Пятница, 28.07.2017, 02:31
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Только для православных. Что стоило бы удалить из чинопоследования литургии?
Всего ответов: 133
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Дороти Л. Сэйерс

3. Один царедворец

III. Один царедворец

Действующие лица

Евангелист

Жених

Невеста

Сусанна, мать жениха

Ревекка, её подруга

Начальник пира

Рувим,

Иссахар- слуги в доме Жениха

Равви Соломон

Вениамин бен Хадад

Доркас

Отрок- его слуги

Мария

Иисус

Андрей

Симон

Иаков

Иоанн

Левит

1-й старейшина

2-й старейшина (Ш а д р а х)

3-й старейшина

Гости, толпа

Замечания

Начальник пира. Если верить Хоскинсу, это не "тамада", а что-то вроде дворецкого, т. е. старший слуга (здесь - не в очень-то богатом доме).

Рувим, Иссахар. И речь, и манера - какие угодно, только бы не такие, как у хозяев. Они - не "рабы", а нанятые слуги или домочадцы. Рувим - выше по статусу, он правильно говорит.

Сусанна — милая приветливая женщина средних лет и среднего достатка - такого, что она может дружить с семьёй плотника. "Пир" - не очень пышный, семь лишних гостей поставили хозяев в тупик, не хватило вина и посуды. Семья гордится тем, что пришёл местный вельможа.

М а р и я. Ей 48 лет. Я согласна с епископом Темплом - по-видимому, Она "отвечала за что-то на пиру, как явствует из того, что Она [...] даёт распоряжения слугам". Обычно в этой сцене смущают Её отношения с Сыном. Я связала их с эпизодом из Его детства, чтобы показать хорошую, добрую Мать, Которая видит, что такое "на практике" призвание Сына. Из Лк 4:22 ясно, что до сих пор, дома, Он чудес не творил; вполне вероятно, что Мария впервые увидела Его силу. Это и радует Её, и печалит.

Ревекка - суетливая, заботливая женщина, из тех, от кого все хотят избавиться. Добрая, пронырливая, бестактная, с резким и пронзительным голосом.

Иисус. Он на той черте, которая разделяет Его домашнюю жизнь и миссию Сына Божия. Здесь виднее суровость, серьёзность, хотя, когда Он рассказывает притчу, Он мягок и прост. Марию Он не упрекает, Он напоминает, без всякой жёсткости или сердитости. В Храме он разгневан, с учениками в сцене II - приветлив и весел, но снова твёрд, когда испытывает Вениамина.

Ученики - такие же, как прежде. Иоанн особенно почтителен с Марией.

Невеста - как всякая невеста на Востоке, робка и молчалива в присутствии жениха

Соломон - благочестивый старик самого лучшего типа, а вот у 1-го и 3-го старейшин- благочестие самое худшее. Служат духу времени, льстят начальству и всегда рады кого-нибудь распять.

Ш а д р а х поумнее их, не любит свар и склок, может оценить "нового человека". И речь, и манеры - насмешливые.

Д о р к а с - молодая служанка, глубоко преданная хозяевам.

Отрок - наглый мальчишка, презирающий тех, кто ходит пешком и бедно одевается.

Сцена I

Кана Галилейская.

Е в а н г е л и с т. Иисус позвал учеников, Филиппа и Нафанаила, Андрея и Симона, Иоанна и Иакова. В галилейском селенье была свадьба. Мария помогала хозяйке, и та пригласила Иисуса с учениками.

Звенит посуда, бегают слуги.

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Двенадцать, четырнадцать, шестнадцать полотенец... Так. Рувим, вон та гирлянда падает. Лампа коптит, прикрути! Где чаши, руки мыть?

Р у в и м. Там, за дверью. Я думаю, шести хватит.

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Да. Иссахар, клади подушки. Скорей!

С у с а н н а. Ну, как дела?

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Всё готово, хозяйка. Хорошо?

С у с а н н а. Да. Вы у меня молодцы. Какая морока, когда сына женишь! Что, деточка?

С л у жа н к а. Вот браслеты, хозяйка.

С у с а н н а. Спасибо. Совсем голову потеряла! Надеюсь, угощенье готово. (Зовёт.) Мария! Мария, как там?

М а р и я (прибегает, тяжело дыша). Хоть сейчас на стол. Да, Сусанна! Иисус передал, Он придёт.

С у с а н н а. Хорошо, что мы Его застали!

М а р и я. Придёт, и не один. С Ним шестеро друзей.

Начальник пира (растерян). Ещё шесть человек?

М а р и я. Вы уж простите! Так всё хорошо накрыли...

С у с а н н а. Спохватились мы поздно. Услышали, что Он где-то рядом...

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Ничего, хозяйка, разместим как-нибудь. Рувим! Сдвинь-ка столы... сюда - две лежанки... Иссахар! Сбегай на крышу, посмотри, не едут ли с невестой.

М а р и я. Как всё красиво! А цветы-то, цветы!

Р у в и м. Нужна ещё одна скатерть. И посуды мало.

С у с а н н а. У нас ничего больше нет.

М а р и я. Пойду, займу у соседей.

С у с а н н а. Ну что ты, Мария! И так весь день на ногах.

М а р и я. Ничего! Когда у подруги сын женится...

С у с а н н а. Я понимаю, только лучше ты отдохни, пока гостей нет. Кто-нибудь из слуг сбегает. А вот и Ревекка! Она и сходит. Ревекка!

Р е в е к к а. Да, душенька? А, Мария! Я слышала Иисус придёт?

М а р и я. Это правда, придёт. Мы хотели спросить...

Р е в е к к а. Как я рада! Я Его сто лет не видела. Говорят, теперь Он пророк или что-то в этом роде. Такой успех, такой успех! Наверное, больше не плотничает? Скучно без Него, да?

М а р и я. Иногда - скучно. Но что поделаешь, не держать же Его, Он служит Богу.

Р е в е к к а. Ну, естественно, естественно! Только бы не нажил беды. Люди разное говорят... Кое-кто верит, что Он - Мессия. Да-да, мы-то понимаем, мы Его знаем, но в наше время... Хорошо бы Ему намекнуть...

М а р и я. Ему виднее, Ревекка.

Р е в е к к а. Естественно, естественно! Уж я-то не вмешиваюсь. Хотела помочь...

С у с а н н а. Спасибо. А ты не сбегаешь к Симеону? Иисус приведёт шестерых друзей, нужна скатерть и посуда.

Р е в е к к а. Конечно, сбегаю! Эта Симеонова жена -исключительно добрая женщина. Вот, вчера говорит...

И с с а х а р. Хозяйка! Хозяйка! Факелы на дороге!

Р е в е к к а. Ой, бегу! Сейчас, сейчас! (В дверях.) Мария, значит, я сказала!

С у с а н н а. Через десять минут они будут здесь. Посидим напоследок. Пока Ревекки нет, скажи мне, что Он знает? Про этих ангелов, царей, пророчества?

М а р и я. Когда Он был маленький, мы ничего не говорили, ждали Божьего часа. Когда Ему стукнуло двенадцать, пошли мы на Пасху в Иерусалим. Собрались обратно, а Его нет. Мы думали, Он - с Елизаветой, а они думали - Он с нами. Хватились мы, вернулись, искали-искали и нашли в Храме. Он слушал старцев и спрашивал, а они удивлялись, какой Он умный, сколько знает. Я говорю: "Сыночек, что это Ты, мы совсем избегались!" А Он и спроси: "Почему? Где же Мне быть, как не у Отца?"

С у с а н н а. Мария, но...

М а р и я. Я молчу, как будто мечом сердце проткнули. Ах, Сусанна! Хорошо, когда Сын рождён для великих дел, но иногда бывает... Это трудно вынести. Да, так пришли мы домой, показала Я Ему дары - золото, ладан, мирру. Он ничего не сказал... восемнадцать лет не говорил, слушался нас, служил нам. А Я всё ждала. Я знала, что Отец Его позовёт... и уведёт.

Музыка вдали.

Ой, гости едут!

С у с а н н а. Им ещё всю улицу проехать. Рассказывай поскорее.

М а р и я. Твой сын везёт домой невесту. Мой оставил Меня, и Я не знаю, для чего. Никто не знает. Десять недель назад пришёл и говорит: "Мама, Я ухожу, Отец зовёт". Тихо так, мягко... а Я вспоминала тот день в Храме. Наутро ушёл.

С у с а н н а. Бедная Ты, бедная!

М а р и я. Я - Его Мать, и Я Его знаю. Так Он добрый, кроткий, а внутри - твёрже, чем железо. Да не горюй ты, Я очень счастливая. Сегодня Его увижу.

Музыка - за дверьми.

С у с а н н а. Дай Тебе Бог, Мария. Пойду их встречу.

Шум у дверей, крики: "Просим, просим!", "Благослови вас Господи!" "А невеста-то, невеста!". Смех и музыка.

Ж е н и х. Мама, я привёл к тебе жену. Благослови нас.

С у с а н н а. Да сохранит вас Господь, детки, да благословит ваш брак счастьем и детьми! Жаль, отец не дожил... Пир готов. (Хлопает в ладоши.) Живей! Воду, полотенца! Добро пожаловать, господин мой Вениамин! (Соломону.) Добро пожваловать, равви! Рафаил, Симеон, мы вам очень рады! Давид и Сарра! Спасибо, что пришли. Моисей бен Ездра! Руфь! Счастливый день, счастливый день! Кого я вижу! Иисус, входи.

И и с у с. Благословение и мир дому твоему, Сусанна, сыну твоему и дочери.

С у с а н н а. А это Твои друзья? Мы им рады. Вот отдельный стол, там будет и Мария. Знаешь, Она мне так помогла! Иаков... Доркас... Авигея...

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Простите, господин, вот сюда. Рувим, ещё одну подушку! Иссахар, беги на кухню, пора подавать. Господин мой, сюда, сюда! По правую руку от хозяина.

В е н и а м и н. Иду, иду.

М а р и я. Сынок! Как Я Тебе рада!

И и с у с. Спасибо, мама. Наверное, Ты помнишь моих друзей. Филипп, Нафанаил, Андрей, Симон, Иаков... А это - Иоанн.

М а р и я. Успели всё-таки!

И и с у с. Мы встретились на дороге и пошли вместе.

М а р и я. А что вы раньше делали?

И о а н н. Иисус говорил о Царстве, мы слушали и дивились. Госпожа моя, сказать не могу, какие это были дни! Всё обрело новый смысл - слова и речи, цветы и камни, самый свет. Какая счастливая! И мы счастливые да что там, и все - больные, бедные... Иаков. Эй, осторожней!

И о а н н. Ой, простите! Вечно я... Не на платье? Мария. Нет, нет. Рувим, принеси-ка скатёрку, тут вино пролилось... немного. (Иоанн просит прощения, и голос его теряется в общей беседе.)

Общая беседа: "Да, прекрасная свадьба. - Барашка попробуйте, с маслинами! - Такой парочки я в жизни... - Вина, вот сюда! - Передайте смоквы. - Я думаю, устроятся они хорошо. - Мул потерял подкову, пришлось просить Ездру, он меня подвёз. - Какой подарок, серебряная чаша и пять смен белья! - А, пророк из Назарета! - Из Назарета? Ну, знаете!"

В е н и а м и н. Сынок, это великий день, большая радость. И то сказать, ты хорошо женился. А вот разреши спросить, на невесту хоть взглянул?

Ж е н и х. Она ещё не подняла покрывала.

В е н и а м и н. А так, украдкой? То-то! Не мне говорить, что выбрал ты - лучше некуда.

Невеста. Вы слишком добры, господин мой.

Ж е н и х. Эй, вина господину Вениамину! Жаль, что ваш сын не приехал.

В е н и а м и н. Он собирался, но что-то ему нездоровится, мать и не пустила.

Невеста. Какая жалость!

В е н и а м и н. Ничего серьёзного. Так, небольшой жарок. Смотрите-ка, тут мой сосед! Симон, очень хороший человек, живёт на моей земле, рыбачит... Сусанна, как он сюда попал?

С у с а н н а. Пришёл с Иисусом - ну, вы знаете, пророк. Вон тот, высокий, с золотистой бородкой.

В е н и а м и н. Пророк? Не знал, что они ходят в гости! Вина не пьют, только воду, как этот, которого Ирод посадил. Сердитый такой... одно слово, фанатик. А как вы залучили пророка?

С у с а н н а. Мы дружим с Его Матерью.

В е н и а м и н. А, вон что! Это дело другое. Он вроде бы не из фанатиков. Ест, пьёт... Человек как человек.

Соломон. Такие лица бывают у тех, кто очень близок к Богу.

В е н и а м и н. Простите, равви Соломон! Я уж так, по глупости... Хорошее вино, скажу вам!

С у с а н н а. Я очень рада, что вам нравится. Вот и предложите тост за молодых.

В е н и а м и н. Кто, я?

С у с а н н а. Конечно. Вы - опекун моей новой дочери и самый почётный гость.

В е н и а м и н. Ну, Сусанна...

Ж е н и х. Господин мой Вениамин скажет слово!

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Прошу тишины! Говорит Вениамин бен Хадад! (Аплодисменты, тишина.)

В е н и а м и н. Мои молодые друзья и старый мой друг Сусанна (гул одобрения), я не умею говорить. Мне легче похвалить угощенье, чем восславить торжество (смех). Но я знаю по опыту, что хорошая жена и счастливая семья - самое лучшее, что есть на свете (аплодисменты). Кроме того, я знаю и жениха, и невесту, а потому -верю, что сваты выбрали самым лучшим образом. Желаю им такого же счастья, каким наслаждаюсь я! Большего и не бывает. Благослови их, Бог Авраама!

В е н и а м и н. Ну, всё! Пускай музыканты поиграют.

Какое-то время музыка. Из общей беседы выхватывается голос Жениха.

Ж е н и х. Конечно, равви Соломон! Если вы хотите Его послушать...

Соломон. Хочу, хочу. Вот только как Вениамин...

В е н и а м и н. С удовольствием. Надеюсь, Он не будет на нас кричать. Люди едят всё-таки... А так все послушают, как же - пророк!

Ж е н и х. Вы предложите Ему, равви?

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Говорит равви Соломон!

Соломон. Дорогие друзья, мы собрались по радостному поводу. Самое время пировать и веселиться, ибо Господь наш - добрый Отец. Он любит, чтобы Его дети радовались добрым дарам. Но никто из нас не забыл, что Израиль ждёт искупления и праведного Божьего Царства. Я слышу, что среди нас - Пророк, возвещающий это Царство. Оставим же веселье, послушаем Его весть

(заинтересованный гул)
. Иисус бар Иосиф, уважьте старика, который навряд ли увидит Царство здешними, земными глазами! Расскажите, как Бог научил вас, - какое оно и скоро ли придёт?

И и с у с. Царство Небесное - здесь, внутри нас, а когда оно придёт, знает только Отец. Представьте, что у невесты - десять подружек. Пять - разумные, серьёзные девушки, другие пять - не очень. Ну, нарядились они получше, взяли светильники для шествия и пошли к невесте. Разумные думают: "А вдруг не хватит масла?" - и взяли запас на всякий случай, а неразумные заправили светильник, и всё. Жениха нет и нет, девицы задремали. Вдруг в полночь кричат на улице: "Идёт! Идёт! Встречайте!" Девицы спохватились, а у половины масло уже выгорело! Стали они просить: "Отлейте немного! Огонь погас!" Разумные отвечают: "Нельзя, нам самим не хватит. Идите лучше, купите". Те ушли, а жених и явился, начался брачный пир. Купили девицы масла, прибежали, стучат, кричат: "Пустите! Отворите!" - а жених говорит: "Кто вы такие? Да и вообще, уже поздно". И вот Я повторяю вам: не спите, ибо в любую минуту может прийти Сын Человеческий.

Пауза. Кто-то выговорил: "Спасибо". Все растеряны.

Гости. - Странно как-то... - Признаюсь, я не этого ждал! - А что Он, собственно, рассказывал? - Царство... м-да... - Ну, Сын Человеческий - это жених. -Нет, это Мессия, жених Израиля, как в "Песни песней". - Девицы-то совсем как ты, Рахиль! - Ну, мама! - Мне, знаете, даже не по себе...

С у с а н н а. Слышали, господин мой? Хорошо, а? Ни на кого не кричал, никого не ругал. Просто житейская история.

В е н и а м и н. Не знаю... Право, не знаю. Конечно, надо бы больше думать о Боге, но "уже поздно"... Страшные слова. Что скажете, равви?

Соломон (глубоко тронут). "Уже поздно"... Мне восемьдесят лет, и я не думал дождаться Царства. Но Жених пришёл в полуночи.

Р у в и м. Иссахар! Иссахар! На верхнем столе вино кончилось. Неси ещё!

И с с а х а р. Легко сказать. Я последний бурдюк выдоил.

Р у в и м. Ой-ой-ой! Святые пророки! Что же нам делать?

И с с а х а р. Да признаться.

Р у в и м. И опозорить хозяев?

И с с а х а р. Они не виноваты. Лишние гости пришли. Заливал бы поменьше!

Р у в и м. А ты бы побольше купил!

И с с а х а р. При чём тут я? Сколько велели, столько купил. Да чего теперь препираться!

Р у в и м. Какая беда! Вино кончилось!

М а р и я. Что, Рувим? Кончилось вино?

Р у в и м. Да, госпожа Мария. А они там просят.

М а р и я. Ах ты, Боже мой! Что же делать?

И с с а х а р. Сбегать купить, как эти девицы.

М а р и я. Уже поздно.

Р у в и м. Вот! "Уже поздно"!

Н а ч а л ь н и к      п и р а (сердито кричит). Рувим! Иссахар! Вина на верхний стол!

Р у в и м (в отчаянии). Сейчас, господин мой, сейчас!

М а р и я. Ужас какой! Нет, постойте... Иисус что-нибудь придумает. Иисус! (Громче.) Иисус!

И и с у с. Да, мама?

М а р и я. У них нет вина. (Пауза.) ты слышишь? Нет вина. Надо что-нибудь сделать. Пожалуйста, подумай!

И и с у с. Ну что Ты! Причем тут Я?

М а р и я (растерянно). Сынок! (Берёт себя в руки.) Прости, пожалуйста. Ты слишком долго Меня слушался. Это время прошло.

И и с у с. Моё время ещё не пришло.

А н д р е й (тихо). Иоанн, о чём это Он?

И о а н н. Не знаю, Андрей.

М а р и я. Чаши пусты, никто не поёт, никто не смеётся. Жених и невеста устроили пир, а угощать нечем...

И о а н н. Подождём, Госпожа моя. Посмотри на своего Сына, какое у Него лицо.

М а р и я. Рувим! Иссахар!

Слуги. Да, госпожа?

М а р и я. Что Он вам скажет, то и делайте.

И и с у с (словно во сне). Налейте воды в шесть больших сосудов.

Р у в и м. Воды?

М а р и я. Да.

С и м о н. Иоанн, что с тобой?

И о а н н. Здесь, среди нас - какая-то сила, словно сейчас поднимется ветер.

Р у в и м. Налили, Господин мой.

И и с у с. Теперь - зачерпните и отнесите начальнику пира.

Р у в и м. Воды? Хорошо. (Тихо.) Иссахар, Он в своём уме?

И с с а х а р. Не наше Дело. (Вскрикивает, роняет кувшин.)

Бог Авраама!

Р у в и м. Это не вода.

И с с а х а р. Это вино. Кого мы впустили в дом?

Р у в и м. Ангела? Беса?

И и с у с (коротко и сурово). Молчите. Там ждут вина.

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Вина-а! Разленились, рабы собачьи!

Р у в и м. Прости, господин мой. Мы кувшин разбили.

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Дураки безрукие! Налейте так. Дайте мне.

И с с а х а р. Сию минуту, господин мой!

И о а н н. Что с Тобой, Мария? Ты чуть не плачешь.

М а р и я. Я качала Его на руках, и вот - на Нём сила Божия. Когда ангел сказал Мне, что Я рожу Сына, Я славила Бога и пела: "Алчущих исполнил благ", Я просила - и не знала, чего прошу. Но Господь дал Мне с избытком. О Иисус, Сын Божий! Иисус. Мама!

Взрыв смеха у верхнего стола.

Ж е н и х. Что, открывал новый бурдюк?

Н а ч а л ь н и к      п и р а. Обычно сперва дают получше, а когда все опьянеют - тогда похуже. А ты вот сберёг напоследок самое лучшее вино.

Смех, крики, музыка.

Сцена II

Капернаум.

1. Дома у Вениамина.

Е в а н г е л и с т. В Капернауме жил один царедворец, и у него заболел сын...

В е н и а м и н. Сейчас, сейчас допишу. Присядь пока что...

И с с а х а р. Спасибо, господин мой. Хозяйка очень огорчится, что твоему сыну не лучше.

В е н и а м и н. Он при смерти, Иссахар. Лекари сказали, что надежды нет. Единственный мой сын!

И с с а х а р. Тяжела рука Господня.

В е н и а м и н. Бог даёт, Бог и забирает.

И с с а х а р. Да святится Имя Его.

Вениамин (глубоко вздохнув). Аминь. (Пауза. Перо скрипит по пергаменту.) Что ты накануне рассказывал про Иисуса?

И с с а х а р. Это всё правда, господин мой. Как Бог свят, всё - правда.

В е н и а м и н. Удивительно... Он положил что-нибудь в сосуды?

И с с а х а р. Он к ним и не подходил. И воды не трогал... и заклинаний не говорил. "Налейте", "отнесите" - и всё.

В е н и а м и н. Кто бы Он ни был, Он - не чародей. Они говорят темно и долго, поминают всякую нечисть. А он говорил просто, как дитя. И знаешь, Он - хороший человек. Я не такой уж богомолец, но свет - повидал, в людях разбираюсь. Какая бы сила у Него ни была, она - от Бога.

И с с а х а р. В Иерусалиме говорят...

В е н и а м и н. Его и там знают?

И с с а х а р. Он ходил туда на Пасху, вот недавно. Да, так они говорят, Он - Мессия.

В е н и а м и н. Мессия? Почему? Он творил чудеса?

И с с а х а р. Нет, господин мой. Мы тоже там были - хозяйка, молодые хозяева, весь дом. Стою я на второй день во

внешнем дворе храма... (Музыка, разные звуки, пока Иссахар рассказывает.) Ты знаешь, какой он, вроде рьшка - голубей продают, ягнят... И недёшево. Паломники эти ходят, козлы, волы...

Блеянье, мычанье, голоса: - Дай пройти-то! - Потише, потише! -Что? Пять шекелей за такую дрянь? - Не хотите - не берите. - А, дубина! Накидку порвал. - Грабеж, одно слово - грабеж. - Я дал пятнадцать драхм! - Прошу, прошу, госпожа. Кто следующий? - Семь шекелей, и все! - Девять. - Восемь. - Вы, часом, не вор? - Ну, знаете! -Тихо, тихо! Эй, поосторожней!

И с с а х а р. Сторговал я двух голубей, смотрю -что-то такое... Какие-то люди стоят на лестнице, с ними - этот Иисус. Ну-у, прямо и не расскажешь! В одной руке - свиток, в другой - вроде бы кнут, такая плетка. Только что волосы светлые, а так - Иоанн Креститель, как вылитый! А когда заговорил...

И и с у с. Сыны Израиля! Избранные Богом! Разве это не дом Господень? Разве вы - не Его народ? Ссоры, свары, торговля - и где? Во дворах Господа! Берегитесь! Что сказал Малахия? "Внезапно придет в Храм Свой Господь, Которого вы ищете. И очистит сынов Левия, и переплавит их, как золото и как серебро, чтобы приносили жертву Господу в правде". Слышали? "В правде"! А вы? Прочь от Меня, лжецы и воры! Я не потерплю вас в доме Отца!

И с с а х а р. И ка-ак Пошел хлестать... Всех выгнал! Столы у менял перевернул, деньги сыпятся... ( Крики: - Это мои! - Голуби! - Помогите! - Мое... - Мое... - Мое... - Так им, гадам! Поделом!.. Топот, хлопанье крыльев и т. п.) Охрана хотела вмешаться, а старейшины не дали. Я рядом стоял, слышал.

Левит. Какой скандал! Конечно, вы вмешаетесь.

1-й     с т а р е й ш и н а. Нет. Будет хуже. Народ не любит торговцев.

2-й     с т а р е й ш и н а. Я вам говорил, надо регулировать рынок и контролировать цены!

3-й     с т а р е й ш и н а. Очень может быть. Но не в этом дело. Опасный человек... Поведет их за Собой, будет заварушка.

1-й     с т а р е й ш и н а. Вы слышали? Он сказал: "Внезапно придет в Свой Храм Господь".

2-й     с т а р е й ш и н а. Ну и что?

1-й     с т а р е й ш и н а. Это - пророчество о Мессии. Я не удивлюсь, если этот Иисус назовет Себя Помазанником.

3-й     с т а р е й ш и н а. Вы думаете? Ничего не выйдет.

2-й     с т а р е й ш и н а. А если Он и вправду Мессия?

1-й     с т а р е й ш и н а. Он? Вы шутите! Но осторожность не повредит.

3-й     с т а р е й ш и н а. Однако что-то сделать надо. Что вы предлагаете?

1-й     с т а р е й ш и н а. Эй, кто-нибудь! Левиты! Идите к Нему, приведите Его сюда. Мы попросим дать нам знамение. Не сможет - посадим как шарлатана и подстрекателя.

2-й     с т а р е й ш и н а. А если даст?

1-й     с т а р е й ш и н а. Что ж, любезный Шадрах, препоручим Его тебе. Признавай Его Мессией, на свой страх и риск.

Левит. Я все передал. Он ответил...

3-й     с т а р е й ш и н а. Да?

Левит. Что вы можете прийти к Нему.

3-й     с т а р е й ш и н а. Какая наглость!

1-й     с т а р е й ш и н а. Что я говорил! Тонкая игра! Шадрах, что ты делаешь?

2-й     с т а р е й ш и н а. Пойду к Нему... Вам бы тоже лучше пойти.

И с с а х а р. Он стоял, улыбался - так, немного, пропускал сквозь пальцы эти веревки. Шадрах обратился к Нему:

2-й     с т а р е й ш и н а. Господин мой, что все это значит?

И и с у с. Ты, старейшина Израиля, спрашиваешь Меня? В Писании сказано: "Дом Мой назовут домом молитвы", а вы превратили его в воровской вертеп.

3-й     с т а р е й ш и н а. При чем тут Ты?

С и м о н (внезапно, громко). Сказано: "Ревность по доме Твоем снедает меня"!

А н д р е й. Симон! Тише.

1-й     с т а р е й ш и н а. Если Ты взял это на Себя, не дашь ли нам знака Своей власти?

И и с у с. Дам. Разрушьте Храм Господень, и Я отстрою его за три дня.

1-й     с т а р е й ш и н а. Разрушить?..

3-й     с т а р е й ш и н а. Его строили сорок шесть лет! А Ты восстановишь за три дня?

И и с у с. Вы слышали, что Я сказал, и все здесь - Мои свидетели. А теперь - не пропустите ли?

1-й     с т а р е й ш и н а. Да ну, пусть идет!

3-й     с т а р е й ш и н а. Что с Ним спорить!

1-й     с т а р е й ш и н а. Надо думать, не в себе.

2-й     с т а р е й ш и н а. Умный человек! Вы попросили знака, Он не отказал, только поставил невыполнимые условия. Кого-кого, а Его в дураках не оставишь. С Ним надо осторожно, Он - и храбр и умен.

1-й     с т а р е й ш и н а. Он опасен... Начинается служба. Сообщу обо всем первосвященнику.

И с с а х а р. Старейшины ушли, а Иисус спустился в город. Толпа следовала за Ним и слушала весть о Царстве.

В е н и а м и н. Удивительно... Все удивительно: и Он, и эта история. Вот письмо, Иссахар, а вот тебе за труды.

И с с а х а р. Спасибо, господин мой. Надеюсь, скоро будут вести получше.

В е н и а м и н. Как Бог рассудит. До свиданья. Да, где Пророк?

И с с а х а р. Мы ушли раньше Него. Говорят, Он вернется в Кану.

В е н и а м и н. Попытаюсь Его увидеть... До свиданья.

И с с а х а р. До свиданья, господин, и спасибо.

Вениамин (один). Чудеса, знамения, пророчества... Сколько нового на свете! А сын мой умирает. Смилуйся, Господи, надо мной, старым, одиноким! (Хлопает в ладоши.) Доркас! Доркас!

Д о р к а с. Да, господин мой.

В е н и а м и н. Лекарь был? Ну, как... Нет, не говори! Ты плачешь, все понятно. О, Господи, Ты воскресил сына вдовы рукою пророка! (Внезапно меняет тон.) Доркас!

Д о р к а с. Да, господин мой?

В е н и а м и н. Беги на конюшню... Пусть ведут двух коней... Со мной поедет конюх.

Доркас убегает, крича: "Коней господину..."

А вдруг?.. Попытаюсь... Эй, вы! Обуться! Если бы я Его упросил... Что Ему дать? Денег? Дом? Ах, дурак я, дурак, таких не подкупишь! Доркас, плащ! Где кони? Быстрей, быстрей... Так! Нет, ни меча, ни кошелька, ничего не надо. О, сын мой, сын мой! Я готов. Елеазар, сюда!

Д о р к а с. Куда ты едешь, господин мой?

В е н и а м и н. В Кану... в Иерусалим... не знаю. Туда, где пророк Иисус.

Галоп; постепенно затихает.

2. На дороге

Е в а н г е л и с т. Он пришел опять в Кану Галилейскую, где превратил воду в вино.

И а к о в. Зачем ты споришь, Андрей? Мы дали слово и как-нибудь выдюжим.

А н д р е й. Хорошо тебе говорить. У вас с Иоанном отец богатый. А у меня и у Симона помощи нет ни от кого, он еще жену содержит, семью.

С и м о н. Говори о себе! Мы с женой все обтолковали, она меня поняла. И вообще, рыбу мы хоть редко, а ловим. Много ли нам надо? Хлеба, масла, олив или там фиников...

А н д р е й. Одежда на деревьях не растет. У меня сандалии прохудились.

И а к о в. Ну, Андрей! Вечно ты ноешь! Подожди, в Царстве все уладится.

А н д р е й. Это конечно, но когда оно придет? Ходим по Галилее, ходим... (Иаков смеется.) Перестань!

И а к о в. Очень уж ты смешной.

А н д р е й. Я устал, мне жарко. И вообще, мне плохо. Вы совершенно ни о чем не думаете...

С и м о н. Давай, успокойся, чтобы Иоанн тебя таким не видел.

А н д р е й. Иоанн! Ему-то что! Мечтает, болтает, ничего не видит. Сказал тоже, Иоанн!

И а к о в. Не трогай моего брата!

А н д р е й. Хорошо, хорошо. Только вы оба, знаешь ли...

И и с у с. Дети, дети! Из-за чего вы ссоритесь?

А н д р е й (угрюмо). Из-за денег.

И и с у с. Не надо. Нельзя служить двум господам. Или ты служишь Богу, или - своей корысти.

А н д р е й. Я беспокоюсь, как мы справимся. Есть надо, одеваться - надо...

И и с у с. А беспокоиться не надо. Жизнь не только еда, и тело дороже одежды. Живите, как птицы, со дня на день: они не сеют, не жнут, не запасают пищу на зиму, а Бог все равно их кормит. Или вот цветы - не прядут, не ткут, а Соломон во всей своей славе так не одевался! Если Бог заботится о траве, которая цветет один день, а назавтра ее дают скоту, неужели Он о вас не позаботится? Вы важнее для Него, чем трава. Как у вас мало веры! Не загадывайте наперед, так делают мирские люди. Будущее само о себе позаботится, не беспокойтесь раньше времени.

А н д р е й. Прости меня, Учитель. А все-таки...

И и с у с. Препоручите все заботы Богу. Просите, и Он даст; ищите, и найдете; стучите, и все двери отворятся. Если бы кто из ваших детей попросил у вас хлеба, разве вы дадите ему камень? Если он попросит рыбы, разве вы дадите змею? Что ты сказал, Симон?

Стук копыт, все ближе.

С и м о н. Я всегда даю сыновьям самое лучшее.

И и с у с. Вот! Если вы, грешные люди, это знаете, насколько же лучше и добрее обходится с нами Отец!

И о а н н. Учитель, осторожно! Они нас затопчут!

В с а д н и к (осаживая коня рядом с ними). Эй, вы, деревня! Мы ищем человека по имени Иисус бар Иосиф!

И и с у с. Это Я.

Всадник. Да? Что ж, Ты нужен господину. (Зовет.) Господин мой, это Он!

В е н и а м и н. Слава Богу! Иисус, я Тебя всюду ищу. Может быть, Ты меня помнишь... Вениамин бен Хадад из Капернаума... мы виделись на свадьбе. Я искал Тебя в Кане, но мне сказали, что Ты ушел. Дай Бог, чтобы не оказалось поздно!

И и с у с. Чего же ты хочешь от Меня?

В е н и а м и н. Сын у меня заболел, единственный сын. Умоляю Тебя, идем в Капернаум! Исцели его, если он жив... Врач сказал, счет идет на часы... прошло семь... полдня. Вот конь, садись, поедем.

И и с у с. Почему ты ко Мне пришел?

В е н и а м и н. Ты пророк, у Тебя есть сила. Слуги говорили мне в Кане, что Ты сделал. Коснись моего сына, это ему поможет! Идем, идем! Зачем мы теряем время? Да, я не очень благочестив, но если Ты его спасешь, я сделаю все что угодно! Я буду служить Богу... я стану лучше... я поверю всему, чему Ты учишь...

И и с у с. Все вы одинаковы. Пока не увидите чуда, не верите.

Вениамин (в отчаянии). Я сам не знаю, что говорю... Не обращай внимания... Только пойдем, а то не успеем!

Пауза.

И и с у с. Иди домой. (Вениамин вскрикивает.) Твой сын не умрет.

В е н и а м и н. Но Ты... Ты...

И о а н н (тихо и пылко). Господи, сделай так, чтобы он поверил!

И и с у с. Сказано тебе, не умрет.

Вениамин (не сразу, с глубоким и радостным вздохом). Я Тебе верю.

И и с у с. Значит, все будет по твоей вере. Иди с миром.

В е н и а м и н. Спасибо Тебе. Благослови Тебя Бог. Елеазар, коня!

С л у г а. Он что, не идет? Взять Его силой?

В е н и а м и н. Нет, нет, все в порядке. Он говорит, все будет в порядке. Едем домой.

Перестук копыт, все тише. Потом - все громче.

С л у г а. Смотри, господин!

В е н и а м и н. А? Что? Я уснул в седле... Уже поздно. Где мы?

С л у г а. Входим в Капернаум.

В е н и а м и н. Какой свежий воздух! Хорошо вернуться домой.

С л у г а. Надеюсь, господин мой.

В е н и а м и н. Что ты хочешь сказать?

С л у г а. Какие-то люди идут к нам. Кажется... да, это Доркас и слуги... Господин мой, приготовься! Если... если они...

В е н и а м и н. Не суетись, Елеазар! Помнишь? "...Будет по твоей вере". Они машут нам! Они кричат! Я не слышу...

С л у г а. Доркас бежит, как заяц.

Д о р к а с. Господин! Господин мой!

В е н и а м и н. Что? Что с ним? Он жив?

Д о р к а с. Слава Господу Богу! Он жив. Ему лучше!

В е н и а м и н. Мой сын не умрет.

Д о р к а с. Слава Богу, слава Богу!

В е н и а м и н. Да, Богу... Отдышись. Когда ему стало лучше?

Доркас (поспокойней). Мы думали, все. Голова - как печка... сил нету... Одно слово, гаснет. Я говорю: "Только б отец его застал!" Смотрю - не дышит. Закрыла ему фартуком лицо, а хозяйка и скажи, быстро так: "Доркас! Что это?" Я взяла его за руку, она - холодная, мокрая. Смотрю - а он дышит, спит, прямо, как младенец. (Разражается рыданиями.)

В е н и а м и н. Когда это было?

Д о р к а с. Вчера, в седьмом часу.

В е н и а м и н. В седьмом часу, Елеазар. Теперь ты веришь? Тогда Он сказал мне: "Твой сын не умрет", а я Ему поверил. Слушай меня, Иисус, где бы Ты ни был! Я не знаю, Кто Ты: ангел, пророк, Мессия, - но призываю всех в свидетели: слово Твое - истина!

Е в а н г е л и с т. А Иисус пришел в Кану, потом - в Капернаум. К Нему приносили больных и одержимых, Он накладывал на них руки и всех исцелял.

Другие материалы по теме
Категория: Дороти Л. Сэйерс | 15.11.2007
Просмотров: 898 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz