Пятница, 24.11.2017, 00:06
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Каким библейским компьютерным программам Вы отдаете предпочтение в работе?
Всего ответов: 2327
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Дороти Л. Сэйерс

7. Свет и Жизнь

Действующие лица

Евангелист

Иисус

Лазарь

Марфа

Мария

Иоанн

Иаков

Симон Пётр

Фома

Матфей

Иуда

Исаак бен-Иссахар, слепорождённый

Иссахар

Рахиль

1-й, 2-й, 3-й и 4-й старейшины в синагоге

С л у г а в синагоге

К а й я ф а, первосвященник,

Иосиф Аримафейский,

Никодим

Шадрах - члены синедриона

1-й, 2-й, 3-й старейшины

Клавдия Прокула, жена Понтия Пилата

Писец в синедрионе

1-й иудей

2-й иудей

3-й иудей

4-й иудей

1-й и 2-й фарисеи

Грубый голос

Крестьянин

1-й и 2-й зилоты

Римский сержант

Капитан кавалерии

Замечания

Иисус. Заметим только, что и в разговоре у Лазаря (о премудрости), и в беседе с Исааком (о дне творения) Иисус говорит так, словно это было с Ним. В беседе с фарисеями (о добром пастыре) Он совершенно прост и спокоен - "вот Я Кто, и ничего вы со Мной не сделаете, если Я Сам не захочу".

Во второй половине тон - другой. Он бросает вызов Иуде, и тот недоверчиво молчит. Марфа отвечает Ему исповеданием обычной, условной веры, явно не понимая, чего Он хочет; Мария ответила лучше - она верит, что смерть не может Его коснуться, но и этого мало, Он не очень доволен. Надо показать, что "воскресение и жизнь" - совсем иное: Он не уйдет от смерти, но пройдет сквозь смерть. Положиться можно только на Лазаря, который через нее прошел и "готов жить ради Учителя". Словами "Лазарь, выходи" Иисус призывает его не столько к вере, сколько к жертве. На этот зов будет дан ответ, но победа - сурова.

Лазарь - меланхолик по природе, мягкий, очень милый, но не совсем живой. Сильные, живые люди его привлекают, хотя, по-моему, Марфу он побаивается. Он добр, это спасает его от эгоизма, хотя на себе он сосредоточен и умеет себя жалеть. Восстав из мертвых, он совершенно изменился. Немногие слова просто дышат доверием и победой.

Марфа тонкостью не отличается. Главное в ней -здравый смысл. Вера ее довольно обычна. Вообще ее можно было бы определить одним словом - "домовитая", если бы не то, что она умеет увидеть себя.

Мария - живая, как ртуть. Легко смеется, легко плачет, легко приспосабливается к жизни (так и чувствуешь, что, если бы у них ввели карточки, она ела бы картошку и радовалась). Когда она говорит, что, приди Иисус раньше, Лазарь бы не умер, она имеет в виду, что при Иисусе вообще невозможна смерть (Марфа же - что Иисус его вылечил бы, и все).

Иоанн, Иаков, Симон Петр - как прежде, только Иоанну трудно выносить Иуду.

Фома - все такой же пессимист, но исключительно предан Иисусу.

Матфей - сразу замечает, если что неладно с деньгами. Слишком он опытен; все это не удивляет его и не отвращает. В таких вещах он - реалист. Опыт научил его: если нет доказательств, молчи, но ухо держи востро.

Иуда. Простите, что ввожу его ради одной сцены, но это очень важно. Речь его сама по себе станет понятной только из следующей пьесы. Он резонно подозревает, что Барух и его сподвижники хотят совершить переворот, а во главе поставить Иисуса, но (совсем не резонно) думает, что Иисус колеблется. Только что он подкупил одного из сподвижников Баруха, а деньги взял из ящика для милостыни. Он дошел до такого состояния, когда буквально все кажется ему подозрительным. Страдает он искренне, как ревнивый муж, чьи подозрения только укрепляются, если жена убеждает его, что невиновна. Единственный правильный вопрос: "Ты мне веришь или нет?" Ответить доверием он не может, просто крошится на куски, пока не совершит чудовищной подлости и не поймет, что сделал. Как Отелло, он может поверить в невинность, только убив ее.

Исаак. Ему - под сорок, он очень хороший человек, умный, набожный, с юмором. Умеет схватить в ситуации самое главное. За тридцать лет нищенства утратил всякий страх и научился разбираться в людях. Во многом он похож на Матфея, но шутит он круче и одарен поэтическим взглядом на мир. Милость и величие Иисуса его ничуть не удивляют - он сразу опознает их как что-то "правильное".

Иссахар и Рахиль. Забитые работящие люди. Церковных властей боятся: конечно, они почитают их, но, если с ними поругаться, кто купит у тебя овощи или даст белье в стирку? Цель у них одна - поменьше шуму. Конечно, про Иисуса они слышали, но упорно отпираются, как только поняли, что Он - persona non grata. Иссахар компенсирует забитость домашним скандалом. Рахиль всегда хнычет.

Иудеи (плакальщики) - мне кажется, среди них есть и женщины, хотя я не знаю, каков тогдашний обычай.

Сцена I

Вифания, у Лазаря.

Е в а н г е л и с т. В Вифании, под Иерусалимом, жил некий Лазарь с сестрами, Марией и Марфой. Мария много грешила, пока не встретила Иисуса, а теперь, когда Он приходил к ним, слушала, сидя у Его ног. Марфа занималась хозяйством...

И о а н н. Ну, вот. Все в порядке.

М а р ф а. Спасибо, Иоанн. Ох, если б каждый так помогал! Теперь можно и стряпать. Сколько сегодня народу? Учитель, ты, нас трое, это будет пять...

И о а н н. Еще Иаков и Симон, если вовремя вернутся.

М а р ф а. Семь... Хоть бы Иаков пряности не забыл!

И о а н н. Уж он не забудет. Больше чинить нечего?

М а р ф а. Нет, спасибо. Беги. Учитель - во дворике, с Лазарем и Марией. (Уходя). Авигея! Горошек собрала? (Кричит издали). Да, Иоанн!

И о а н н. Что, Марфа?

М а р ф а. Как Он любит, со смоквой или с финиками? А то маслин и винограду?

И о а н н. Все равно. Давай со смоквой. (Тихо). Бедная,

как крутится! (Громко, уже во дворике). Добрый Вам вечер.

Простите, что запоздал.

М а р и я.Садись, Иоанн. Ты весь красный.

И о а н н. От очага, я вертел чинил. Вообще-то и чинить нечего...

М а р и я.Да, да. Он и так работает. А мы тебе шербету оставили.

И о а н н. Спасибо, Мария. Здесь хорошо, прохладно. По мне, закат - лучшее время суток.

М а р и я.А осень - лучшее время года. Смотри, какие листья - зеленые, прозрачные. Тени на плитах...

Л а з а р ь. Листья скоро опадут.

М а р и я.Да, так красиво! Алые, ржавые, желтые, по краям - как оборочка... Ветер метет их по земле, а они шуршат, словно шепчут нам радостную тайну. А ты вот осенью грустишь. Учитель, скажи Лазарю, чтобы он был повеселее! Лазарь. Как веселиться в таком мире? Труд, тревога, страх - и проблески надсадного смеха... В лучшем случае мы дождемся покоя, да и то вряд ли. Наверное, страх - самая суть Божьей тайны. Прав я, Учитель? Ведь страх - начало премудрости.

И и с у с (отрешенно, словно во сне). Когда Он утверждал

основание Земли, я была при Нем художницей и радовалась с сынами человеческими.

И о а н н (удивлен, слишком это ему знакомо). Учитель, о ком это!

И и с у с. О Премудрости Божьей.

Л а з а р ь. Неужели радость - там, в самой глубине, у оснований мира? Что ж, постараюсь... Я по природе не склонен к веселью.

М а р и я.Верно. Даже в детстве ты был тихий, серьезный. А потом... Поистине, старший брат. Пытался меня укротить. Если бы я слушалась, я бы такого не натворила. Но, знаешь, я радовалась, что в мире так хорошо. Свет, смех, запахи, золото, драгоценные камни... Какая красота! Особенно я любила, когда меня хвалят. Я для них плясала, чтобы радовались. Вплету белые лилии в медные косы...

Л а з а р ь. Ты очень любила жизнь.

М а р и я.Я любила не то и не так - но любила, пока не нашла Лучшего.

И и с у с. Любила ты сильно, и тебе прощены грехи.

М а р и я.Учитель, так Ты сказал, когда я упала к Твоим ногам у Симона-фарисея. А знал Ты, что мы пришли над Тобой посмеяться? Мы думали, Ты - угрюмый, сердитый, ненавидишь все красивое. Я увидела Тебя и застыла - только Ты был там живым. Все мы - полумертвые, просто притворяемся, а жизнь - с Тобой, не с нами. Она сияла в Тебе как солнце, перед которым блекнут свечи. Я расплакалась от стыда - стою тут, в этих побрякушках. Но Ты заговорил, и в сердце моем тоже засияло солнце. Я впервые стала живой. Жизнь я люблю еще больше с тех пор, как узнала ее смысл.

И и с у с. Да, ты поняла. Я прищеп, чтоб у вас была жизнь, и без ущерба.

Л а з а р ь. Учитель, даже я греюсь рядом с Тобой, словно у очага. Когда Ты здесь, трудно умереть... Но я -не такой, как Мария. Я держусь за жизнь одной рукой, не очень крепко. Если смерть подползет ко мне без Тебя, я уступлю ей, ускользну - и не пожалею.

И и с у с. Ты так мало любишь Меня?

Л а з а р ь. Я очень Тебя люблю. Мало сказать, что я умер бы за Тебя. Я почти готов жить ради Тебя... если Ты попросил бы.

И о а н н. Учитель, поймай его на слове! Что ты, Лазарь, Мария плачет!

Л а з а р ь. Прости, сестра. Со мной - невесело. Не обращай внимания. Развеселись, вон и Марфа. Увидит тебя в слезах, мне влетит.

М а р ф а (быстро входит). Нет, вы подумайте, разбила желтый кувшин! И дверь не закрывается. Сколько их ждать, Петра с Иаковом? Мясо совсем засохнет. Мария, ты бы хоть немного поинтересовалась домом. Мне одной не управиться, от Авигеи проку нет. Мужчины - ладно, пусть весь день беседуют, а нам место - на кухне. Учитель, почему Ты ей все позволяешь? В конце концов, это несправедливо! Скажи, чтобы она мне помогла.

И и с у с. Марфа, ты очень добрая. Ты много делаешь, обо всем печешься - кроме самого главного. Мария выбрала лучшую долю, не отнимай это у нее.

М а р ф а. Учитель, я же ее не ругаю. Просто как-то нечестно... Столько времени дома не жила... могла бы, по крайней мере...

И и с у с. Потерпят твои дела пять минут?

Марфа (не без ворчливости). Ну, вообще-то...

И и с у с. Тогда не беспокойся о них и немного подумай. Присядь. Помнишь, что Я рассказывал, когда был тут в первый раз?

М а р ф а. Когда Ты привел Марию? Да, помню. Про младшего сына, который хотел мир повидать, все промотал, пас свиней. А потом вернулся домой, и отец простил его.

И и с у с. Вот, вот. А про старшего брата Я сказал?

М а р ф а. Нет, Учитель. Отец устроил пир, и все.

И и с у с. Старший брат был в поле, а когда вернулся, услышал музыку и крики. Он кликнул слугу и спросил, в чем дело. Слуга ответил; "Твой брат вернулся. Отец велел заколоть жирного теленка, очень уж рад, что он жив-здоров". Старший брат рассердился, на пир не пошел, сидит, грустит. Вышел отец, позвал его, а он отвечает: "Вот что, я для тебя работал все эти годы, слушался, служил, а ты мне не дал и козленка, попировать с друзьями. Приходит этот бездельник - и ты заколол теленка! Это несправедливо". Отец ответил: "Сын, ты всегда со мной, и все мое -твое. Как не веселиться, как не пировать, если брат твой жив, а не умер, нашелся, а не пропал?"

М а р ф а (взволнована). Учитель! Неужели я такая? Я же ее не ругала!..

М а р и я (огорчена). Нет, конечно - нет! Они оба были со мной, как ангелы!

М а р ф а. Не знаю... Может, я все-таки сердилась... Там, внутри. Понимаешь, мне нравилось, что я добрая с виду. Когда ты вечно дома, становишься уже, строже... хоть капельку. Учитель, не говори! Я понимаю, что Ты скажешь.

И и с у с. Хорошо, не буду.

М а р ф а. "Самодовольна"... Так и вижу это слово! Мария, душенька, Он прав. Прости меня! Ну, ну! Идемте, ждать не будем. Остынет ужин, пусть пеняют на себя. Нечего опаздывать!

И а к о в (входит). Это кто опаздывает? Вот и мы, полдороги бежали.

П е т р. Надо бы раньше выйти, но...

М а р ф а. Пряности есть?

И а к о в. Да, возьми... Учитель, помнишь того слепого? Ну, вчера вылечил.

И и с у с. Помню. А что с ним?

П е т р. Фарисеи разбушевались...

И а к о в. Повели его в синагогу...

М а р ф а. Ужин готов, потом расскажете.

П е т р. А на рынке говорят...

Уходят в дом, пылко беседуя.

Сцена II

Иерусалим.

1. Синагога

1-й     с т а р е й ш и н а. Давай разберемся. Ты - Исаак бен-Иссахар, слепой, нищий?

И с а а к. Да. То есть, был слепым до вчерашнего дня. Меня все знают. Тридцать лет у храма сижу.

1-й     с т а р е й ш и н а. Расскажи толком, что случилось.

И с а а к. Сижу я вчера на ступеньках...

2-й     с т а р е й ш и н а. Минуточку! Вчера... Значит -в субботу?

И с а а к. Вот именно. Сижу и слышу: какие-то люди идут, человек десять. Один положил мне в чашу монетку и говорит: "Учитель, почему он слепой? За свои грехи или за родительские?" А другой и ответь: "Нет, они не виноваты. Это - для того, чтобы на нем явились дела Божьи". Помолчал и прибавил: "Я должен все это делать, пока светло, а то наступит ночь, когда ничего не сделаешь". Печально так... Ну, и еще: "Пока Я в мире, Я - свет миру".

3-й     с т а р е й ш и н а. В каком смысле?

И с а а к. Откуда мне знать? Подошел, значит, ко мне, помазал глаза глиной, что-ли, и говорит: "Иди, умойся в Силоамской купальне".

2-й     с т а р е й ш и н а. И все?

И с а а к. И все.

1-й     с т а р е й ш и н а. Он обещал, что ты прозреешь?

И с а а к. Нет.

2-й     с т а р е й ш и н а. Почему же ты пошел?

И с а а к. Сам не знаю. Голос такой какой-то... Мы, слепые, судим по голосам. Вот я и понял, что Он - добрый. Пошел я в купальню, умылся как следует, глину эту смыл... Ну, я вам скажу! Сперва совсем растерялся, тыкаюсь туда-сюда, а потом понял. Ох, господа мои, до чего же тут все красиво! Люди идут, деревья стоят, дома, наверху - небо... Вы и не знаете, как вам повезло.

1-й     с т а р е й ш и н а. М-дэ, м-дэ... Значит, это было в субботу.

И с а а к. Верно. Вот уж поистине Божий день!

1-й     с т а р е й ш и н а. Этот Иисус оскорбляет святыню! Нарочно, что ли? Не мог в другой день исцелить?

И с а а к. Чем лучше день, тем лучше дело.

4-й     с т а р е й ш и н а. Грешно так говорить.

2-й     с т а р е й ш и н а. Какие дела в субботу? Твой Иисус - плохой человек.

И с а а к. Ну, прямо! Побольше бы таких.

3-й     с т а р е й ш и н а. Вообще-то, если чудо истинно... Я не сказал, что оно истинно, я сказал - "если". Так вот, если оно истинно, откуда Он берет силу?

2-й     с т а р е й ш и н а. Скорее, от дьявола. Он - чародей.

1-й     с т а р е й ш и н а. Чародеев послушать - они все целители.

2-й     с т а р е й ш и н а. А на самом деле - шарлатаны. Не удивлюсь, если ты - Его сообщник. Кто-нибудь проверял, слепой ли он?

С л у г а при синагоге. Господин мой, тут его родители.

1-й     с т а р е й ш и н а. Скажи, чтоб вошли.

С л у г а. Сейчас, господин мой. Эй, идите сюда!

О т е ц (И с с а х а р). Идем, идем. Добрый вам день, уважаемые.

М а т ь (Р а х и л ь). Благослови вас Господь.

1-й     с т а р е й ш и н а. Так, так... Иссахар и Рахиль, место жительства - Нижний город. Это точно его родители?

С л у г а. Еще бы, господин мой! Очень почтенные люди. Он - огородник, она - прачка.

1-й     с т а р е й ш и н а. Так. Иссахар и Рахиль, знаете вы этого человека?

И с с а х а р. Как не знать! Это наш сын.

Р а х и л ь. Сынок наш, Исаак. Слепым родился.

1-й     с т а р е й ш и н а. Родился? Почему же он видит?

И с с а х а р. Тут такое дело...

2-й     с т а р е й ш и н а. Думай, что говоришь! Если ты солжешь или с кем-то в сговоре...

Р а х и л ь. Ой, ну что вы это! Мы - люди честные. Что знаем, то знаем. Это - наш сын, он был слепой, а почему видит - в толк не возьмем.

1-й     с т а р е й ш и н а. Вам известно, кто его исцелил?

И с с а х а р. Нет, уважаемый.

3-й     с т а р е й ш и н а. Вы слышали об Иисусе из Назарета?

И с с а х а р. Нет, не слышали.

Р а х и л ь. Ничего мы не знаем.

И с с а х а р. Что же вы сына не спросите? Не маленький, сам ответит!

Р а х и л ь. И верно, он скажет. А мы знать не знаем...

1-й     с т а р е й ш и н а. Ясно... Мы вас не задерживаем. А ты подойди, Исаак. Заклинаю тебя именем Божьим, скажи правду.

И с а а к. Бог свидетель, меня исцелил Иисус.

1-й     с т а р е й ш и н а. Мы считаем, что Он - обманщик.

И с а а к. Это уж я не знаю, а только раньше я был слепой, теперь - прозрел.

2-й     с т а р е й ш и н а. Почему ты думаешь, что Он тебя исцелил?

И с а а к. Господи, я ж рассказывал! Вы что, не слушали? Вроде бы вы хотели про Него узнать. Может, в ученики к Нему собрались?

2-й     с т а р е й ш и н а. Как ты смеешь! Оскорбление суда!

3-й     с т а р е й ш и н а. Вот что, любезный, может быть, ты - Его ученик, а наш учитель - Моисей. С Моисеем беседовал Бог, а про этого субъекта ничего не известно - кто он, откуда...

И с а а к. Удивительно, а? Вы не знаете, откуда Он, а Он мне открыл глаза. Хорошо, положим, Он - плохой. Слушает Бог плохих людей? Сами ведь скажете: "Не слушает". А хороших? Известное дело, да. Вот и смотрите. Такого еще не бывало, чтобы слепых исцелять. Это Один Бог может. Что, неправда?

1-й     с т а р е й ш и н а. Ты рожден в грехе и смеешь нас учить? Да мы тебя из общины выгоним!

2-й     с т а р е й ш и н а. Из синагоги.

4-й     с т а р е й ш и н а. Да, да!

1-й     с т а р е й ш и н а. Все согласны?

2-й     с т а р е й ш и н а. Я - согласен.

3-й     с т а р е й ш и н а. В общем, и я тоже. Нельзя же терпеть, в конце концов!

4-й старейшина и остальные. Суд согласен.

1-й     с т а р е й ш и н а. Слушай, Исаак бен-Иссахар! Именем Господним... (Голос постепенно затихает).

2. У родителей Исаака

И с с а х а р. Отлучили! Позор-то какой! Рахиль. Как людям покажемся?

И с с а х а р. Все нас уважали. И тебе не стыдно? Ты можешь смотреть нам в лицо?

И с а а к. Могу, в том-то и чудо.

И с с а х а р. Лучше б ты слепым остался!

И с а а к. Странно слышать такое от отца.

Р а х и л ь. Зачем ты с ними так говорил?

И с с а х а р. Дался тебе этот Иисус! Сказал бы, что ничего не знаешь, вот как мы.

Р а х и л ь (почти плачет). Мы уж старались, старались... чтоб их не обидеть...

И с а а к. Все мне оставили?

И с с а х а р. Мы думали, ты поумней, в твои-то годы... Ты хоть не сказал, что Он - Мессия?

И с а а к. Нет, не сказал. Я сказал, что Он - хороший человек и Бог Ему помогает. В общем, защищал. Что ж вы думали, я буду слушать, как эта шайка Его поносит?

Р а х и л ь. Ой! Разве можно?.. Это же старейшины!

И с с а х а р. В моем доме я этих дел не потерплю! Плох для синагоги, плох и для нас.

И с а а к. Что ж, тебе видней. Слава Богу и Иисусу, теперь я могу работать. Думал, буду работать для вас, как вы -для меня... Ну, ладно. До свиданья, мать. Жаль, что так получилось. Прощай, отец. Вряд ли ты меня благословишь.

И с с а х а р. Я? Да тебя проклясть бы надо!

Р а х и л ь. Иссахар! Не проклинай!

И с с а х а р. Тогда пусть скорей убирается!

И с а а к. Что ж, и на том спасибо.

Р а х и л ь. Исаак! Сыночек! Может, повинишься, а?

И с а а к. Перед ними? Ну, нет! Вот что, отец...

И с с а х а р. Вон отсюда!

Хлопает дверь.

И с а а к. Ну и мир, честное слово! Выгнали, в такой час... Легко сказать, работа, а кто меня возьмет? Побоятся. Ладно, чего там! Руки - есть, голова - есть, а там Бог рассудит. Ух ты, какая луна! Это подумать, я ее в жизни не видел! Прости, господин мой, засмотрелся. Слепой был, все слышал, а теперь чего-то... Ты глядел на луну? Нет, глядел? Очень красивая. Вы-то привыкли, а я - в первый раз... Словно в первый день Творенья...

И и с у с. Бог посмотрел на то, что сделал, и сказал: "Хорошо!"

И с а а к. Ах ты, голос! Скажи еще что-нибудь, ради Бога! Я Тебя не видел, я вообще лиц не разбираю, но вроде бы это Ты...

И и с у с. Исаак бен-Иссахар, рад ли дару, который получил в Силоамской купальне?

И с а а к. Он! Тот, Кто дал свет мне, сидящему во тьме. Ты - Иисус.

И и с у с. Пожалуйста, не так громко.

И с а а к (тише). Знаю, они Тебя гонят. Почему Ты сюда пришел?

И и с у с. Тебя искал. Мне сказали, что из-за Меня ты изгнан из синагоги.

И с а а к. Отец тоже меня выгнал. Да Ты не волнуйся, как-нибудь устроюсь!

И и с у с. Мне некуда тебя взять. У лисиц - норы, у птиц - гнезда, а Сыну Человеческому негде голову преклонить! Ты веришь в Него?

И с а а к. Это в Мессию? Как же, верю, что Он придет.

И и с у с. А доверяешь?

И с а а к. Доверял бы, если бы знал, кто Он. Ты вроде знаешь. Скажи, и я за Ним пойду.

И и с у с. Ты видел Его и с Ним беседуешь.

И с а а к. Ну-у? Вообще-то мог бы догадаться. Если уж кто-то от Бога, так это Ты. Молчи, я верю Тебе. Я пойду за Тобой, куда хочешь. Не прогонишь, а?

И и с у с. Когда человек приходит ко Мне, Я его не гоню.

1-й фарисей. Ай-я-яй! Какое зрелище! Прямо расплачешься.

И с а а к. Кто там?

2-й фарисей. Знаешь ли ты, что нельзя признавать в Нем Мессию?

И с а а к. Да уж разъяснили. Чего там, вы меня выгнали, мне до вас дела нет. Куда хочу, туда иду.

1-й фарисей. Так, так. Слепые ходят ночью к Иисусу. Очень хорошо! Но у нас есть и уши, и глаза.

И и с у с. Ты прав, это хорошо. Я пришел, чтобы слепые видели, а зрячие ослепли.

2-й фарисей. Ты что, намекаешь, что мы слепы?

И и с у с. Слепота - не грех. Если бы вы знали, что слепы, вас не за что было бы винить. Но вы говорите, что видите.

1-й фарисей. Некогда нам с Тобой препираться! Одно мы увидели - Ты позвал и принял черную овцу, изгнанную из стада.

И и с у с. Она пришла в Мою овчарню. Снова и снова скажу вам: кто не входит в дверь, лезет через стену. А тот, кто входит в дверь, - пастух. Он зовет овец по имени и выводит на пастбище. Они идут, ибо знают Его голос. За чужим они не пойдут, чужой голос их пугает.

1-й фарисей. Что Ты такое говоришь?

И и с у с. Я - хороший пастух, овцы идут за Мною. Я знаю их, они - Меня. Хороший пастух отдает жизнь за овец, наемнику нет до них дела. Он видит волка и бросает их. Но Я - не наемник. Я отдаю за них жизнь.

2-й фарисей. Будешь начальство раздражать, ее у Тебя отнимут.

И и с у с. Я отдаю ее Сам и возьму снова. Так велит Мне Отец. Так Он любит Меня. Я - пастырь Израиля...

1-й фарисей (сердито). Пастырь Израиля - Господь!

И и с у с. Власть Моя - от Него. Он знает Меня; так и Я знаю овец, и они Меня знают. Я дарую им вечную жизнь, и никто ее не отнимет, ибо она - от Бога. Никто не может отнять у Бога, а Мы с Ним - Одно.

Сцена III

Заиорданье.

Е в а н г е л и с т. Когда Он все это сказал, иудеи опять хотели побить Его камнями. Но Он ушел от них за Иордан, и жил там, и многие верили Ему...

Однажды Марфа и Мария послали к Нему сказать: "Учитель! Лазарь, которого Ты любишь, очень болен". Он ответил: "Эта болезнь - не к смерти, а к славе Божьей, чтобы прославился Сын Человеческий". И не пошел в Вифанию, а остался еще два дня там, где был.

П е т р. Что это у тебя?

И о а н н. Саронские розы. По всей долине расцвели!

П е т р. Опять весна. А вообще-то и зимой хорошо было, правда?

И о а н н. Да, Петр, куда уж лучше! Тихо... Иерусалим - святой город, но очень там все злые, ленивые... Только и думаешь, что Учителя схватят и убьют.

Фо м а. Я уж испугался, что Он пойдет в Вифанию.

П е т р. И я. Слава Богу, Лазарь не очень болен.

И о а н н. Д-да... Конечно, Учителю виднее, но Лазарь - хворый, вялый. Если он заболел, он бороться не будет.

П е т р. До сих пор продержался - выдюжит. Может, Учитель хотел, чтобы он сам старался.

И о а н н. Да, может быть. Как бы то ни было, я рад, что мы здесь, - за себя, за вас. Ни бунта, ни смутьянов, ни споров. Крестьяне Его любят. Поистине, Царство Божие!

П е т р. Помнишь, Он говорил: "Где любовь, там и Царство"? Может, оно так и придет - тихо, будто тесто всходит... Это Он тоже говорил.

И о а н н. Учителю тут хорошо. Он спокойный, веселый, как тогда, когда мы с Ним познакомились.

Фо м а. Боюсь, это слишком хорошо... Вас не было здесь вчера вечером. Он опять говорил о смерти.

И о а н н. Фома! А я уж надеялся... то есть... Он давно не говорил, с Иерусалима, и мне казалось... Не могу, просто худо стало!.. А что Он сказал?

П е т р. Опять эти жуткие слова, про казнь... Иуда очень расстроился, но как-то странно...

Фо м а (рад переменить тему). Слушай, а что с Иудой? Намеки какие-то...

И о а н н. Какие?

Фо м а. Ну, если ты всем нравишься, это плохо...

П е т р. Так и Учитель говорит.

Фо м а. Да, знаю. Но почему Иуда на Него смотрит, словно хочет подловить? А вчера я его видел с каким-то таким человеком, вроде разбойника с гор. Сунул ему деньги...

И о а н н. Деньги? Милостыню?

П е т р. Фома, ты-то на что намекаешь? Хочешь обвинить Иуду...

Фо м а. Ничего я не хочу. Просто удивился. Иоанн. Нельзя так говорить, Фома, если ты не...

М а т ф е й (неожиданно вмешиваясь). Я давно за ним подмечаю.

П е т р. Матфей! Я думал, ты спишь.

М а т ф е й. Нет, я-то не сплю. Вот смотри. На прошлой неделе мне нужны были деньги для одной бедной семьи, а их вроде бы нет. Мы не могли потратить все, что за рыбу получили, я и спросил: "Где они?" Он так это глядит мне в глаза и говорит: "Ушли на хорошее дело". Знаем мы такие дела! Доказать я ничего не мог, так что промолчал. А вон Учитель! Не расстраивайте Его... пока совсем не убедитесь.

И о а н н. Конечно... Ой, Иуда с Ним!

И и с у с. Что ж, дети Мои, мы прожили счастливую зиму, а теперь - пора. Пойдем в Иудею.

Ученики. В Иудею?

И и с у с. Разве дневное время - не двенадцать часов? Днем можно ходить, не спотыкаясь, ибо светит солнце. Спотыкаемся мы только ночью, без света... Я получил плохую весть о друге нашем Лазаре.

И о а н н. Ему хуже?

И и с у с. Он спит, его надо разбудить.

М а т ф е й. Пускай проспится, это полезно.

И и с у с. Лазарь умер.

И о а н н. Ой, прости! Если бы Ты...

И и с у с. Если бы Я пошел к нему раньше? Ради тебя, Иоанн, хорошо, что Я не пошел. Ты научишься верить.

Фо м а. Если он умер, чего ж идти?

И и с у с. Я иду, а вы - как хотите.

И у д а. Учитель, а Ты не можешь говорить прямо?

И и с у с. О чем, Иуда?

И у д а. О том, почему Ты идешь в Иудею. Поплакать на могиле, утешить сестер? Вряд ли. (Пылко). Никак Тебя не пойму! То Ты говоришь дерзко, смело, словно решился на все, чего бы это ни стоило. Но как, скажи - как? Ты объяснил мне, каков путь в Царство, я вижу его и понимаю. Но творятся дела, которых я никак не пойму... или слишком хорошо понял. Учитель, честен ли Ты? А вдруг Ты говоришь одно, а делаешь другое?

И и с у с. Как-то Я сказал вам, что не все вы мне доверяете. Скажу еще раз - блажен, кто не усомнился во Мне. Без веры ничего нельзя сделать; а если вы верите Богу, верите вы и Мне. Верьте же совсем или совсем не верьте. (Короткая пауза). Когда вернется Сын Человеческий, найдет ли Он веру на земле?

Уходит.

П е т р. Ну вот, ушел... Что ты, Иуда, честное слово! Как будто Учитель задумал что-нибудь плохое...

И у д а. Почему Он не ответил на мой вопрос?

П е т р. Какой? Я, например, не понял, куда ты гнешь.

И у д а. Он - понял! И должен был ответить.

М а т ф е й. Да что вы к Нему пристали! Ему есть чем заняться - Лазарь умер, надо туда идти, там только и ждут, чтобы побить Его камнями, а тут еще мы слова сказать не даем! Даже не ответили, идем мы сами или нет. Ученички Ему достались! Только и знаем, что трусить.

П е т р. Да я что? Я сказал, там опасно.

М а т ф е й. Мог бы знать, это Его не остановит. Он решил - и пойдет, хоть бы на смерть.

П е т р. Да. Он всегда прав, надо Ему довериться. И потом, раньше обходилось.

Фо м а. Я бы на это не полагался. Нет, просто Он -наш Учитель. Если Он идет на смерть, идем и умрем вместе с Ним.

П е т р. Конечно. Что ж мы еще можем сделать?

И о а н н. Мы и не хотим ничего другого.

М а т ф е й. Ничего другого сделать нельзя. Что скажешь, Иуда?

И у д а. Если Он идет, пойду, конечно. Я ведь не смерти боюсь.

Сцена IV

Вифания.

1. На пороге

Е в а н г е л и с т. Когда Иисус пришел в Вифанию, Лазарь четыре дня лежал в могиле. Многие из Иерусалима утешали Марию и Марфу. Услышав, что идет Иисус, Марфа пошла Ему навстречу, а Мария осталась дома...

М а р ф а. Учитель, Учитель! Ты слышал, какое у нас горе?

И и с у с. Да, Марфа, слышал.

М а р ф а. Вот, умер. Если б Ты раньше пришел, Ты бы его вылечил. Да и сейчас, я знаю, Бог Тебе ни в чем не откажет... Но что молиться, если Лазарь умер, его похоронили?

И и с у с. Не плачь, Марфа, он воскреснет.

М а р ф а. Да, когда все воскреснут, в последний день.

И и с у с. Я - Воскресение и Жизнь. Верующий в Меня будет жить, даже если он умер, а если не умер - не умрет. В это ты веришь?

Марфа (растеряна). Я верю в Тебя, Учитель. Верю, что Ты - Мессия, Сын Божий, пришедший в мир, как говорили пророки.

И и с у с. Значит, хоть в это веришь... Где Мария?

М а р ф а. Дома. Сейчас за ней сбегаю.

2. В доме и на дороге

Иудеи плачут над мертвым, это похоже на ирландские поминки.

Марфа (настойчиво, тихо). Мария, Мария! Мария. Что, Марфа?

М а р ф а. Учитель пришел, тебя спрашивает. Иди! Он ждет на дороге.

М а р и я.Слава Богу, пришел!

М а р ф а. Вот плащ.

М а р и я.Спасибо, сестрица... Ах, Марфа, Ему же опасно сюда ходить! (Иудеи все время причитают).

1-й     и у д е й. А где Мария?

2-й     и у д е й. Куда-то с Марфой ушла.

3-й     и у д е й. На могилу, поплакать.

А-й     и у д е й. Пойдем и мы.

1-й     и у д е й. Смотри! Бегут по дороге.

2-й     и у д е й. Не свернули к кладбищу.

3-й     и у д е й. Пойдем за ними или нет?

4-й     и у д е й. Пойдем. Мало ли что они с горя сделают.

М а р ф а. Мария, они за нами пошли!

М а р и я.Что поделаешь! Бежим к Нему.

1-й     и у д е й. Глядите, кто-то их ждет.

2-й     и у д е й. Кто же это?

3-й     и у д е й. Мария упала, ноги Ему целует.

4-й     и у д е й. Значит, Иисус из Назарета.

М а р и я.Учитель! Дорогой! Как хорошо, какое счастье! Если б Ты пришел раньше, наш брат был бы жив.

И и с у с. Ты уверена в этом, Мария?

М а р и я.Да, конечно! Он сам так говорил. И я верю, что смерть бы Тебя не вынесла.

И и с у с (глубоко тронут). Сестры Мои, дети!.. Если бы в мире хватало веры, так бы и было... Куда вы положили Лазаря?

М а р и я.Тут, неподалеку, в пещере.

И и с у с. Отведите Меня туда.

1-й     и у д е й. Пророк плачет.

2-й     и у д е й. Горюет!

3-й     и у д е й. Очень Он любил Лазаря.

4-й     и у д е й. Он открывал слепым глаза, неужели не мог спасти друга?

1-й     и у д е й. Ни один человек не избавит мир от смерти - сил не хватит. (Причитает)

3. У могилы

М а р ф а. Вот тут, Учитель. Лежит в такой пещерке, вырубили из скалы и завалили камнем.

М а р и я.Лазарь не любил жизни, теперь ему легче.

М а р ф а. Он ее нес, как несут осужденные крест.

И и с у с. Если кто любит Меня, пусть берет крест и идет за Мной... Отвалите камень.

Иудеи. Камень отвалить?!

Марфа (в ужасе). Учитель... он четыре дня как умер! Уже запах пошел.

И и с у с. Разве Я не говорил вам: если верите, узрите Славу Божью? Отвалите камень.

М а р и я.Что вы не слушаетесь Учителя? Иоанн, они боятся!

И о а н н. Ничего, мы отвалим. Петр, Иаков! Идите сюда, надо камень поднять.

1-й     и у д е й. Вот лом.

П е т р. Взяли!

Камень откатывается.

1-й     и у д е й. Открыли могилу.

2-й     и у д е й. Что Он будет делать?

3-й     и у д е й. Случится что-то страшное.

4-й     и у д е й. Смотрите! Он молится.

И и с у с. Отец, благодарю Тебя, что Ты Меня услышал. Я знаю, Ты всегда Меня слышишь, но благодарю вслух, чтобы те, кто стоит рядом, поверили, что Ты послал Меня. (Громко). Лазарь!

1-й     и у д е й. Господи! Мертвого зовет.

И и с у с. Лазарь, выходи!

Напряженная пауза.

Иудеянка (сдавленным голосом). Слушайте! Слушайте! А-а-ах!

2-й     и у д е й (бормочет в страхе). О!.. О, что же это! Вы-ходит... движется... не видит... в пеленах... ноги в пеленах!

И и с у с. Развяжите его. Снимите покров с лица.

3-й     и у д е й. Не надо! Он четыре дня в могиле!

М а р и я.Марфа, помоги мне... Лазарь, Лазарь, брат, скажи что-нибудь!

Л а з а р ь. Господь мой Иисус!

М а р и я.Ты улыбнулся... Ты смеешься... Ты жив!

Л а з а р ь (радостно). Я жив!

М а р ф а. Где ты был?

Л а з а р ь. Не знаю.

М а р и я.Кто тебя вызвал?

Л а з а р ь. Жизнь. Он - это жизнь, и Он меня не оставлял.

И и с у с. Распеленайте его и отведите домой.

Сцена V

Иерусалим, синедрион.

Е в а н г е л и с т. Тогда многие из иудеев, пришедших в Вифанию, поверили в Него, но некоторые пошли к фарисеям. Фарисеи и Первосвященник собрали совет.

1-й старейшина (пламенно). ...Ходит повсюду, подстрекает, нарушает Закон. Колдует! Вызывает мертвых! А мы? Ничего, ну - ничего!

Ш а д р а х (ехидно). Как так? А собрания? А резолюции?

1-й     с т а р е й ш и н а. Что от них толку! Ходит, хоть бы что!.. Только в протокол пишем всякие рекомендации- арестовать, побить каменьями...

2-й     с т а р е й ш и н а. Если народ пойдет за этим чудодеем, Рим вмешается и отберет последние остатки свободы. Не сообщишь ли, господин мой Кайяфа, собираетесь ли вы принять меры?

К а й я ф а. Собираемся.

1-й старейшина (ядовито). Очень рад.

К а и я ф а. Но нужно ясное дело и верное время. Иначе Рим защитит Его, а это - ужасно. (Гул согласия). Нужно подать все так, чтобы ничто - повторяю, ничто - не спасло Его от казни.

3-й     с т а р е й ш и н а. Согласен. Необходима осторожность.

1-й     с т а р е й ш и н а. Почему? Что с вами со всеми? Вы Его боитесь?

Крики "Нет! Нет!"

Н и к о д и м. Боимся, и правильно делаем. Чья в Нем сила? Да, я боюсь, что, воюя с Иисусом, мы воюем с Богом. (Сердитые крики).

И о с и ф    А р и м а ф е й с к и й. Я согласен с Никодимом, Иисус - пророк Божий. Неужели вы хотите, чтобы наши имена вошли в историю как имена гонителей? Прошу вас, подумайте, прежде чем совершить несправедливость, а может - и кощунство!

К а й я ф а. Брат мой Иосиф и брат мой Никодим, правильно ли я понял? Вы с Ним согласны? Заметьте, Он называет Себя Мессией, а не пророком, - Помазанником, Христом! Хотите поддержать Его публично - прошу, ваше право. Конечно, это подсудно, вчера одного отлучили именно за это. Да ничего, но не дай Господь, чтобы синедрион стал лицеприятен! Даже если виновный очень богат... вот как ты, Иосиф...Считаете, что Иисус - Мессия Израилев, говорите прямо, будем хоть знать, как обстоят дела.

Н и к о д и м (помолчав). Я не хотел бы бросать вызов синедриону.

И о с и ф. Я беспокоюсь только о том, чтобы не пострадал невинный. Все-таки жертвы правосудия...

К а и я ф а. Слово "жертва" вызывает недолжные чувства. Я говорил и снова скажу; лучше пожертвовать одним человеком, чем целым народом. Поступило предложение обвинить Иисуса бар-Иосифа в колдовстве и богохульстве. Тех, кто "за", прошу выразить это в обычной форме. Так, спасибо... "Против"? Спасибо.

П и с е ц. "Против" - нет, воздержались - двое.

Е в а н г е л и с т. Так решили они предать Иисуса смерти.

Другие материалы по теме
Категория: Дороти Л. Сэйерс | 15.11.2007
Просмотров: 1064 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz