Понедельник, 21.08.2017, 10:18
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Только для православных. Что стоило бы удалить из чинопоследования литургии?
Всего ответов: 133
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Дороти Л. Сэйерс

4. Наследники Царства

Действующие лица

Евангелист

Иисус

Филипп

А н д р е й

С и м о н (Пётр)

Иаков

Иоанн

Нафанаил (Варфоломей)

Матфей

Иуда Искариот

П р о к л, римский сотник

С о с и й, старый воин, его друг

Хозяин гостиницы

К а и я ф а, первосвященник

Б а р у х, зилот

Сторонник Ирода

1-й старейшина

2-й старейшина (Ш а д р а х)

3-й старейшина

Никодим

Соломон

Ученики Иоанна Крестителя

Толпа

Филипп простодушный и молодой, как щенок, и такой же милый. Огрызается на Матфея с грубостью школьника, тут же кается. Позже, на Тайной вечере, именно он скажет великие слова "Господи, покажи нам Отца" - и получит самый великий ответ, который только слышали люди. Сейчас он просто страдает, что так оплошал.

С и м о н (Пётр) - в Евангелиях он на удивление един. Жизнь его - череда каких-то вспышек, он то в озарении, то проваливается, события как бы накатывают на него, и тогда он сам не знает, что говорит. Именно так рассказывает он о чудесном улове. (Другие подобные минуты - Преображение, когда он смутился и порол невесть что, и исповедание "Ты - Сын Бога Живого", когда он говорил голосом Откровения). Когда он не вдохновлён, он может сказать глупость, и Христос его укорит (я ввела это в сцену с Прок-лом, предваряя серьёзные упрёки - "Отойди от Меня", "Если Я не умою тебе ног...", "отречёшься трижды"). Актёр должен помнить об этих сценах, когда рассказывает о рыбе.

Иоанн в этой пьесе ничем особым не отличается. Важно, чтобы он не рассказывал с чувством о воскрешении сына вдовы. Тут нужен ужас перед священным, больше ничего. Может быть, он говорит хрипло, почти шепчет.

Иуда - с тех пор, как мы его видели, он превратился из бойкого в очень умного молодого человека. Пусть актёр и не думает, что Иуда неискренен. Он страстно, пылко искренен. Мало того, он видит истинный свет, но не прямо, а в зеркале своего разума. Он очень одарён, и зелот совершенно прав, предполагая, что он, как Адам, падёт от гордыни. Он мог бы стать самым великим в Божьем Царстве, а стал самым плохим - cormptio optimo pessima [Хуже всего - искажение лучшего (лат.)] Иисус "знает, что в человеке" и знает, какую опасность несёт Иуда. Но что поделаешь? Царство ставит на таких людей, которые могут стать или великими святыми, или великими грешниками. Блистательный ум нужно принять со всеми его опасностями. Вряд ли Иисус как человек предвидит в точности, что Ему сделает Иуда. Он знает, вернее - чувствует, что Иуда поможет выполнить волю Отца.

П р о к л - наш старый друг из первой пьесы. Сейчас ему 58 лет. После распятия именно он скажет: "Поистине, это - Сын Божий", и открытая могила, если он услышит о ней, его не удивит.

Сцена I

Галилея

Е в а н г е л и с т. Когда Иисус вылечил много больных, он увидел мытаря Матфея, собирающего налоги, и сказал ему: "Иди за Мной". Тот бросил всё, встал и пошёл. И был Иисус в Галилее с учениками.

Ф и л и п п (кончая длинный, жалобный рассказ). ...А он говорит: "Как, верно?" - а я говорю: "Да вроде верно". Пришёл домой, посмотрел - шести драхм не хватает.

А н д р е й. Шести драхм! Ну, знаешь!

Ф и л и п п. Вы уж простите... я виноват...

С и м о н. Ещё бы! Мы с Андреем, Иоанн с Иаковом ночи напролёт ловим рыбу, для всех стараемся, а ты зеваешь.

Ф и л и п п. Да сказано, виноват. Вроде бы он всё отсчитал...

М а т ф е й. Зелен ты, милый. С ними глаз да глаз. Они та-акое умеют, не поверишь!

Ф и л и п п. Тебе видней. Я налогов не собирал.

И о а н н. Филипп! Что ты!

М а т ф е й. Да, верно, и я в своё время знал ходы-выходы. Как говорится, себя не забывал. Сейчас не в том дело. Нельзя ушами хлопать, голубчик. Это же общие деньги, не твои.

И о а н н. Ну и что? Учитель сказал, чтобы мы не заботились о деньгах. Правда, Учитель? Пусть пользуется, бедный грешник... если тут будет польза.

М а т ф е й. Что ж, пусть так пусть. А сказать надо. Вот так, к примеру: "Друг, ты меня обжулил, но Бог с тобой, бери, мне не жалко". Может, устыдится. А ушами хлопать - нет, нельзя. Такие, вроде тебя, в соблазн вводят. Прости меня, Господи, уж я-то знаю. А? Что, Учитель?

И и с у с. Вот, Я вам расскажу. У одного богатого человека был управляющий. Как-то он узнал, что этот управляющий нечист на руку. Ну, он его позвал и сказал: "Мне говорят про тебя дурно. Придётся тебя уволить. Принеси-ка записи, я всё проверю". Управляющий подумал: "Что делать? Пахать я не умею, просить - стыжусь... А, вот, сделаем-ка так". Позвал он всех, кто должен хозяину, и говорит: "Сколько ты должен?" - "Сто мер масла". - "Напишем пятьдесят". (Матфей, не сдержавшись, фыркнул). Спрашивает другого: "А ты?" - "Сто мер зерна". - "Пусть будет восемьдесят". (Матфей смеётся).

И о а н н. А хозяин не узнал?

М а т ф е й. Куда ему!

И и с у с. Узнал, узнал. И сказал слуге: "Однако ты и мошенник! Но молодец, ничего не скажешь, молодец".

М а т ф е й (хлопает себя по ляжке). Ха-ха-ха! Вот здорово!

И и с у с. Видите, мирские люди мудрее в своих делах, чем вы - в делах Божьих. Они что-то крутят, думают, стараются. Учитесь жить в миру и заводить там друзей, чтобы, когда всё мирское откажет, вы знали путь к их сердцу. Надёжный в малом надёжен и в большом. Если вы не справитесь со здешними делами, можно ли вам доверить сокровища небес?

Ф и л и п п. Учитель, мне трудно Тебя понять. Вообще-то одно я понял, плохо быть глупым. Мне жаль, что я обидел Матфея. Пусть он ведает нашими деньгами, а я научусь мирской премудрости.

М а т ф е й. Ну, ну! Учитель, пожалуйста, не надо! Мне опасно иметь дело с деньгами. Понимаешь, так уж я рос... да, покаялся, но лучше мне их не касаться. Я за себя не ручаюсь. Не искушай меня, подожди, я ещё только начал!

И и с у с. Господь милостив к слабым. Он не обопрётся о надломленный тростник, не погасит тлеющего льна. (Стук в дверь). Иоанн, посмотри, кто там.

Иоанн открывает дверь. Входит Иуда.

И у д а. Простите, не здесь Иисус из Назарета? Да это Иоанн! Здравствуй.

И о а н н. Иуда! Ах ты, как хорошо! Андрей! Симон! Смотрите, кто у нас! Учитель, это Иуда Искариот. Мы с ним были у Крестителя. Иуда пошёл за ним в темницу.

И у д а. Здравствуй, Учитель.

И и с у с. Здравствуй, Иуда. Заходи, ради брата Моего Иоанна.

И у д а. Он шлёт Тебе привет. И вам всем... Андрей! Симон! Как хорошо, я опять с вами! А где Иаков?

И о а н н. На крыше, с Нафанаилом. Я их кликну. Иаков! К нам Иуда пришёл!

Крик: "Сей-ча-ас!"

С и м о н. Садись, Иуда, расскажи, что нового. Да, это - Матфей. У тебя ноги в пыли, пойду воды принесу.

И у д а. Спасибо, Симон. А, вот и ты, Иаков! Как дела?

И а к о в. Раз ты здесь, и желать больше нечего! Нафанаил, это - Иуда. А как... как Иоанн? У него всё хорошо?

И у д а. Орлу в клетке и то лучше. Он - в крепости Махерон, у Мёртвого моря.

И о а н н. У Мёртвого моря? Там так мрачно!

И у д а. Зато не так уж опасно. Глядишь, царица о нём и забудет. Ирод его в обиду не даёт. Ему неплохо... если может быть неплохо в соляной пустыне. Друзья приходят к нему, рассказывают новости. Мы много слышали о Тебе, Учитель, дивились Твоим делам. Иоанн беспокоен. Он смотрит в окно на белую соль и говорит: "Да, да, всё так... но Ирод правит здесь, кесарь - везде. Когда же воцарится Господь?" Меня и ещё двоих он послал спросить, что Ты думаешь делать.

И и с у с. Посмотри, послушай и расскажи ему.

И у д а. И ещё: он просил обо мне...

И и с у с. Да?

И у д а. Он велел передать: "Брат и Учитель, прими моего ученика, который стал мне сыном. Я научил его всему, чему мог", - это он говорит, но он понимает больше меня. "Я не хочу, чтобы он томился в пустыне, тщетно надеясь".

И и с у с. Ты с ним согласен?

И у д а. Учитель, я люблю его и почитаю. Но он всегда говорил, что за ним идёт Другой. Он, как Моисей, смотрит на Царство, куда не войдёт. Не Моисей, а Иисус привел в Ханаан Израиля. Смотри-ка! Тоже Иисус. Ангел Господень знал, как Тебя назвать. Наверное, новая земля - совсем другая, чем мы думаем, и путь в неё скрыт, и всё в ней иначе.

И и с у с. Один человек из синедриона приходил ко Мне тайно, ночью. Его зовут Никодим. Он спрашивал обо всём этом, и Я сказал ему: "Если ты не родишься заново, ты не увидишь Божьего Царства". Он не понял. Я снова ему сказал: "Если не родишься от воды и Духа, ты не войдёшь. Дух дышит, где хочет. Ты слышишь его, но никто не знает, откуда он; так и те, кто от него родился".

И у д а. Иоанн крестит водой, Ты - духом. Но что знает вода о духе, её колеблющем?

И и с у с. Ты тонок и умён... и, наверное, храбр. Это великие дары. Если Бог столько дал, Он много спросит... А верным ты можешь быть?

И у д а. Надеюсь. Если я положу руку на плуг, я не обернусь, когда борозда потечёт слезами и кровью.

И и с у с. Да, ты прав. Берегись, чтобы слова твои не оказались точней, чем ты думаешь. Что ж, если решился, иди за Мной. Всё, что сказали обо Мне пророки, должно исполниться, и ничего не бывает без воли Отца. (Пауза.) Займите нашего друга, Я пойду Один. (Выходит).

А н д р е й. Что ты с Ним сделал, Иуда? Когда Он такой, я Его не понимаю. А ты вроде понял...

И у д а. Андрей, ты не знаешь, Кто рядом с тобой. Ты тут сидишь, а мир вот-вот перевернётся. Как по-твоему, кто этот Человек?

Ф и л и п п. Мы думаем, что Он - Мессия, Который восстановит Израильское царство.

Н а ф а н а и л. Сила Господня с Ним, это уж точно. Он наложит руки - и больной здоров. Да и другие чудеса...

С и м о н. Помню, как я понял, что Он - особенный. Он сидел в нашей лодке, говорил о Божьей любви. Очень

хорошо говорил! Мы устали за ночь, а всё забыли, слушали. И вдруг Он словно бы ожил, весёлый такой, кричит: "Кидайте сети, вот сюда!" Я говорю: "Да не стоит. Мы всю ночь трудились, ничего нету. Ну, если хочешь, закинем". И что бы вы думали? Сеть чуть не порвалась, столько рыбы, еле вытащили. Я прямо себя не помнил - устал, что ли? Как упаду перед Ним на колени, как заору: "Уйди Ты от нас, я грешный человек, не выдержу!" А Он смеётся и отвечает: "Ничего, не бойся. Иди за Мной, и Я научу тебя ловить не рыбу, а людей". Конечно, потом мы и не то видели, но вот этого - в жизнь не забуду. Солнце светит, рыба скачет, блестит... Так я узнал, что Он - особенный. Матфей. Да, я вам скажу, тут у нас держись! Ходит с нами, говорит, смеётся, ест - а ты всё время знаешь, что недостоин Его коснуться. Помню, как я Его увидел. Понимаешь (обращается к Иуде), Я был мытарем. Вижу, вижу, что ты об этом думаешь. Грязные псы, служат властям, наживаются на братьях... Это верно. Так вот, сидел я тогда на улице, а, надо тебе сказать, дела у меня шли неплохо. Сижу себе и думаю: "Ах, ловко я их обкрутил, дураков деревенских! Собрал ещё немножко про чёрный день". Смотрю - Он стоит. "Ну, - думаю, - пророк. Сейчас браниться будет. А-а, ладно, чего там, собака лает..." Смотрю это на Него, Он на меня, так это, знаешь, насквозь, до самого дна. А там -грязь. Прямо вместе с Ним вижу - грязь, мерзость. Переминаюсь с ноги на ногу, а Он улыбнулся (вы-то знаете, как Он р-раз - и улыбнётся)... и говорит: "Иди-ка за Мной". Я ушам своим не поверил. Вылезаю, а Его нет. Пошёл и я за Ним. Люди смеются, кто-то плюнул... да ладно, мне-то что!

И о а н н. Это не мы смеялись, Матфей.

М а т ф е й. Ну что ты, я знаю... Дошёл Он до моего дома, остановился, подождал. Я говорю: "Зайдёшь?" - а Он: "Да, если можно". Я говорю: "Пообедай с нами, только не обессудь, народ у меня..." - "А что?" - "Ну, тут для Тебя не место. Сам знаешь, как я на жизнь зарабатываю". - "Знаю, это неважно". Я чуть со стыда не умер, лучше бы Он меня ругал! Зашёл Он, сел, вы с Ним все зашли - и ничего, один я удивляюсь.

А н д р е й. Мы удивляться перестали.

Ф и л и п п. Фарисеи, те удивились. Помнишь? "Ну, знаете! Этот ваш Учитель мог бы разобраться, где приличные люди, где - всякая шваль!"

М а т ф е й. А Он им и ответь: "Здоровым врач не нужен". Да... "А больным - нужен. Важным, почтенным людям Мне нечего сказать. Моя весть - для грешников. Уходите". Так и говорит - "уходите, читайте Библию, пока не поймёте, что значит "Милости хочу, а не жертвы"". Я Ему говорю: "Учитель, возьми меня с Собой". Он согласился, я пошёл, и вот я с вами.

И у д а. Что же стало с твоим имуществом?

М а т ф е й. Не знаю. Через неделю брат меня отыскал, а я ему говорю: "Продай всё чохом или делай что хочешь". С тех пор я живу хорошо. Слушаю Его, вижу, что Он делает. Помните этого, у Вифезды? Тридцать восемь лет не ходил, всё лежал на тюфячке. Учитель ему сказал: "Встань". Он встал. "Бери тюфяк". Берёт, кладёт на плечо - и пошёл! Ну, тут такое поднялось!

И у д а. Почему?

С и м о н. Старейшины рассердились, дело было в субботу. Нельзя тюфяки таскать!

М а т ф е й. Нет, ну зануды! Прошлую субботу идём полем, проголодались, сорвём колосок-другой, разомнём и едим. Тут идут эти, фарисеи. Морды вытянули: "Разве можно готовить еду в субботу?" Готовить, это надо же! Учитель говорит: "Суббота для человека, а не человек для субботы. Поэтому Сын Человеческий и ей Господин".

И у д а. "Сын Человеческий"? Так и сказал? Это же Мессия! А они что?

И а к о в. Да ничего. Конечно, ворчать - ворчали. Они Ему покажут...

И о а н н. Народ будет с Ним. Разве можно забыть, что было в наине? Видел бы ты, иуда! (Рассказывает с трудом, переживая заново свой тогдашний испуг). Хоронят мальчика. Мать-вдова плачет, рыдает. Иисус ей говорит: "не плачь", - и коснулся носилок. Носильщики остановились. Он говорит мальчику: "Встань"... тот садится... что-то спрашивает... Иуда, как нам было страшно! Он толкает мальчика к матери, чтобы она его обняла... Народ кричит: "Пророк! Пророк! Бог посетил нас!"

И у д а. Ты прав, они Ему покажут.

И а к о в. Я рад, что ты здесь, Иуда. Ты - умный, можешь предвидеть. И, по-моему, ты лучше нас понимаешь Учителя.

Ф и л и п п. Оставайся с нами! Кстати, ты считать умеешь?

А н д р е й. Иуда всё умеет, он умный.

И у д а. Спасибо тебе, Андрей. Два и два сложу, будет четыре.

Ф и л и п п. Тогда займись нашими деньгами. Меня один торговец надул на шесть драхм. Все сердятся. Учитель, и Тот целую лекцию прочитал про мирскую мудрость. Так что я с удовольствием передам всё тебе... Что такое, Иоанн? Что ты ищешь?

И о а н н. Свечи. Я слышу, Учитель идёт. Обычно Он читает перед ужином из Писания. Ты не уйдёшь, Иуда? Андрей, вот свеча. Дай огонька из печки.

И и с у с. Ну как, вы готовы?

И о а н н. Да, Учитель. Можно, Иуда послушает? Из какой книги Ты будешь читать?

И и с у с. Я прочитаю про Иисуса Навина. Но сперва Я хочу рассказать вам о Царстве. Оно - как сеть, куда попадают всякие твари: и плохие, и хорошие. Когда сеть полна, рыбаки вытягивают её на берег, садятся, выбирают хорошую рыбу, кладут её в корзины, а плохую или ядовитую выбрасывают. Так действует в мире Божий суд. Когда придёт время, ангелы выберут доброе, а злое выбросят в огонь. Там будет плач и горькая злоба. Понимаете, о чём Я говорю?

С и м о н. Да, Учитель. Очень хорошо понимаем.

И и с у с. Божьи суды записаны в истории. Каждый, кто читает Писание, чтобы узнать о Царстве Божьем, должен толковать настоящее через прошедшее. Он - как хозяин, который ищет по шкафам и полкам, чтобы взять и новые вещи, и старые... Что ж, дайте Мне свиток.

Сцена II

Иерусалим.

1. Двор небольшой гостиницы

Е в а н г е л и с т. Слава Его распространилась по Сирии, и шли за Ним толпы из Галилеи, из Иудеи, из Десятиградия. А фарисеи сговаривались с Иродом, как бы Его погубить.

П р о к л. Хозяин!

Хозяин. Да?

П р о к л. Вина, хлеба, сыру!

Хозяин. Сейчас, сейчас. Эй, ты! Вина господину сотнику! Где будешь есть, господин мой?

П р о к л. Вон там, под смоковницей.

Хозяин. Там сидит...

П р о к л. Я думаю, он возражать не будет. Простите... Ах ты, да это Сосий!

С о с и й. Прокл!

П р о к л. Давно не виделись!

С о с и й. Как живёшь?

П р о к л. Да ничего - для ветерана. А ты?

С о с и й. Неплохо, только вот нога... А ты служишь? Я думал, ты давно уволился.

П р о к л. Куда там! Я без службы пропаду. Слежу за порядком, учу новичков. Близко тут, под Капернаумом. Городок - два дома, но приятный.

С о с и й. А здесь что делаешь?

П р о к л. Ребят своих привёл. Вроде бы ждут беспорядков.

С о с и й. Когда их не ждут? Твоё здоровье! Напортачил Пилат с этой церемонией...

П р о к л. Я думал, император всё уладил.

С о с и й. Верно, уладил. Поддержал Ирода. А Пилату сказал, что надо уважать их чувства. В общем, щиты посвящали в Кесарии, а Ирод с Пилатом поссорились. Нехорошо, когда местные власти не ладят с императорскими.

П р о к л. Не люблю я этого Ирода. Одно слово, лиса. Дед был получше. Я при нём десять лет служил. Зверюга, это да, только не рычал, а править умел и с нами ладил.

С о с и й. Да уж, без умения с евреями не справишься.

П р о к л. Ладно, не так они плохи. Верно, обижаются, а вообще-то - люди как люди. Я со своими ничего, не ссорюсь. Попросили денег на синагогу, я дал и строить помог. Очень рады были!

С о с и й. Ещё бы! А вот ты попроси построить тебе храм, что они запоют? Ты ихнему Ягве помогаешь, а они Юпитеру помогут? То—то и оно! Такая у них, как её, религиозная нетерпимость. Между собой и то дерутся, прямо коты. Завелись из-за какого-то пророка. Только для того и мирятся, чтобы кого-то потравить. Не любят они самостоятельных людей! Нынешний пророк - Он без всяких этих партий. Кстати, не из твоих ли Он краёв? Иисус бар... - как Его? - да, бар Иосиф. Что ты о Нём знаешь?

П р о к л. Не так уж много. Сын плотника, жил в Назарете, вроде бы творит чудеса. Я Его видел, Он мне понравился. Хороший человек, и что-то в Нём такое... божественное. Если бы Аполлон жил тут, с нами, он был бы на Него похож.

С о с и й. Аполлон Целитель? Знаешь, твой Иисус исцелил многих в Иерусалиме, но в какой-то не такой день, самые набожные обиделись. Да и вообще, власти Его не любят, боятся. Неровен час, станет этим, как его, национальным вождём. Пилат беспокоится, но зря. Ничего такого не будет, Иисуса не поддержат, очень уж Он широк. Всякая шваль за Ним ходит - рыбаки, мытари. Что с них толку! Ты тут останешься?

П р о к л. Нет, скоро уйдём. Домой пора, жена соскучилась.

С о с и й. Дома всё в порядке?

П р о к л. Да ничего, только один слуга болеет, врачи с ног сбились. Тоже хороший человек, жаль его терять.

С о с и й (весело). А ты попроси своего Аполлона, пусть чудо совершит.

П р о к л. Да, надо бы. Только не знаю, согласится ли. Всё-таки римляне... Попросить, что ли, наших старейшин? Пусть с ним поговорят.

С о с и й. Ты ж им синагогу построил, в конце концов! Эй, что это?

1-й     с т а р е й ш и н а. Прости, господин, ты часом не знаешь, где все соберутся, в старом зале или в новом?

С о с и й. Вроде бы шли к первосвященнику.

1-й     с т а р е й ш и н а. Значит, там.

2-й     с т а р е й ш и н а. Очень может быть. Это же так, встреча.

1-й     с т а р е й ш и н а. Спасибо тебе, господин. Ах ты, далеко идти! Совсем опоздаем.

2-й     с т а р е й ш и н а. Пойдем через двор храма.

2. Дом первосвященника

Старейшина (тот, которого мы видели в храме, в 3-й пьесе)...Надеюсь, все согласятся, что этому надо положить конец. Гул одобрения.

Не будем спорить о том, творит ли Он чудеса. Возможно, Он шарлатан. Возможно, Он чародей. Дело не в этом. Дело в том, что Он внушил глупым людям, что Он - Мессия. Они могут восстать. Рим примет меры. Нужны ли нам вспышки фанатизма?

Б а р у х. Господин первосвященник! Я решительно протестую против последней фразы уважаемого оратора. Не намекает ли он на партию зелотов, к которой я принадлежу? Священное рвение... а... хм... священно. И потом, хорошенький довод - не дразнить язычников! Да, я против Иисуса бар Иосифа, но по той простой причине, что Он оскорбляет Духовных вождей, открыто искажает закон, водится с римлянами, с самарянами, что там - с презренными мытарями, которые сосут наш избранный народ, чтобы угодить риму. (Слушайте! Слушайте!) Царство восстанавливать Он не собирается.

Голос: "Он говорит, что оно пришло!"

Б а р у х. Но как? В каком-то туманном, мистическом смысле. Нет, господа, проповедует Он Себя, Свою драгоценную персону. Если Он что и установит, то новый культ. Хотите, чтобы Иисусу посвящали храмы? Чем божественный плотник хуже божественного кесаря? (Сердитый шум). Мало вам кощунств при Ироде Великом?

С то р о н н и к     И р о д а. Позвольте, позвольте! Господин Кайяфа, что же это такое? Он оскорбил царский дом! Ирод Великий никогда не допускал в Иудее идолопоклонства.

Г о л о с: "Как насчёт Сирии?"

С т о р о н н и к. Если сирийские язычники воздвигали храмы в его честь, это, в конце концов, их дело. А мы своими распрями ослабили его власть, и Рим аб-со-лют-но поработил нас. Единственный шанс на освобождение -верность династии. Все эти расколы только вредят стране. Мы пойдём к победе не под знамёнами какого-то галилейского плотника, а под знамёнами Иродова дома.

1-й     с т а р е й ш и н а. По слову пророка, Мессия родится в доме Давидовом. Ирод вообще идумеянин. Он самовольно взял власть.

Ш а д р а х. Если верить Иисусу, Он - из Давидова дома.

3-й     с т а р е й ш и н а. Мы отвлекаемся, господа! Никто не предлагал поддерживать Иисуса. Задача наша в другом - как от Него избавиться, не вызывая беспорядков, которые, в свою очередь, вызовут вмешательство Рима. Пилату совершенно безразлично, что оскорбляют нашу веру. Вот если бы запахло оскорблением императора...

Б а р у х. Неужели мы дошли до этого?

Крики, волнение.

К а й я ф а. Старейшины Иерусалима!

Г о л о с: "Говорит первосвященник! Тише!" Все замолкают.

К а й я ф а. Насколько я понял, вы хотите натравить друг на друга Иисуса и римлян, другими словами - чтобы римляне всё сделали за нас. Весьма дипломатично. (Смех). Итак, мы попытаемся втянуть Его в такой разговор, чтобы Он публично предъявил Свои претензии, которые можно истолковать как призыв к восстанию. Кроме того, неплохо, если Он нарушит какой-нибудь римский закон, скажем - откажется платить подать. Вы это имели в виду?

3-й     с т а р е й ш и н а. Господин первосвященник очень точно меня понял.

К а й я ф а. Что ж, тогда мы можем.... Кажется, Шадрах хочет что-то сказать. Да?

Ш а д р а х. Я вот что скажу: Иисус - не дурак, подловить Его нелегко. Кроме того, мы не знаем, чего Он, собственно, хочет. Людей Он и объединил, и разъединил. Словом, Мессия Он или кто, противник - серьёзный.

Б а р у х. Именно, именно. Разрешите? Хорошо бы поссорить Его учеников, а заодно и обеспечить... хм... внутреннюю информацию. Разрушим их изнутри.

К а й я ф а. Очень разумно. А конкретней?

Б а р у х. Я знаю одного человека, который может принести нам пользу. Раньше он ходил с Иоанном Крестителем, а теперь - с Иисусом. Я установил с ним контакт. Он умён, смел и предан Израилю.

К а й я ф а. Что легче, запугать или подкупить?

Б а р у х. Не так всё просто. Он - тонкий человек, грубые приёмы не пройдут. А вот обмануть себя самого -это да, пожалуй. Вот она, слабость умных людей. Сперва кичатся умом, потом - кривят душой. Так было с Адамом.

Хор голосов: "Верно! Верно!"

Никодим (резко и громко). А честно ли?

К а й я ф а. Никодим, что ты говоришь! Пусть слабый падает в яму, которую выкопал. Насколько я понял, вы согласны, чтобы зелот Барух вступил в переговоры... как, кстати, его имя?

Б а р у х. Иуда Искариот.

К а й я ф а. С Иудой Искариотом.

Гул одобрения; он постепенно размывается.

3. Галилея

Е в а н г е л и с т. Тогда Он позвал учеников, и отобрал двенадцать, чтобы всегда бьши с Ним, и назвал их посланцами, апостолами. Вот они: Симон бар Иона и брат его дндрей; Иоанн и Иаков, сыновья Зеведеевы; Филипп и Нафанаил; Иаков и Иуда, сыновья Алфеевы; Симон Кано-нит и Фома, Матфей-мытарь и, наконец, другой Иуда, который предал Его (короткая пауза). И Он учил, говоря:

И и с у с. Не думайте, что Я пришёл разрушить Закон. Нет, Я хочу показать, как его исполнить. Закон говорит: "Не убей" - и велит убийцу наказывать, а Я скажу: "Ненависть - путь к убийству. Что там убийство! Когда вы ненавидите человека, вы убиваете его в своём сердце". Закон говорит: "Если поклялся - держись". А Я скажу: "Думай правду, говори правду, и тебе не придётся оскорблять Бога клятвами". Закон говорит: "Мсти, но мсти в меру - око за око, зуб за зуб, не больше". А Я скажу: "Не мсти. Если кто-то ударит тебя, не сопротивляйся. Если кто-то тебя обижает, будь с ним добр. Если кто-то чего-то требует, дай ему больше и угаси горечь в его сердце". Закон говорит: "Люби друзей, ненавидь врагов". А Я скажу. "Это каждый может. Оставь, не торгуйся. Люби и врагов, делай им добро, а оттолкнут - молись за них. Смотри, наш Отец на небе посылает дождь всем - и плохим, и хорошим". Веди себя с каждым так, как ты хотел бы, чтобы он вёл себя с тобой. Тогда ты исполнишь Закон и учение пророков.

Т о л п а: Говори, говори! Учи нас! Учитель, Учитель!

И и с у с. Нет смысла называть Меня Учителем, если не делаешь то, чему Я учу. Многие придут ко Мне, крича: "Господин! Господин мой! Во имя Тебя мы учили, лечили, делали то, делали это", - а Я отвечу: "Уходите, Я вас не знаю, вы не были в Царстве". Тот, кто и слушает и делает, - как мудрый человек, построивший дом на камне. Дождь, ветер, вода не могут его разрушить, что там -пошатнуть. Тот, кто только слушает, - как глупый человек, построивший дом на песке. Пошёл дождь, подул ветер, хлынули волны - и смыли его, он обрушился.

И о а н н. Спасибо, Учитель, что предупредил. Попробуем строить на камне. Скажешь Ты ещё что-нибудь?

И и с у с. Нет. Мы пойдём в Капернаум.

С и м о н. На сегодня - всё, добрые люди! Идите домой, Иисус поговорит с вами завтра.

В толпе: - Никогда такого не слышал! - Да, это вам не книжники. У них всегда: "Исайя сказал..." или там "Моисей...", а Он прямо - Я, и всё! - А что Он имел в виду, вот это: "Придут ко Мне..."? Как будто Он Бог Всемогущий! - Он объясняет, какой смысл в Законе. - Если бы мы не грешили, нам бы не нужен был Закон... - Ходит со всяким отребьем... И это - святой человек? Вот Иоанн по гостям не бегал, он-то ел акрид... - Иоанн? Да он не в себе... - В жизни такого не слышал, надо бы опять прийти...

А н д р е й. Учитель, к Тебе пришли от старейшин, из Капернаума. Что-то у них случилось. Тут равви Соломон, помнишь? Ну, на свадьбе.

И и с у с. Конечно, помню. Чем могу служить тебе, равви?

С о л о м о н. Благослови Тебя Бог, Иисус бар Иосиф. Мы пришли просить за нашего друга Прокла, он - римский сотник. У него болен слуга, прекрасный человек. Ты бы не пошёл, не наложил руки?..

С и м о н. На язычника! На римского сотника! Да ты с ума сошёл. Они - враги Израилю...

И и с у с. Симон, Симон! Разве ты не слушал Меня? Я только что говорил: "Люби врагов".

С о л о м о н. Прокл не враг! Он - язычник, это верно, но мы с ним очень дружим. Он построил нам синагогу. А по слуге так горюет, так к нему привязан...

И и с у с. Я пойду и посмотрю.

С о л о м о н. Правда? Спасибо Тебе. Ты слышишь, Прокл? Иисус пойдёт и посмотрит. Это тут, недалеко... так, полмили...

П р о к л. Минутку, минутку! Я очень Тебе благодарен, но зачем ходить? Мы, римляне, понимаем, что такое пророк. Он - святой человек, ему нельзя касаться нечистого. Мы для Тебя нечисты. Потом, у меня там... ну, Тебе не понравится - император, боги, то есть их статуи. Тебе нельзя ко мне идти. Да я и не прошу.

И и с у с. Чего же ты просишь? Разве ты не хочешь, чтобы слуга выздоровел?

П р о к л. Хочу, как не хотеть! Я о другом. Скажи, и он встанет.

И и с у с. Почему ты так думаешь?

П р о к л. Я Тебя вижу. Власть не скроешь. Всю жизнь я воевал. Я подчиняюсь старшим, мне подчиняются младшие. Я скажу солдату: "Иди туда", - и он идет. Скажу: "Сделай то-то", - он делает. Когда Ты прикажешь, все будет по-Твоему, это уж я точно знаю.

И и с у с. Слышите? Нет, вы слышите? Я еще не видел такой веры, хотя исходил весь Израиль. Многие придут с Востока и Запада в Царство нашего Отца, к Аврааму, Исааку, Иакову, а законных наследников вышвырнут во тьму, злиться и выть от досады. Возвращайся домой, сотник, все будет по твоей вере.

П р о к л. Спасибо Тебе, Господин. (Уходит).

И у д а. Учитель! Те, кто пришли со мной от Крестителя, идут обратно. Ты ему ничего не передашь?

И и с у с. Передам. Они здесь?

И у д а. Да, Учитель. Вот они.

И и с у с. Что он велел спросить?

У ч е н и к и. Тот ли Ты, о ком говорили пророки, или искать другого?

И и с у с. Тот. Идите и скажите, что вы видели исполненные пророчества: хромые ходят, слепые прозревают, мертвые воскресают, прокаженные очищаются...

У ч е н и к и. Да, это чудеса.

И и с у с. ...и нищие слышат весть о Царстве. Не забудьте!

У ч е н и к и. Может быть, это еще чудесней.

И и с у с. Да, может быть. Счастлив тот, кто не усомнился во Мне.

У ч е н и к и. Мы передадим Твой ответ. До свидания, Иисус бар Иосиф.

И и с у с. До свиданья. А вы - слушайте Меня! Они ушли к Иоанну Крестителю. Сейчас вы ходите за Мной, недавно - ходили за ним. Вы его не забыли? Вам было страшно, когда Ирод посадил его в тюрьму? Чего же вы ждали от Иоанна? Что думали увидеть? Тростник под ветром чужих мнений? Иоанн таким не был. Человека в роскошных одеждах? Чтобы увидеть этих людей, идут во дворец. Пророка? Вот это верно, пророка и Божьего посланца. Я говорю вам и повторяю, что из всех людей, какие были, нет большего, чем он. Но самый меньший из тех, кто входит в Царство, больше него. Все пророки и весь Закон указывали на него. С тех пор, как он пришел, Царство Небесное - здесь. Оно - среди вас, оно ваше, и смелые берут его приступом.

Пришел самый важный час вашей жизни, а вы, что вы делаете? Вы - как глупые дети, на вас не угодишь. Иоанн не ел и не пил, и вы называли его безумным. Сын Человеческий ест и пьет, как все, и вы говорите, что Он - обжора и пьяница, да еще водится со всяким отребьем...

Горе тебе, Хоразин! Горе тебе, Вифсаида! Если бы такие дела творились в Тире и Сидоне, они бы давно покаялись. И тебе горе, Капернаум, - если бы мерзкий Содом видел то, что ты видишь, Богу не пришлось бы его разрушить. Он будет милостивей в день суда к Тиру, Сидону и Содому, чем к вам.

Т о л п а: "О! О! Что же нам делать? Что нам делать, чтобы спастись?"

И и с у с (тише, с жалостью). Придите ко Мне, и Я успокою вас. Возьмите на себя Мое иго, научитесь кротости и смирению. Иго Мое благо, бремя Мое легко.

Е в а н г е л и с т. Когда царь Ирод праздновал свой день рождения, дочь Иродиады плясала перед ним, и он обещал дать все, чего она только захочет. Она спросила мать, та сказала: "Проси голову Иоанна". Ирод опечалился, но клятва - это клятва. И он велел обезглавить узника.

Другие материалы по теме
Категория: Дороти Л. Сэйерс | 15.11.2007
Просмотров: 997 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz