода, молодая женщина, выданная замуж за старика, чтобы утешать его и хоть как-то умягчать.

Зороастр. Что скажешь о несчастном предсказателе кроме того, что он всячески старается угодить и очень хочет спихнуть на кого-нибудь ответственность?

Первосвященник, марионетка Ирода. Готов сохранить свой пост любой ценой (это не удалось, Ирод сместил его из-за скандала с римским орлом). Пост этот позволяет ему не так трястись и трепетать, как Ефрему с Зороастром.

Врач. Тоже трусит меньше других благодаря тому авторитету, которым врач пользуется у своего пациента. Описывая его, исхожу из предположения, что он честен и в отравлении участия не принимает.

Жена пастуха - добрая, суетливая, приветливая женщина.

Ц и л л а - просто хорошая девочка, умная, помогающая по дому. Младенца Христа принимает естественно и просто - новый ребёнок, и всё тут.

Иосиф - человек лет пятидесяти. Ремесленник высокого класса. Любит ссылаться на Писание - явно читает его всё время.

Мария. Играйте Её достойно, искренно и очень просто! Голос у Неё нежный, но не слащавый; о пафосе и речи быть не может.

Ангел. Только не "ангелица"! Голос - такой, словно слышишь его во сне. (Но без подвываний, с какими говорят привидения из "Ричарда III".) Может быть, слегка напоминает о ветре в лесу.

Хронология. Как вы увидите, я взяла распорядок обычных "двенадцати святочных дней". На самом деле, конечно, посещение волхвов, бегство в Египет и избиение младенцев в них не уложились бы; но так действие -живее и драматичней.

Сцена I

Иерусалим.

Е в а н г е л и с т. Начинается благовествование об Иисусе Христе, Сыне Божием. Когда Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, в Иерусалим пришли волхвы с Востока....

Перестук костей, звуки лютни.

Еф р е м. Четыре, шесть, два... Да перестань ты, обезьяна ленивая! Ваш ход, капитан.

П р о к л. Пять, три, шесть.

Еф р е м. Что ж, сдаюсь. А вы не знаете, Прокл, кто это ночью шумел, прямо под окнами?

П р о к л. Дураки какие-то, что-то они услыхали... А! Три шестёрки. Побейте-ка, если сможете!

Еф р е м. Везёт же людям... Услыхали? А что такое?

П р о к л. Да чепуха, им бы только пошуметь.

М а л ь ч и к. На рынке говорили, что у нас будет новый царь.

П р о к л. Ну-ну, голубчик! Полегче бы, а?

Еф р е м. А ты не повторяй, это государственная измена.

М а л ь ч и к. Я - что, я - ничего. Эти, которые вчера приехали, говорили привратнику...

П р о к л. Кажется, сказано тебе!

М а л ь ч и к. Чего орать-то? Я не глухой, уши есть.

Е ф р е м. Длинные, серые, ворсистые. Очень удобно сплетни слушать.

М а л ь ч и к. Ну, дело ваше. Весь Иерусалим говорит...

П р о к л. Хватит. Гони отсюда и музыку свою забери.

Е ф р е м. Сиди в передней. Когда они явятся, веди сюда.

М а л ь ч и к. Ладно.

Е ф р е м. А если что услышу, велю выпороть. У нас один царь, Ирод. Ясно?

П р о к л. И один император, Август. Понял?

М а л ь ч и к. Радуйся, Ирод! Радуйся, Август!

П р о к л. То-то. Теперь пошёл!

Е ф р е м. И дверь закрой, не забудь.

Хлопает дверь.

Е ф р е м. У, гады! (Тихо). Да, капитан, не нравится мне всё это. Царь очень болен. Когда он умрёт, будет заварушка. Я вообще-то за царевича Архелая. Вот вы - римлянин. Как вы думаете, поддержит его император?

П р о к л. Понятия не имею. Солдаты - не политики.

Е ф р е м. Только бы не было гражданской войны.

П р о к л. Кесарь не допустит.

Е ф р е м. Ирод был сильным правителем, да, сильным. Но, между нами, года он не протянет.

П р о к л. Это нехорошо.

Е ф р е м. Ну, люди беспокоятся. Мало ли что... того и гляди, восстанут.

П р о к л. Это ни к чему.

Е ф р е м. Слышали? Семь тысяч фарисеев отказались присягнуть императору. Брат царя - на их стороне. Говорят, готовится ба-альшой заговор. (Хриплым шёпотом). Царевич Антипатр...

П р о к л. Антипатр? Любимый сын Ирода?

Е ф р е м. Тиш-ш! Мы сидим на вулкане. Слухи - плохой знак. Чуть что - и бабахнет! Вот на прошлой неделе я слышал, что ангелы в Вифлееме обещали приход Мессии.

П р о к л. Мало ли чего говорят! Одно слово, деревенщина. А кто это приехал? Важные люди?

Е ф р е м. Бог их знает. Цари какие-то. Зовут их не по-нашему. Один - нубиец... во всяком случае, чёрный. Говорят, что они звездочёты, принесли царю какую-то весть.

П р о к л. Тогда он их примет. Он любит предсказания.

Е ф р е м. Да, он согласился их принять. Хоть бы мне кто что предсказал... Правда, я им не верю. Ненадёжный народ.

М а л ь ч и к. Сюда, господа мои. (Распахивает двери).

Царь Каспар, царь Мельхиор и царь Валтасар просят аудиенции у царя Ирода!

Е ф р е м. Добрый вам день, почтенные господа, садитесь. Иди к царю, сообщи! Надеюсь, что его величество примет вас. Однако он стар, он тяжело болел...

К а с п а р. Какая жалость!

Е ф р е м. Так что не огорчайте его.

М е л ь х и о р. Мы его обрадуем. Мы несём ему добрую весть.

В а л т а с а р. Ему и сыну его, наследнику Иудеи, который будет великим царём.

П р о к л. Это интересно. А какому сыну?

Е ф р е м. Капитан Прокл! Прошу вас, потише... Видите ли, господа, ситуация у нас... немного сложная. Если вы предсказываете судьбу, быть может, вы сами...

К а с п а р. Мы не предсказываем судьбу.

Г о л о с а: "Дорогу царю Ироду!"

Е ф р е м. Хотя бы намекните...

П р о к л. Вот дурак! Тихо, он идёт. Ефрем. Всем надо блюсти свои интересы...

Г о л о с (в дверях). "Царь Ирод!" Прокл. Царь Ирод!

Входят царь Ирод Великий, царица Элпис, Первосвященник, Придворный врач, Главный астролог, придворные и слуги.

В с е: Боже, храни царя Ирода!

И р о д (говорит с трудом, он устал, ему трудно, слуги усаживают его). Осторожней! Так, так... Поудобней... Дёрнете - вам же будет хуже.

Е ф р е м. Может быть, приляжете, ваше величество?

И р о д. Нет! Я буду сидеть на троне. Дурак и предатель, чего ты хочешь? Я ещё царь!

Е ф р е м. Вовеки веков, ваше величество.

И р о д. И лицемер. Ты спишь и видишь, как бы я умер. Спелся с моими сынками, а уж они-то вырвут скипетр, когда мне ещё глаз не закроют. Не спорь! Я видел, как ты лизал им пятки, и тому и другому... Всюду измена, всюду козни (слова переходят в какое-то ворчание).

Е ф р е м. Ваше величество! Мы вас так любим! Так вам служим!

И р о д. Все изменники это говорят. Берегись, Ефрем!

Е ф р е м. Я - ваш пёс. Чтобы мне опаршиветь, если я хоть словом...

И р о д. Ф-фу!

Э л п и с. Ах, господин Ефрем, когда мой супруг в таком духе, лучше ему не перечить! Ему плохо... но это пройдёт, он успокоится.

И р о д. Лекарь, дай мне что-нибудь от боли! Хотя и ты с ними в сговоре...

Врач. Упаси Господь, ваше величество!

И р о д. Господь или кто ещё разберётся с тобой, если ты меня обманешь. Так, хорошо. Кто эти цари? Чего им надо от царя Ирода?

К а с п а р. Привет тебе, Ирод! Я - Каспар, царь Халдеи.

М е л ь х и о р. Я- Мельхиор, царь Памфилии.

В а л т а с а р. Я- Валтасар, царь Эфиопии.

И р о д (совершенно другим, исключительно любезным тоном).

Братья мои и цари, мы с царицей рады вам.

Э л п и с. Мой повелитель и я, его смиренная супруга, почитаем ваш визит за великую честь. Мы любим, когда нас посещают хорошие и учёные люди.

К а с п а р. Мы - волхвы, недостойные искатели тайной премудрости.

М е л ь х и о р. Тебе, царь Ирод, и всему Иудейскому царству мы принесли добрую весть от Царя Небес.

В а л т а с а р. Силу и славу до концов земли и обетование вечного царства.

И р о д. Да, это хорошая весть.

М е л ь х и о р. А потому именем Господним просим тебя о милости.

И р о д. Проси обо всём, чего хочешь. Я ничего не пожалею.

К а с п а р. Покажи нам Младенца!

И р о д. Что? Какого младенца?

М е л ь х и о р. Того, Который родился царём Иудеи.

В а л т а с а р. Мы видели звезду на Востоке и пришли поклониться Ему.

И р о д (довольно грозно). Я вас не понимаю.

К а с п а р. Прошу тебя, не отказывай! Мы прошли много миль.

М е л ь х и о р. Мы знаем, что Он родился. Девять месяцев кряду волновалось воинство небесное. Пламенный Марс сверкал, словно золото в горниле, побледнел свинцовый лик Сатурна. Сам Юпитер, и тот метался между Солнцем и Луною в созвездии Девы.

В а л т а с а р. Мы знали, что взойдёт Звезда, и гадали, что это значит. Старые книги сказали нам, что истина ведома в Иудее, в доме Льва, то есть - в колене Иудином.

И р о д. Иудином!

Ефрем (взволнованным шёпотом). Что это вы! Он - Идумеянин!

И р о д. Не бормочи! Да, господа мои?..

К а с п а р. Тогда мы сели на коней и пересекли пустыню. Ночью у вод аравийских мы увидели, как взошла Звезда. Между полуночью и утром она оказалась на куспиде Первого Дома, и управляет асцендентом.

М е л ь х и о р. И все правители небес поклонились ей. Ни у кого из земных владык не было такого гороскопа.

В а л т а с а р. Тогда мы поняли, что родился Тот, Кто восстановит царство Израиля.

И р о д. Осторожней! Кто послал вас надо мной глумиться?

Э л п и с. Правда, господа мои, вы сами не знаете, что говорите.

И р о д. Кто - вас - послал?

К а с п а р. Ирод, Ирод!..

И р о д. Я спрашиваю: кто вас послал? Отвечайте, или я велю вырвать вам лживые языки!

К а с п а р. Нас послали боги и Бог богов.

И р о д. Мерзавцы! Шуты! Вас мало высечь... казнить... распять...

Э л п и с. Ирод, мой дорогой! Не надо!

Ефрем (одновременно с нею, волхвам). Я говорил, не раздражайте его!

Врач. Ваше величество, прошу вас! Вам будет хуже!

И р о д. Оставьте меня, дураки! (Дышит с трудом). Цари и звездочёты, простите меня. Вы видите, я болен и стар. У нас с царицей Элпис нет детей. Сыновья у меня есть, но они родились давно, у них у самих есть дети. Может быть, речь идёт о каком-нибудь моём внуке?

М е л ь х и о р. Мы не знаем. В небесах написано, что родился Тот, Кто станет священником и царём.

И р о д. Священником? Вы не ошиблись?

В а л т а с а р. Так написано.

И р о д. Да... Вам неизвестна история этого царства. Много лет его терзали мятежи и войны, пока кесарь Август не прикрыл его властью Рима. Я стал царём и тридцать лет хранил мир. Это было нелегко. Против римского порядка всё время восставали во имя веры.

Первосвященник. Простите, ваше величество! Я этому не потворствовал.

И р о д. Верно, не потворствовал. Ты не так глуп. Вера прикрывала политические страсти. Я, Ирод, сломил власть хасмонеев, первосвященнического дома. Они собирались править как священники и цари. Они предавали и меня, и Рим, и я казнил их. Я убил за измену собственных сыновей. Я убил царицу Мариамну, мою первую жену... любимую жену...

К а с п а р. Не надо, царь! От этих слов тяжело и тебе и нам...

И р о д. Они - предатели. Их дети - предатели. Замышляют против меня... против Рима... ждут не дождутся помазанника, который даст им победу и свободу. Зачем? Свобода ненадёжна. Эта страна должна войти в великий новый порядок имперского Рима.

М е л ь х и о р. Звёзды говорят, что рождённый царём будет править в Риме.

И р о д. Ив Риме тоже? Что ты скажешь на это, Прокл?

П р о к л. Ничего. Я - воин. Моё дело - не слова. Что цезарь прикажет, то и будет.

И р о д. Вот, господа! Вы прорицаете, я - рассуждаю, а будет то, что прикажет кесарь.

Ефрем (осторожно). Ваше величество, разрешите верному псу? Наши уважаемые мудрецы могут и... э-э... ошибиться. Придворные звездочёты ничего не говорили о... э-э... таких явлениях.

И р о д. Да, ты прав. Постой, постой-ка... Не говорили? А почему? Может быть, это - сговор? Эй, ты, Зоро-астр! Иди-ка сюда, иди, скажи нам правду! Кто тебя подкупил, чтоб ты скрыл от меня...

Зороастр. Никто, ваше величество!

И р о д. Конечно, конечно! Значит, никто. А почему ты весь посинел? Почему ноги дрожат? Видел звезду, собака, или не видел?!

Зороастр. Звезду? Видел, видел. Яркая такая, просто удивительно.

И р о д. И что ты понял?

Зороастр. Твоя милость, царь, ярче всех звёзд! (Ирод рычит, он торопливо продолжает). Очень хороший знак для славного дома...

И р о д. Слышал, слышал. Ты читал эти пророчества?

Зороастр. Да, ваше величество.

И р о д. Что там говорится про Помазанника ?

Зороастр. Там... Ваше величество, Первосвященник лучше знает!

И р о д. Что ж, спросим его. Где родится Помазанник ?

Первосвященник. Скорее всего, в Вифлееме Иудейском, ибо у пророка Михея сказано: "И ты, Вифлеем, мал ли ты между тысячами Иудиными? Но из тебя произойдёт тот, который должен быть Владыкой в Израиле".

И р о д. Вот как, в Вифлееме? Тогда, мудрецы и цари, вам недалеко идти. Хотя вряд ли вы что-то найдёте. Паршивая деревенька, одни овечьи загоны. Цари не родятся в таких местах. (Мальчику). Эй, ты! Скажи главному конюху, чтобы дал нашим гостям коней и показал дорогу к Вифлеему.

М а л ь ч и к. Сейчас, ваше величество.

И р о д. А теперь идите. Я хочу побеседовать наедине с нашими гостями. И никому ни слова, чтоб вас всех!

Все: Мы - твои рабы! Боже, храни царя Ирода!

М а л ь ч и к (прекрасно зная, как безнаказанно подразнить царя). Мы - рабы кесаря! Боже, храни императора!

В с е. Храни императора!

И р о д. Затворите двери.

Стук дверей.

И р о д (вкрадчиво и быстро). Господа мои, вы видите, что здесь творится. Меня называют тираном, но себе я не хозяин. Рим держит Иудею. Но если Господу угодно дать вождя Израилю, я всей душой за свободу. Можно ли доверять вам?

К а с п а р. Мы не предаём совета царей.

И р о д. Хорошо. Так вот, скажите, когда появилась эта звезда?

В а л т а с а р. Двенадцать дней тому назад свет её воссиял на Востоке.

И р о д. Двенадцать дней... В доме Льва... в доме Иуды... в доме Давида. Вполне возможно. Вифлеем называют градом Давидовым. Вы не знали? Да, называют. О нём говорит и Писание. Царь и священник... Вы составили его гороскоп? Какой он, этот человек, рождённый царём Иудеи?

М е л ь х и о р. Царственней кесаря, смиренней раба. Царство Его от Востока до Заката, выше Небес, глубже могил, теснее человеческого сердца.

К а с п а р. Он принесёт жертву в Иерусалиме, Ему воздвигнут храмы в Риме и в Греции.

И р о д. Ты говоришь загадками. А вот скажи, он - воин?

В а л т а с а р. Да, величайший из воинов и князь мира. Победитель и побеждённый, обретающий победу в поражении. Когда же войны кончатся, Он будет править любовью.

И р о д. Любовью править нельзя, так ему и скажите. Править можно только страхом, клеветою и обещанием тихой жизни. Мне ли не знать? Я ли не любил? Правил я круто, но страна моя процветает и наслаждается миром. А вот когда я люблю, мне изменяют - брат, жена, дети. Любовь - предательница, она предаёт царей, предаст и вашего Помазанника. Передайте ему всё это от царя Ирода.

К а с п а р. Когда мы найдём Его...

И р о д. Да, да. Когда найдёте, вернитесь, скажите мне. Действовать надо умно и быстро. Нашим патриотам нужен вождь, им нужно имя, которое объединит, а не разделит их. Меня они не поддержат, я - не от Иакова, но если я присягну царю-младенцу, они будут со мной. Что ж, сперва надо его найти. Возвращайтесь сразу же!

К а с п а р. Царь, нам нет дела до этих козней. Для чего человек родился, то с ним и будет, какими бы сложными путями он к тому ни шёл. Мы - орудия судьбы, и сам Ирод - в руке Господней.

И р о д. Если мне доверено восстановить Израильское царство, благословен мой дом. Вы поведёте меня к царю-младенцу?

М е л ь х и о р. Конечно, если боги попустят.

И р о д. Спасибо вам за то, что пришли, и за добрую весть, и за великую надежду. Простите, мне нелегко двигаться. Если вам не трудно, ударьте в гонг.

Звон гонга.

И помните, никому ни слова! Пощадите собрата-царя. Валтасар. Мы никому ничего не скажем.

Входит Мальчик.

М а л ь ч и к. Ваше величество?.. Ирод. Цари направляются в Вифлеем... Подведи им коней. Пошли ко мне писца. До свиданья, храни вас Бог. Надеюсь, вы съездите не зря.

В о л х в ы. До свидания. Да будет твоё имя записано в книге жизни.

Стук двери.

И р о д. Нет, какие глупцы! Попадутся на своём же пророчестве. Опасность - большая, но Ирод выдюжит и это. Так, так, так... Берём младенца. Проще всего его убить. Но если бы втравить в это всех мятежников... чтобы они показали зубы... а потом - ударить всех разом... Да, это - мой путь! Только бы до Рима не дошли какие-нибудь слухи... Напишем...

С е к р е т а р ь (писец). Ваше величество меня звали?

И р о д. Да. Бери перо. Я диктую: "Божественному императору, кесарю Августу, от Ирода, царя Иудейского. Радуйся!..."

Сцена II

Вифлеем.

1. Хижина пастуха.

Е в а н г е л и с т. Поговорив с царём Иродом, волхвы ушли, и звезда, которую они видели на Востоке, вела их, пока не встала над местом, где был Младенец.

Ж е н а    п а с т у х а. Цилла, Цилла! Накрыто к ужину?

Ц и л л а. Да, мама.

Ж е н а    п а с т у х а. Тогда беги, скажи Иосифу. И посмотри на дорогу, не идёт ли отец.

Ц и л л а. Хорошо, мама. (Бежит, выкликая). Иосиф, Иосиф!

Ж е н а    п а ст у х а. А сейчас, Мария, дай-ка я Его возьму и положу в колыбельку. Пойди поешь. Какой красавец! Давай, давай, не бойся. Ну, вот. Теперь поспи, как хороший мальчик. Вообще-то Он и впрямь хороший, никогда не плачет. В жизни не видела таких смирных детей! Вроде бы радуется...

М а р и я. Ему нравится тут, у вас. Когда Он родился, Он плакал.

Ж е н а    п а ст у х а. Все они плачут, что с них взять? Мир-то наш плохой, жестокий. А вот и твой муж. Садись-ка, Иосиф, поешь варёного мяса. Устал, наверное, проголодался, сколько работал! Я прямо удивляюсь, что ты ещё видишь, где что.

И о с и ф. Сегодня - великая ночь. Большая яркая звезда светит, как месяц, прямо над домом. Я починил забор.

Ж е н а    п а с т у х а. Вот повезло нам, что ты - плотник! И добрый такой, всё чинишь.

И о с и ф. Этого мало. Вы нас приютили.

Ж е н а    п а с т у х а. Что поделаешь! Не оставлять же вас в холодном стойле, при гостинице. Мы бы заснуть не могли, когда мать с ребёнком без крова... Да ещё, отец говорил, там эти ангелы, и Младенец - не какой-нибудь, сам Мессия! Поешь и ты, легче будет. Как ты думаешь, это правда, что Он восстановит царство Израильское?

М а р и я. Да, правда.

Ж е н а    п а с т у х а. А не удивляешься, когда на Него взглянешь?

М а р и я. Иногда - очень удивляюсь, словно держу на руках весь мир, небо, море, зелёную землю, херувимов и серафимов. А потом опять всё просто, Он - мой сынок. Если Он станет мудрей Моисея, святей Аарона, прекрасней Соломона, Он - мой сын, мой любимый Иисус.

Ж е н а    п а ст у х а. Царица, и та иначе не скажет. Что ни говори, дети - Божье благословение. Куда это Цилла делась? Не дай Бог, далеко зайдёт, а там и волки бывают. Ци-и-лла!

Цилла (вбегает в домик). Ой, мама! Мама!

Ж е н а    п а с т у х а. Что такое?

И о с и ф. Здравствуй. Что случилось?

Ц и л л а. Едут! Едут сюда! И папа с ними! :

Ж е н а    п а с т у х а. Кто там ещё?

Ц и л л а. Цари! Трое царей, на конях едут, хотят посмотреть Младенца.

Ж е н а    п а с т у х а. Ну прямо, цари! Ты уж скажешь!

Ц и л л а. Честное слово! В коронах, факелы всякие... . Спросили отца: "У вас Младенец?", а он говорит: "У нас" - и послал меня вперёд.

И о с и ф. Да, я вижу их в окно. Огибают угол у пальмы.

Ж е н а    п а с т у х а. Ой, Господи! А у меня беспорядок, со стола не убрано! Разреши, Мария, я миску заберу. Ну, так получше. Цилла, поищи для Него чистую пелёнку.

Ц и л л а. Вот, возьми. Один такой старый, бородатый, в красивом красном плаще. А другой в доспехах, а третий -

чёрный, в ушах кольца золотые, на тюрбане - всякие камни, лошадь белая-белая, с серебряными колокольчиками.

Ж е н а    п а с т у х а. Это надо же! И к нашему мальчику...

И о с и ф. Радуйся, Мария. Верно сказал пророк: народы придут к Свету Твоему, и цари - к Славе Твоей.

М а р и я. Дайте мне Его, пожалуйста.

Ж е н а    п а с т у х а. На, вот так, к тебе на колени... прямо царь на престоле! Посмотри, какой ягненочек. Ой, идут!

К а с п а р. Здесь?

Пастух. Да, господа мои, здесь. Заходите, вот Иисус со Своей Матерью.

Ж е н а    п а с т у х а. Заходите, заходите. Осторожней, о притолоку! У нас тут не дворец какой, всё по-бедному...

К а с п а р. Ив бедном доме можно преклонить колени. Здесь больше святости, чем в храме у Ирода.

М е л ь х и о р. Больше красоты, чем в его дворце.

В а л т а с а р. Больше милости, чем в его сердце.

К а с п а р. О, госпожа, светлая, как солнце, и ясная, как луна! Народы земные приветствуют Сына Твоего, рождённого, чтобы царствовать. Радуйся, Иисус, царь Иудейский!

М е л ь х и о р. Радуйся, Царь мира!

В а л т а с а р. Радуйся, Царь Небес!

М а р и я. Благослови тебя Бог, почтенный мудрец, и тебя, высокий воин, и тебя, темнокожий путник из пустынного края. Я дивлюсь вашей вести, но знаю, что это - правда, ибо ангелы говорили точно так же: "Царь Иудейский..." -да, и они сказали, что Сын Мой - Помазанник Израиля. "Царь мира..." - это очень много, но, когда Он родился, ангелы возвестили мир всему миру. "Царь Небес..." - это Я не совсем понимаю, но они сказали, что Он - Сын Божий. Что ж Я мо-

гу вам сказать, пока Он не вырастет и Сам не ответит?

К а с п а р. Чем больше мы знаем, тем меньше понимаем. Сомнения мешают действиям, многознание иссушает сердце. Мир мучается загадкой: примирятся ли милость и мудрость в обетованном Царстве?

М е л ь х и о р. Мы - цари, и мы знаем, что людям нужно доброе правление, где сочетались бы свобода и порядок. Но порядок мешает свободе, свобода противится порядку, так что сила и любовь - всегда в разладе. Мир мучается загадкой: примирится ли сила с любовью в обетованном Царстве?

В а л т а с а р. Я говорю за всех несчастных, за бедных и бессловесных. Мы встаём, чтобы работать, ложимся, чтобы спать, и ночь - перерыв между тяготами. Страх - наш спутник, мы боимся бедности, боимся войны, боимся смерти, а ещё больше боимся жизни. Но мы бы это вынесли, если бы знали, что страдаем не тщетно; что Бог - с нами, в тяготах и трудах Своего мира. Мир мучается загадкой: примирятся ли скорбь и радость в обетованном Царстве?

М а р и я. Трудно на это ответить, а вот со Мной было так: когда Ангел возвестил Мне весть, Господь вложил песню в Моё сердце и Я увидела, что ум и богатство - ничто перед Господом. Самый смиренный, самый последний может стать Ему другом. Ведь смотрите, Я - не знатна, а сила Господня - на Мне. Я не учёна, а слышала Слово Божие. Я горевала - и тут родился Мой любимый Младенец. Вот Я и знаю, что мудрость, сила и скорбь могут ужиться с любовью. Для Меня и для Младенца это - ответ на все загадки.

К а с п а р. Мудро сказано, Мария. Благословенна Ты среди женщин и благословен Сын Твой Иисус! Каспар, царь Халдейский, приносит Царю Иудейскому ладан.

М е л ь х и о р. Мария, Ты сказала слово силы! Благословенна Ты среди женщин и благословен Сын Твой Иисус! Мельхиор, царь Памфилийский, приносит Царю Иудейскому золото.

В а л т а с а р. Слово Твоё, Мария, исполнено любви. Благословенна Ты, Матерь Божия, и благословен Сын Твой Иисус! Валтасар, царь Эфиопский, приносит Царю Иудейскому мирру.

Ц и л л а. Ой, какая корона! Ой, какая кадильница! Рубины, бриллианты, дым голубой идёт! А пахнет-то как! Мирра, алоэ, корица, гвоздика... И всё для нашего Младенца! Посмотрим, что Ему больше понравится! Улыбнись, а? Смотри, какая корона!

Ж е н а    п а ст у х а. Как Он важно на неё глядит!

Ц и л л а. А на кадильницу - смеётся.

Ж е н а    п а ст у х а. Цепочка звякает, Ему и смешно.

И о с и ф. Смотрите, взял пучок мирры!

Ж е н а    п а ст у х а. Кто их разберёт, что им по душе!

М а р и я. Кажется, миррой бальзамируют мёртвых? Видишь, печальный царь, Мой Сын взял твои скорби.

И о с и ф. Мирра - это и любовь. Сказано в Песни песней: "Мирровый пучок - возлюбленный мой".

М а р и я. Господа мои, мы благодарны вам за дары. Что же до ваших слов, не сомневайтесь, Я сохраню их в Моём сердце.

2. Шатёр трёх царей.

К а с п а р. Что ж, братья мои цари! Звезда веда нас странным путём.

М е л ь х и о р. Сокровищами царских дворцов играет Младенец. А что стало с нашими речами и пророчествами?

В а л т а с а р. Мне кажется, мы забыли нашу мудрость и спрашивали, словно школьники.

К а с п а р. Всякое учение - неведение, и все сокровища - игрушки. Но ты, Валтасар, сказал удивительные слова: "Царь Небес" и "Матерь Божия". Кто вложил их в твоё сердце?

В а л т а с а р. Не спрашивай; я говорил как во сне, ведь я глядел на Младенца. Вокруг Него была тень смерти, в Нём - свет жизни. Я знал, что Он бессмертен и смертен, а это - последняя загадка мироздания.

К а с п а р. Валтасар, ты самый мудрый из нас. Что ж, пора спать, завтра - в дорогу. Попросите музыкантов, чтобы они сыграли что-нибудь.

М е л ь х и о р. Арфисты! Флейтисты! Сыграйте нам.

Музыка то затихает, то становится громче, и Ангел говорит сквозь неё.

Ангел. Каспар! Мельхиор! Валтасар!

К а с п а р (не просыпаясь). Кто зовёт меня? Ангел. Предвестье во сне, слово о тьме великой.

М е л ь х и о р (не просыпаясь). Что это? О, что это? .

Ангел. Меч на пути в Иерусалим.

В а л т а с а р (не просыпаясь). Как мне найти тебя? Где найти?

Ангел. У дерева на холме.

Музыка умолкает.

В а л т а с а р. Позови ещё! Я иду... (Просыпается). Он ушёл! Его нет!.. Каспар!

К а с п а р. Это ты, Мельхиор?

М е л ь х и о р. Я думал, это ты.

В а л т а с а р. Мне снился сон.

К а с п а р. И мне.

М е л ь х и о р. И мне.

К а с п а р. Мне снилось, что я иду в Иерусалим и ветер задул мой светильник. Тогда я поднялся в небо и взял звезду как свечу. Но света не было... Я стал падать, падал, падал, пока голос не окликнул меня по имени.

М е л ь х и о р. Шёл в Иерусалим и я, когда земля передо мной разверзлась. Я вынул меч, положил на расщелину и пошёл по узкому лезвию. Когда я перешёл, я увидел, что острие - в сердце Марии, и услышал горестный детский плач.

В а л т а с а р. Я шёл туда же глубокой долиной, между лесистыми склонами, и услышал голос Марии: "Вернись! Вернись! Мой Сын заблудился в горах". Я долго искал в терновнике, зная, что не дойду до города, если Его не найду.

К а с п а р. Братья, эти сны - не пустые.

М е л ь х и о р. Если мы вернёмся в Иерусалим, мы увидим меч на пути.

К а с п а р. Мы заглянули в сердце Ирода и увидели ужас тьмы.

М е л ь х и о р. Честно говоря, я ему не верю.

В а л т а с а р. Делайте как знаете, братья. Я в Иерусалим не вернусь.

К а с п а р. Значит, мы во всём согласны. Эй, скатайте шатры! Седлайте коней! Мы поедем другой дорогой.

Сцена III

Иерусалим.

Е в а н г е л и с т. Тогда Ирод, увидев себя осмеянным, очень рассердился...

П р о к л. Ваш ход, господин мой Ефрем.

Е ф р е м. Простите, капитан, задумался. Да не бренчи ты, ради Бога! Царь при смерти, тут, рядом.

М а л ь ч и к. А что ему? Он уже не слышит.

Е ф р е м. Ну, меня пощади.

П р о к л. Моя взяла.

Е ф р е м. Ай-я-яй! Как это я проворонил?

П р о к л. Вам сейчас не до игры.

Е ф р е м. И верно. Я слушал... Ты перестанешь когда-нибудь?

Мальчик заканчивает игру, точнее - бренчанье, неприятный аккордом.

Е ф р е м. Эй, что там? Вроде кричат...

Где-то довольно далеко — шум толпы.

М а л ь ч и к. Наверное, чего-нибудь у храма. Все туда бегут.

Е ф р е м. О, Господи! О, милостивый! Ну и время нам досталось! Капитан, если там что будет...

П р о к л. Кто-то к нам идёт. Да? Кто вы и что вам надо?

Г о н е ц. Письмо царю Ироду! Лично в руки.

П р о к л. Он болен, не принимает. Оставьте мне.

Г о н е ц. Лично, в руки! А вообще-то на улице говорят, он умер.

Е ф р е м (нервно). Мало ли что скажут! Он жив. Болен, это да, но не умер. Вы бы лучше присели.

Громкий шум на улице.

Бог Авраама, что это?

М а л ь ч и к (радостно). Ой, сколько народу! С факелами... идут сюда... так и валят, так и валят!

Шум ещё громче.

П р о к л. Что они кричат?

М а л ь ч и к. Не разберу... А вот первосвященник! Вышел, поглядел - и обратно! Идут, идут... Ой, сколько!..

Е ф р е м. Ты сейчас из окна вывалишься.

М а л ь ч и к. Несут чего-то... Поднимают... Оно блестит... Ой, они орла сорвали!

П р о к л. Что?

М а л ь ч и к. Да орла! Золотого орла с храмовых ворот. Р-раз- и сбросили.

П р о к л. Сбросили римского орла... Отойди... дай поглядеть.

Е ф р е м (скулит). Не надо было вешать... Всё-таки кощунство... Эти молодые люди, такие сердитые...

Т о л п а (ближе и ближе). Долой орла! Иудея для иудеев! Царь умер, да здравствует Архилай! Да здравствует Антипатр! Долой тиранию! Долой римлян! Поджигай дворец! и т. п.

Р а б ы (вбегают). Помогите! По-мо-ги-и-те!

П р о к л. Вы бросили царя? Он один? Раб. Он ничего не понимает. Умер, наверное. Ефрем. О, Господи, нас убьют!

Т о л п а (под окнами). Сво-бо-да! По-бе-да! Долой идолов! Долой ложных богов!

Кощунство! Богохульство! Долой кесаря! Иудея вовеки! Мессия! Мессия! (И другие крики: Да здравствует кесарь! Долой священников! Измена! Измена! и т. п.)

Шум драки.

Е ф р е м. Сделайте что-нибудь!

П р о к л. Эй, вы! Псы иудейские!..

Удары, звон. Крики рабов.

Е ф р е м. Отойдите! Они камни бросают! (Звон). Этрусская ваза! (Звон). Лампа! П р о к л. Именем царя...

Т о л п а. Он умер!

П р о к л. Именем императора...

Т о л п а. Долой! Долой!

Г о л о с. Давай гони в свой Рим! Другой голос. Эй, тише! Послушайте!

Т о л п а. Матфей! Матфей! Ти-ше! Равви Матфей! Поднимите его на рострум!

М а т ф е й. Народ Израильский! Служители истинной Веры! (Крики: "Слушайте, слушайте!") ВОТ - богохульственный идол, мерзкий идол языческой силы, кощунственно водружённый на священные врата! ("Позор!", "Долой!", "Иудея для иудеев!") Вам не стыдно, что вы его так долго терпели? Иудеи вы или нет? Мужи или нет? Верите или нет? Так чего же вы боитесь?

Рёв толпы, и вдруг - голос Ирода.

И р о д. Отойдите от окна!

Е ф р е м. Царь! (Испуганно шепчет). ЖИВОЙ! Ходит! (Снова - громко, царю). Ваше величество, не показывайтесь... они вас убьют...

Шум толпы.

И р о д. Молчи, дурак! Прокл?

П р о к л. Да, господин мой?

И р о д. Беги в крепость. Веди гвардейцев.

Прокл выбегает.

Эй, ты!

М а л ь ч и к. Да, ваше величество?

И р о д. Свечи! Сюда! Ближе, к самому лицу!

М а т ф е й. Ободрись, Израиль! Больше мы терпеть

Не будем! (Крики). Возрадуйся! (Крики). Тиран умер! (Оглушительные крики).

Ирод (громовым голосом). Эй, псы! Вот я! Вот царь Ирод!

Мёртвая тишина.

Вы меня узнали? Кажется, да. Благодарю за надгробную речь. Я её не забуду. (Кричит). Стой, куда идёшь?! (Опять ровно). Если кто-то попытается уйти, пока я говорю, казним на колесе. Вижу, вы увлеклись имперской эмблемой, не можете с ней расстаться. Вообще-то орёл - не игрушка, но мы сообщим кесарю о вашей привязанности. Он будет рад. Однако время вы выбрали неудачно. Я отдыхал. И народ перебудили, этих достойных горожан...

Топот римских солдат.

А вот и гвардия! Идут посмотреть, в чём дело.

Крики: "Беги! Идут! Ой! Ой!" и т. п.

Капитан Дарий?

Д а р и й. Я, господин.

И р о д. Возьми тех четверых - да, с орлом - и этого, в зелёном... и вон того, с молотом... и двух раввинов. Арестуй и отведи к первосвященнику; там пусть запрут. Остальных дураков отпусти.

Д а р и й. Слушаюсь, господин.

И р о д. И сообщите мне. Вместе с Проклом.

Д а р и й. Слушаюсь... Пошли, пошли, сказано вам! Чтоб ноги вашей тут не было!

Толпа расходится.

И р о д. Однако хорошенькие дела! Первосвященник за это ответит. Кресло! Так. Теперь - глоточек вина...

Ефрем (блеет). Сию минуту, вашегоссс... Мы так испугались... мы думали, ваше величссс... думали... вы не ранены, ваше?..

И р о д. Не бормочи! Эй, слуги! Поднимите лампы, уберите мусор. Кто это там, в углу?

Е ф р е м. Это? А!., э... письмо. Да. Принёс (еле блеет). Совсем забыл, ваше...

И р о д. Письмо? От кого? Гонец. От царя Халдейского. Лично, в руки. Ирод. Вот как, от Каспара? Дайте его мне. Ефрем. Может, я прочитаю, вашчссс?..

Ирод. МНЕ!

Пауза.

А, чтобы их всех проказа взяла! Чтобы они все полопались! Слушайте: "Мы увидели; мы услышали; мы вознесли хвалу. Но вернуться мы не можем, ибо Всевышний запретил нам. Прощай, царь". Разве цари так пишут друг другу?

Е ф р е м. Безобразие! Нет, какая наглость! Что же это такое, в конце концов? А?

Ирод (мрачно). Это - беда. Большая беда. Может быть, мятеж.

Ефрем издаёт негодующий писк.

Но я ещё в силе! Я не допущу беспорядков! Этот их Мессия не уйдёт из-под моей сети. Прокл!

П р о к л. Господин мой, вот и мы с Дарием. Всё в порядке.

И р о д. Хорошо. Теперь - новый приказ. Берите отряд фракийцев, идите в Вифлеем. Перебейте всех младенцев мужского пола.

П р о к л. Младенцев?

И р о д. Старше двенадцати дней. Нет! Всех, кому ещё не исполнилось двух лет. Всех до единого. Весь паучий выводок. Ясно? До е-ди-но-го. Всех убить.

П р о к л. Господин мой, я воин, а не мясник.

И р о д. Воин повинуется приказу.

П р о к л. Быть может; но не я. Римляне не убивают детей. Пошлите своих варваров.

И р о д. Наглец! Я тебе плачу!

П р о к л. Простите, господин мой, я служу у вас, но рождён в Риме. Вы вправе меня уволить. Если же вы меня казните, боюсь, будут... осложнения.

И р о д. Прокл, ты - дурак, но честный хотя бы. Капитан Дарий!

Д а р и й. Да, господин мой?

И р о д. Выполняй.

Д а р и й. Слушаюсь, господин мой. (Выходит).

П р о к л. Вернуться мне в Рим?

И р о д. Нет, не надо. Но скажи мне, что хуже - убить дюжину крестьянских мальчишек или ввергнуть в смуту целое царство? Они зовут Мессию. Сказать тебе его имя? Меч и огонь. Да, огонь и меч. Они не нужны мне. Я дам стране мир. Пока Ирод не умер, в Иудее - оди

Категория: Дороти Л. Сэйерс | 15.11.2007
Просмотров: 1472 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
avatar
1
а этот материал есть полностью?
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz