Суббота, 24.06.2017, 07:05
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Список модулей к "Цитате" лучше давать
Всего ответов: 80
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Дороти Л. Сэйерс

12. Царь приходит к Своему народу

Действующие лица

Евангелист

Иисус

Иаков

Иоанн

П е т р

Андрей

Филипп

Нафанаил

Матфей

Фома

Саломея

К л е о п а

Мария, его жена

Мария Магдалина

К а й я ф а

Шадр ах

Н и к о д и м

Иосиф Аримафейский

1-й, 2-й, 3-й и 4-й старейшины

Е л и у й, начальник храмовой стражи

И о и л ь, левит

Цветочница

Е в н и к а

Кай Понтий Пилат

Клавдия Прокула, его жена

Флавий

Римский стражник

Гавриил, Рафаил- Архангелы

Раб

Ликторы

Замечания

Здесь трудно то, что, как-никак, девять раз надо показать что-то "сверхъестественное", и без нудности, без мелодрамы, без пасхальной открытки. Я постаралась выявить некую странность, которую мы ощущаем в евангельском рассказе: он и совершенно невероятен, и по-домашнему прост. Христос появляется и исчезает, Его не узнают, и тем не менее Он ни в малой мере не окутан "сверхъестественной атмосферой" Он даже нарочно ее снимает, когда ест, пьет, дает Себя потрогать. Только на Галилейском озере, видимо - перед Вознесением, "странного" - больше, чем "обычного".

А вот ангелы должны внушать хотя бы благоговение; женщины "были в страхе и наклонили лица свои к земле" (Лк 24. 5), а "стерегущие" пришли в трепет и стали как мертвые" (Мф 28. 4).

"Механизм" Воскресения. Хотя ни вера, ни нравственность не вынуждают нас точно понять, что же произошло, актеру лучше держать в уме связную картину. Могила открыта, пелены - не тронуты. Как это связано?

1. По-видимому, ангел отвалил камень не для того, чтобы выпустить Христа. Слава Богу, Он проходил сквозь двери; что ж Ему какой-то центнер? Дверь открыта, чтобы стража и ученики заметили, что Тело исчезло.

2. Однако пелены лежат как бы для обозрения. Можно предположить, что ангел открывал пустую могилу. Тело (предполагаем дальше), распавшись на молекулы (?), прошло сквозь пелены и камень, а потом собралось, что сопровождали какие-то процессы, воспринимавшиеся как землетрясение.

Во всяком случае, примерно такой ход событий предполагается здесь. Ощутив что-то в воздухе, стражники касаются камня, он дрожит, их отбрасывает волна.

Предположение: а может быть, Воскресшее Тело вообще не обязано нести все материальные элементы? Где надо, Оно берет их из "подручных материалов", для свидетельства.

Все странности этого ряда оттеняются сугубо земными сценами (синедрион, улица перед домом Пилата). Замечу еще: я предположила, что у сыновей Зеведеевых есть какое-то жилье в Иерусалиме. Кроме того, мне кажется, что (кроме Иоанна и Петра) ученики бежали после казни в Вифанию, к Лазарю, Марфе и Марии.

Иисус. Я сохраняю градацию в вопросах к Петру (по-гречески она ощущается) - два первых явственно отличаются от третьего; соответственно, нарушив симметрию, изменила я и ответы Петра, он все больше горюет. "Друг Мне..." -поскольку в греческом "phileis" (Темпл и переводит: "Друг ли ты Мне?"), но я предположила и попыталась выразить, что "phileis" больше здесь, чем "agapas". В нем есть равенство, а в "agapas" (здесь) - оттенок чего-то вроде "Предан ли ты Мне?".

Ученики. Я попыталась изобразить разные степени веры, скорби, отчаяния и т. д. Общее правило - чем больше у тебя доверия, тем меньше нужны тебе сверхъестественные свидетельства.

Иоанн - верит полностью, сомнений у него вообще нет. Замечательно, что именно Фома, один на все Евангелия, называет Христа Богом, причем - не в экстазе, а просто, словно говорит: "дважды два - четыре".

Жены-мироносицы - держатся тем, что хлопочут, получая от этого какое-то печальное удовлетворение. Роды и смерть - естественная среда для женщин, тут они могут что-то сделать, а мужчины сидят и, в лучшем случае, смотрят.

Саломея - хорошая, разумная женщина, все же -немного властная.

Мария Клеопова - мягче. Предположение, что она и Клеопа встретили Христа на дороге, высказал епископ Рипон, мне оно очень понравилось, а кроме того, тогда не надо вводить новых персонажей. Может быть, она пришла в Иерусалим к Деве Марии, своей родственнице, а уж Клеопа пришел за ней, чтобы проводить ее домой, в Эммаус.

Сцена I

Гроб Господень.

Е в а н г е л и с т. В первый день недели, рано утром, ко гробу пришли Мария Магдалина, Мария Клеопова и Саломея, мать Иоанна с Иаковом. Они принесли благовония.

1. В доме Зеведея

Тихий стук в дверь.

И о а н н. Это ты, Магдалина?

М а р и я М а г д а л и н а. Я.

И о а н н. Заходи. Мать сейчас придет. Как Марфа, Лазарь?

М а р и я М а г д а л и н а. Ну, что говорить! Хорошо хоть, что вы живы. Они уж думали, вас с Петром взяли, и боялись, что все женщины одни в Иерусалиме. Марфа кричала на меня, и каялась, и бегала на кухню, что-нибудь мне приготовить.

И о а н н. Бедная наша, смешная Марфа!

М а р и я М а г д а л и н а. Мы не ели, и она раскричалась, что зря нарушила субботу. А Матфей и скажи: "Ничего, суббота для человека", - ну, тут мы чуть не умерли.

И о а н н. Да, знаю. Его слово - как нож в сердце. Вчера я нашел старые сандалии и спрятал их от Петра.

М а р и я М а г д а л и н а. Он тут?

И о а н н. Приполз, как раненый зверь. Не спит, не ест... (Пылко.) Это все я! Я же видел, что он боится, и бросил его там, у Анны. Господи! Неужели никому из нас нельзя доверять и на минуту?

М а р и я М а г д а л и н а. Бедный Петр! Не может себя простить.

И о а н н. Что там! Он говорит, он хуже чем... не могу выговорить! Совсем не могу... Даже повторить слова молитвы: "Прости, как мы прощаем", - нет, никак.. Ты слышала, что с ним?

М а р и я М а г д а л и н а. Слышала. Иоанн, что твоя ненависть, - он сам себя ненавидел! Это его и убило.

И о а н н (медленно). Если я ненавижу его, я его тоже убил. Господи, нет конца нашим грехам! Мы убиваем Учителя и друг друга.

М а р и я М а г д а л и н а. Иоанн, дорогой, разве это ненависть? Ты же не хочешь его обидеть! Конечно, ты не понимаешь ни отчаянья его, ни греха, но это - потому, что ты не был плохим. Только Учитель был хорошим -и понимал, каково плохому... Больше я таких людей не видела. Получалось так, словно Он - внутри тебя и чувствует все, что ты с собой творишь... Но Иуда вряд ли впускал Его, он слишком гордый. Я думаю, ему было трудней, чем Матфею, или мне, или этому бедному разбойнику. Мы знаем, что мы - плохие, нам незачем притворяться перед собой, а перед другими - тем более.

И о а н н. Хорошо смиренным, бедным, грешным...

М а р и я М а г д а л и н а. .. .словом - заблудшим овцам. Знаешь, когда Он это говорил, Он это и думал. Ты не бойся за Петра, он - не гордый, он - не повесится... А вот мягким с ним быть не надо. Учитель мягким не был - Он был прямым, суровым и не хотел, чтоб мы жалели себя. Петр должен видеть, что он сделал, чтобы больше не делать так.

И о а н н. Что значит "больше"? Учитель умер. Когда ты помазала Его у Симона, ты готовила Его к погребению, Он это знал. А, вот идет моя мать с другой Марией, несут благовония... Мама, здесь Мария Магдалина.

С а л о м е я. Здравствуй, дорогая.

М а р и я М а г д а л и н а. Саломея! Мария!

М а р и я К л е о п о в а. Благослови тебя Бог. Мария, Мать Учителя, шлет тебе привет.

М а р и я М а г д а л и н а. Как Она, бедная?

М а р и я К л е о п о в а. Совсем измучилась, но держится тихо, спокойно, препоручила Сына нашей любви и дала вот это.

М а р и я М а г д а л и н а. Что это? Какой красивый ларец! Золото, камни - прямо из царских сокровищ!

М а р и я К л е о п о в а. Так и есть. Царь Валтазар принес в нем когда-то мирру. Она ждала тридцать три года.

М а р и я М а г д а л и н а. Она ляжет у сердца, где солдат проколол копьем. Я принесла алоэ и кассию...

С а л о м е я. Вот пальмовое вино, вот гвоздика, бальзам из Гилеада...

М а р и я К л е о п о в а. Камфара, нард, сандаловое масло...

М а р и я М а г д а л и н а. Нам миска нужна.

С а л о м е я. Вот. Ножницы, гребенка... Полотенец хватит?

М а р и я К л е о п о в а. Я думаю, да. И полотна чистого. И свежих повязок...

М а р и я М а г д а л и н а. Это все есть там, в пещере, Иосиф принес. Мы одели Учителя в белые одежды, обернули голову платком. Самый знатный и богатый человек не дождется таких похорон!

И о а н н. Нехорошо вам идти одним. Может, я провожу вас?

С а л о м е я. Нет, сынок. Без тебя - вернее. Кто помешает трем женщинам? Да и вообще, это - не мужское дело.

И о а н н. Хорошо, мама... Луна взошла. Вы легко найдете дорогу.

М а р и я К л е о п о в а. Скоро взойдет и солнце. Петух вот-вот закричит.

И о а н н. Надо пойти к Петру.

М а р и я М а г д а л и н а. Да, Иоанн. Пойди. Сделай для него, что можешь.

И о а н н. Хорошо, Мария... (Отирает дверь.) Подождите... Все спокойно, на улице - ни души... Ну, с Богом! (Запирает засов.)

2. От сада до Иерусалима.

Поет петух. Три гулких удара. Потом издалека бегут какие-то люди.. Они все ближе, шаги их затихают. Кто-то настойчиво стучит в дверь, испуганно крича: "Господин мой! Господин мой Кайяфа!"

3. В саду.

М а р и я М а г д а л и н а. Саломея! Как ты думаешь, можно идти?

С а л о м е я. Да, дорогая. Наверное, больше толчков не будет.

М а р и я К л е о п о в а. Землетрясений я не боюсь. Стража пробежала, вот что плохо. Вроде бы оттуда, из сада...

С а л о м е я. Ничего. Их уже нет.

М а р и я К л е о п о в а. Может, еще какие-нибудь... Пойдем к заднему входу, где домик садовника.

М а р и я М а г д а л и н а. Да, да! Тогда мы не пройдем мимо... крестов.

М а р и я К л е о п о в а. И быстрее. Вон там, вдоль стены... Здесь должна быть калитка...

С а л о м е я. Есть... она открыта... никто не стоит...

М а р и я К л е о п о в а. Слава Богу! Тише!..

С а л о м е я. Теперь куда?

М а р и я М а г д а л и н а. Прямо, до колодца... Темно под оливами!

С а л о м е я. Сейчас мы из-под них выйдем. Кажется,

здесь никого нет.

М а р и я М а г д а л и н а. Если бы мы не вошли, я бы умерла. Пока что-то делаешь, не думаешь... Мы увидим Его лицо, поцелуем Его ноги и будем вспоминать, что наша любовь была с Ним до конца.

С а л о м е я (видит, что Магдалина теряет власть над собой). Да, дорогая. Но ты узнаешь, что легче представлять Его таким, как раньше. Милостив Бог, мы забываем оцепеневшее тело, восковое лицо... Память возвращает мертвых живыми. Вот и колодец.

М а р и я М а г д а л и н а. Теперь по тропинке, направо. Могила - в скале, между двумя кипарисами. Над входом - какое-то вьющееся... Саломея!

С а л о м е я. Что?

М а р и я М а г д а л и н а. Я забыла! Мы не войдем, там огромный камень. Кто его откатит?

М а р и я К л е о п о в а. Ах ты, надо было взять Иоанна!

М а р и я М а г д а л и н а. Его привалили четыре человека.

Саломея (твердо). Возвращаться нельзя. Попросим садовника, он скоро придет...

М а р и я М а г д а л и н а. Смотри! Камень кто-то откатил!

М а р и я К л е о п о в а. Значит, здесь до нас побывали.

С а л о м е я. Ты не ошиблась? Это здесь?

М а р и я М а г д а л и н а. Ну, что ты! Вот - кипарисы, виноград над входом...

С а л о м е я. Может, Иосиф...

М а р и я К л е о п о в а. Ну, конечно!

М а р и я М а г д а л и н а. Сбегаю посмотрю.

С а л о м е я. Иосиф, кому же еще! Хотел поглядеть, все ли в порядке. Хороший человек. Я так думаю, эту могилу он для себя приготовил. В жизни такой красивой не ви...

М а р и я М а г д а л и н а (кричит на бегу). Мария! Саломея! Его там нет!

С а л о м е я. Как это - нет? {одновременно} М а р и я К л е о п о ва. Koгo?

М а р и я М а г д а л и н а. Учителя! Да никого там нет! Его украли! Где Он? Надо Его найти! Раввуни, Раввуни, что они с Тобой сделали?

С а л о м е я. Мария, что ты! Не надо!

М а р и я М а г д а л и н а. Пустите! Я кликну Петра с Иоанном!

М а р и я К л е о п о в а. Подожди минутку!

М а р и я М а г д а л и н а (громко плача на бегу). Равву-ни, Раввуни, где Ты?

М а р и я К л е о п о в а. Ее не остановишь... Как это все странно, Саломея!..

С а л о м е я. Она плохо смотрела. Все плачет...

М а р и я К л е о п о в а. Сейчас сами увидим.

С а л о м е я. Да, могилу открыли.

М а р и я К л е о п о в а. И тела нет.

Саломея (задохнувшись от ужаса). Кладбищенские воры?

М а р и я К л е о п о в а. Саломея. Его украли! Что скажет Она, Мария? А Иоанн! Ой, смотри! Двое, в белом.

М а р и я К л е о п о в а. На воров не похожи.

С а л о м е я. Они похожи... страшно сказать!

Г а в р и и л. Не бойся.

М а р и я К л е о п о в а. Господа мои, ангелы вы или люди...

Р а ф а и л. Зачем искать живого среди мертвых?

С а л о м е я. Господин, мы...

Г а в р и и л. Я знаю. Вы ищете Иисуса Христа, Которого они распяли. Его здесь нет, Он воскрес.

С а л о м е я. Воскрес?

Р а ф а и л. Он предупреждал вас. Идите, скажите ученикам, что Он их ждет в Галилее, как прежде, в былые дни. Гавриил. Там вы увидите Его. Он просил это передать.

4. У Иоанна.

М а р и я М а г д а л и н а. Иоанн! Отопри мне! (Стучится.)

И о а н н. Сейчас! Сейчас! (Отодвигает засов.) Магдалина! А другие где? Ради Бога, что случилось?

М а р и я М а г д а л и н а. Его забрали из могилы, и мы не знаем, где Он!

И о а н н. Забрали?

М а р и я М а г д а л и н а. Идем, скорее!

И о а н н. Конечно. Я мигом. (Зовет.) Петр! :

М а р и я М а г д а л и н а. Беги, Иоанн, беги! (Зовет.) Петр!.. Петр!

5. Синедрион.

К а й я ф а. Старейшины синедриона, я созвал вас в такой ранний час, слишком уж важны эти новости. Капитан Елиуй и три левита сторожили с вечера пещеру... Капитан, будь добр, расскажи то, что рассказывал мне.

Е л и у й. Сменялись мы по двое. Примерно к первым петухам Иоиль и Саул лежали шагах в тридцати, у жаровни. Мы с Авениром стояли по обе стороны входа.

К а й я ф а. Ясно ли вы видели?

Е л и у й. Луна еще стояла над нами, а примерно в трех шагах мы врыли в землю факел.

К а й я ф а. Вы слышите, господа?.. Продолжай.

Е л и у й. Я как раз сказал Авениру, что пора сменять караул, когда земля покачнулась. Кто-то из спящих проснулся и закричал. Пошли толчки, один другого круче. И тут...

1-й с т а р е й ш и н а. Говори, говори!

Е л и у й. Нас откинуло в стороны. Пламя факела просто легло, будто из пещеры хлынул ветер.

2-й с т а р е й ш и н а. Пар какой-нибудь, из скалы...

Е л и у й. Иоиль скажет вам, что было дальше. Говори, Иоиль.

И о и л ь. Покатился камешек, словно из—под ноги. Что-то прошло между мной и жаровней, она погасла.

3-й с т а р е й ш и н а. Что-то? Какое оно, ты разглядел?

И о и л ь. Нет, не успел. А тень - увидел, как от человека.

1-й с т а р е й ш и н а. Ну и солдат, тени испугался!

И о и л ь. Удивился, господин мой. Потом кто-то закричал. Смотрю - Авенир с капитаном лежат на земле, Саул к ним бежит. Побежал и я, мы их подняли. Они не ушиблись, но оцепенели, от страха, что ли.

3-й с т а р е й ш и н а. А потом?

Е л и у й. Взяли мы факел, осмотрели камень, печати -все в порядке. Пока мы смотрели, сзади кто-то засмеялся.

1-й с т а р е й ш и н а. Они напились!

2-й с т а р е й ш и н а. Да им приснилось!

И о и л ь. Мы обернулись и увидели юношу.

Ш а д р а х. Того самого?

И о и л ь. Вроде бы другого.

2-й с т а р е й ш и н а. Рассмотрели?

И о и л ь. Да. Высокий, волосы чем-то перевязаны, туника, сандалии... Лицо и одежды - белее лунного света, бороды нет, приятный такой, улыбается. В жизни своей так не пугался.

1-й с т а р е й ш и н а. А что тут страшного?

И о и л ь. Сам не знаю. Мы просто онемели от страха. Вы говорите - тот самый! Не-ет...

Ш а д р а х. Что ты хочешь сказать?

И о и л ь. Который мимо прошел-он человек, а тут...

2-й с т а р е й ш и н а. Говорил с вами этот... хм... призрак?

Е л и у й. Нет, господин мой. Он вышел вперед и встал у гроба. Луна светила сзади, но тени не было. Потом - вот так, одной рукой - он откатил камень, сел и сидит, улыбается. Факел и луна освещали пещеру, там никого не было.

6. В саду.

И о а н н (задыхаясь от бега). Петр! Петр! Так и есть! Я заглянул туда... пусто... Только пелены лежат на плитах.

П е т р. Где женщины?

И о а н н. Не знаю! Наверное, вышли другим ходом... Иди сюда, Петр! Посмотри! Его нет.

П е т р. Кто Его мог забрать?

И о а н н. Забрал ли Его кто-нибудь?..

П е т р. Что ты сказал?

И о а н н. Сам не пойму.

П е т р. Сейчас, посмотрю-ка я получше...

И о а н н (шепчет про себя). Учитель, Учитель! Возможно ли?.. Третий день... Нет, не смею! Не смею и подумать!

П е т р. Иоанн! Тут что-то странно... Пелены лежат. Понял? Пе-ле-ны. Разве воры их оставят?

И о а н н. Сейчас, погляжу.

П е т р. Вот, где тело лежало... Пелены, перевязаны крест-накрест, сверху донизу... и покрывало для лица... точно, где голова... Кто все это разложил? Почему?!

И о а н н. Никто! Разве ты не видишь? Их не трогали! Смотри, пучок мирры в складке!

П е т р. Не трогали? Ты в себе? Как же тело... Иоанн. Он воскрес! Воскрес! Иисус, мой живой Господь!..

7. Там же.

Е в а н г е л и с т. Ученики вернулись к себе, а Мария Магдалина опять пришла в сад и плакала. Когда она плакала, она наклонилась к гробнице и увидела двух ангелов в белом, одного - у главы, другого - у ног, где раньше лежал Иисус.

Р а ф а и л. Гавриил, вестник Всевышнего, выполнил ли ты свое радостное дело?

Г а в р и и л. Рафаил, сын утешения, осталось совсем немного.

Р а ф а и л. Поняли нас эти женщины? Они очень испугались.

Г а в р и и л. И все-таки поняли больше, чем солдаты. А со временем - все поймут.

Р а ф а и л. Ученики нас не разглядели.

Г а в р и и л. Иоанну не нужны ангелы, он близок к жизни Бога.

Р а ф а и л. Слава Всевышнему!

Г а в р и и л. Во веки веков.

Р а ф а и л. Аминь.

Г а в р и и л. Взор Петра замутнен грехом и позором. Но Господь поговорит с ним.

Р а ф а и л. Ибо Он счастлив миловать.

Г а в р и и л. Аминь.

Р а ф а и л. А как быть вот с ней, она все плачет?

Г а в р и и л. Покажемся ей, но увидит ли?.. Любовь ее еще - к земной плоти... Женщина, что ты плачешь?

М а р и я М а г д а л и н а. Унесли Господа моего, и я не знаю, куда Его положили.

(Отворачивается, рыдая.)

Р а ф а и л. Отвернулась.

Г а в р и и л. Больше мы не станем с ней говорить. Приближается Тот, под Чьими стопами зацветает пустыня...

Ангелы (вместе, негромко). Элои, Элои, Элои...

Мария Магдалина все плачет

И и с у с. Дорогая Моя, почему ты плачешь?

М а р и я М а г д а л и н а. О, господин! Ты садовник? Скажи, что с Ним? Умоляю тебя, если ты Его спрятал... если нельзя Ему тут лежать... Скажи мне, скажи, я Его заберу. Пожалуйста... умоляю...

И и с у с. Мария!

М а р и я М а г д а л и н а (кричит). Раввуни!

И и с у с. Не держи Меня, Я еще не ушел к Отцу. До тех пор Мной нельзя владеть всецело... Иди, скажи Моим братьям: Я иду домой, к нашему Отцу, к нашему Богу.

Е в а н г е л и с т. Мария Магдалина пошла и сказала ученикам.

Сцена II

Иерусалим.

1. Синедрион

Е в а н г е л и с т. Первосвященники со старейшинами собрались и держали совет...

1-й с т а р е й ш и н а. Иосиф! Ты говоришь нам...

И о с и ф. Бог мне свидетель, я тут ни при чем.

2-й с т а р е й ш и н а. Так уж, прямо!

3-й с т а р е й ш и н а. Ты мог входить в гробницу...

4-й с т а р е й ш и н а. Собственно, она твоя...

И о с и ф. Вы сами опечатали камень и поставили стражу!

1-й с т а р е й ш и н а. А ты ее подкупил.

И о с и ф. Как ты смеешь?

3-й с т а р е й ш и н а. Ты ходил с Ним.

2-й с т а р е й ш и н а. Защищал Его.

1-й с т а р е й ш и н а. Поддерживал Его безумства.

И о с и ф. Это ложь! Я говорил, что Он пророк....

4-й с т а р е й ш и н а. И Мессия. Что, нет?

И о с и ф. Разве отсутствие тела это докажет?

3-й с т а р е й ш и н а. Ты поддерживал Его богохульства...

И о с и ф. Да нет же!

2-й с т а р е й ш и н а. А теперь подстроил чудо, чтобы посмеяться над Законом...

И о с и ф. Ничего подобного!

1-й с т а р е й ш и н а. ...оскорбив Всевышнего мерзкой, смехотворной претензией.

И о с и ф. Какой? Ну, какой? Пророки не встают из мертвых! Мессии не воскресают! В чем вы меня обвиняете? Когда я говорил, что Иисус - Сын Божий?

Н и к о д и м (пронзительно кричит). Мы убили помазанника! Он встал, чтобы нам отомстить!

К а й я ф а. Брат мой Никодим!

Общий гул.

Н и к о д и м. "Прокляните Мероз, - говорит Ангел Господень, - прокляните, прокляните жителей его за то, что не пришли на помощь Господу!" [1] (Быстро причитает.) Как же не карать такой народ? Страшное и дивное дело случилось на этой земле... страшное и дивное... страшное.

2-й с т а р е й ш и н а. Ну, что это!

3-й с т а р е й ш и н а. Надо его остановить.

4-й с т а р е й ш и н а. Никодим, во Имя Божие...

Н и к о д и м (громко). Восстань, о Господи, на ложе Твоем, с ковчегом силы Твоей!.. И увидите Сына Человеческого... одесную... Он грядед... грядет... (Вскрикнув, теряет сознание.)

Ш а д р а х. Очень неприятно.

3-й с т а р е й ш и н а. Припадок, что ли.

К а й я ф а. Унесите его домой, вызовите врача. Скажите семье, что он лишился рассудка. Передайте соболезнования... Достопочтенные братья, забудем эту прискорбную сцену. Открытый скандал не даст ничего, равно как и обвинения... Если ты не лишился разума, Иосиф, ты нас поддержишь.

1-й с т а р е й ш и н а. Мы все обыщем!

К а й я ф а. Естественно. Но если окажется, что тело найти нельзя...

2-й с т а р е й ш и н а. Нельзя! Где-нибудь оно лежит.

К а й я ф а. Я сказал: "Если".

3-й с т а р е й ш и н а. Давайте запечатаем гробницу и сделаем вид, что так и было.

К а й я ф а. В общественном саду? Днем? А представь, что Пилат прикажет ее осмотреть.

2-й с т а р е й ш и н а (упоенный своей ловкостью). Подложим кого-нибудь другого!

К а й я ф а. А сперва - распнем. Проще держаться истины.

Ш а д р а х. Какой?

К а й я ф а. Ну, брат Шадрах! Тело - украли. Может быть, кто-то согласен с бедным больным Никодимом? Нет? Тогда вызовем стражников. Писец, попроси Елиуя зайти к нам. Кстати, братья мои, никакого спора не было. В протокол не заносим. Небольшой перерасход... скажем так, на нужды образования... А, капитан Елиуй!

Е л и у й. Господин мой?

К а й я ф а. Мы склонны верить твоему докладу. Стоит ли говорить, что сверхъестественное толкование - неприемлимо? Если такая версия распространится, кое-кто поставит под сомнение твой разум или твою верность... или и то, и другое. По-видимому, эти толчки и... м-м-м... испарения оглушили вас, а ученики Иисуса открыли могилу и забрали тело. Так называемые... м-м-м... призраки - члены шайки, которых вы приняли за... э-э-э... бесов.

Е л и у й. Господин мой, я только могу сказать...

К а й я ф а. Лучше вообще не говори. Чтобы не вводить в соблазн невежд и суеверов, советую тебе запомнить, что вы уснули на посту.

Е л и у й. Это позор!

К а й я ф а. Все лучше, чем иная возможность. Мы готовы... э-э... возместить... м-м.. нервное истощение и моральный ущерб.

Е л и у й. Благодарю, господин мой.

К а й я ф а. Естественно, при условии, что вы не будете... э... сплетничать.

Е л и у й. Прости, господин, тела распятых - римская собственность. Если дойдет до Пилата...

К а й я ф а. Тебе ничего не будет, мы договоримся. Все понял?

Е л и у й. Все, господин мой.

К а й я ф а. Прекрасно. Можешь идти. Достопочтенные братья... Иосиф, постой! Я не назвал левитам никаких имен. Просто - "ученики"... Но если распространятся слухи... Ясно тебе?

И о с и ф. Да... Кайяфа, скажи, что ты, по-твоему, сделал?

К а й я ф а. То, что нужно Израилю.

2. У Иоанна.

Е в а н г е л и с т. В тот же день, первый день недели, ученики собрались в Иерусалиме и заперли дверь, потому что боялись иудеев...

И о а н н. Значит, ты не веришь?

И а к о в. Все-таки, брат, все-таки... Я очень люблю Магдалину, но она... впечатлительна, и до того доплакалась...

И о а н н. А мама? Она-то - человек земной, спокойный. А Мария, жена Клеопы?

И а к о в. Что они видели? Какие-то люди в белом... И потом, Иоанн, они ведь женщины. Если бы мы с тобой и Петр...

А н д р е й. Петр что-то видел.

И а к о в. Что, Андрей?

А н д р е й. Я пришел, он лежит на полу и говорит: "Господь жив". Я спрашиваю: "Ты что, видел Его?" - а он отвечает: "Да". "Что Он тебе сказал?" - "Не спрашивай". Ну, положил я Петра на кровать, он сразу заснул, как ребенок. Так и спит. Фома сидит около него.

Ф и л и п п. Наверное, ему было видение. Господь наш умер.

И о а н н. Да, Филипп, я тоже так говорил, прости меня Боже... Разве мы не видели сына вдовы? А Лазаря? Что сказал наш Господь за тем пасхальным ужином?

Ф и л и п п. А все-таки умер.

М а т ф е й. Не знаю... Ах, если бы Он воскрес, какой бы я был счастливый! И все-таки - да, ангелы, Петр, но ты-то не видел ничего!

И о а н н. Я видел погребальные пелены.

М а т ф е й. Ну, хорошо. Но если б Он воскрес, к кому бы Он сразу отправился? Конечно, к тебе. Он тебя очень любил.

И о а н н. Он всех нас любил, Матфей.

М а т ф е й. Да, знаю. Но - по-разному. Ты - Его лучший друг. Когда Его убили, ты, наверное, страдал больше всех. Значит, если бы Он был жив, Он бы первым делом подумал: "А где Мой Иоанн?"

И о а н н. Он знает, что я - здесь.

М а т ф е й. Да, но это... не похоже на Него. С чего бы Магдалине и Петру увидеть Его раньше?

И о а н н. Наверное, им важнее... Важнее увидеть... Я и так знаю, что Он жив. Я сразу понял... был уверен... А кроме того...

М а т ф е й. Да?

И о а н н. Понимаешь, Петр важнее. На нем будет основана Церковь.

И а к о в. Ну, вот! Ты не обижайся, Андрей, но я никак не пойму, почему на Петре? Самый близкий - Иоанн.

И о а н н. Может быть, поэтому. Я думаю, Церковь нельзя ставить на личных друзьях, особых людях. Она должна быть... как это по-гречески? Кафолической.

Н а ф а н а и л. Что Церковь? Мы ждали Царства. Придет оно или нет? Если Он жив, Иоанн...

И о а н н. Он жив, Нафанаил.

Н а ф а н а и л. Хорошо; что же Он делает? Что должны делать мы? Ты знаешь, издан приказ. Всех, кто говорит о воскресении, посадят В тюрьму... (Стук в дверь.)

А н д р е й. За нами пришли. (Снова стук.)

И а к о в. Пойду взгляну, кто это. ,

Ф и л и п п. Осторожно!

И а к о в (у дверей). Кто там?

К л е о п а (из-за двери). Мы с Марией.

И а к о в. О! А мы думали, за нами.

К л е о п а. Иаков... Иоанн... братцы! Мы Его видели!

Ученики. Видели?.. Когда?.. Где?., и т .п.

А н д р е й. Иаков, запри дверь (Иаков ее запирает.) Теперь - говорите.

К л е о п а. Шли мы в Эммаус... ну, в нашу деревню, миль за семь... говорили обо всем этом, и вдруг смотрим - рядом с нами кто-то идет.

И а к о в. Откуда он взялся?

К л е о п а. Жена, откуда он взялся?

М а р и я К л е о п о в а. Не знаю. Как будто все время был.

К л е о п а. Он спросил, о чем мы горюем. Я ответил: "Наверное, ты не здешний, если не знаешь, что случилось". Он говорит: "А что такое? С кем?" - "С Иисусом Назареянином. Он был пророк, творил чудеса, а священники и римляне Его распяли. Мы надеялись, что Он спасет Израиль, но они убили Его три дня назад. Сегодня несколько женщин - вот и моя жена - пошли на могилу, а тела - нету. Вроде бы ангелы им сказали, что Он жив".

А н д р е й. Клеопа! Это опасно. Наверное, там был шпион.

Клеопа. Как-то не подумал. Ну, я говорю, мы тоже пошли, могила пустая, но Его - не видели. Тогда этот человек...

Ф и л и п п. Какой он с виду?

М а р и я К л е о п о в а. Вот удивительно, мы и не посмотрели! Верно?

К л е о п а. Да, вроде бы... В общем, он сказал: "Какие вы глупые! Никак не поверите в то, что говорили проро-, ки! Разве вы не знали, что Мессия должен пострадать, гобы прославиться?"

М а р и я К л е о п о в а. И как начал с Моисея, по-том - пророков, что у них про Мессию. И родится Он странно, и будут его гнать, и узнает он горе, и руки-ноги пронзят... да! И приедет он на осле, как мирный Царь... и будет один вращать точило Божьего гнева... В общем, много чего! Так все растолковал...

К л е о п а. И еще, Он восстанет, словно росток из каменис-той почвы, и вернется, словно пастух - и словно царь, чтобы воссесть на престоле Давида и вывести свой народ из могилы. [Мы увидели, что все сходится, будто в хорошем рассказе.

М а р и я К л е о п о в а. Век бы слушали! Пришли на место, солнце уже село, мы пригласили Его зайти. Он зашел, я состряпала ужин, сели мы к столу...

К л е о п а. Он взял хлеб, благословил и преломил. Протянул нам, смотрим - на руках следы от гвоздей!

М а р и я К л е о п о в а. Тут мы взглянули на Него и узнали. Как будто до этой поры были слепы.

К л е о п а. Раз - и все, Он! Тогда Он ушел, только хлеб на столе остался.

Н а ф а н а и л. Наверное, призрак...

А н д р е й. Видение... .

К л е о п а. Хлеб был разломлен.

М а р и я К л е о п о в а. Я сказала: "Муж, развене горело у нас сердце, когда Он говорил на дороге?"

К л е о п а. Мы побежали к вам, в Иерусалим... Значит, все так и есть!

М а т ф е й. Страшно, вот я что скажу! Это - не наш Учитель. Появляется и исчезает, вы его не узнали!..

Ф и л и п п. Ясное дело, призрак. Если не злой дух... Не нравится мне все это! Неровен час, придет сюда...

И и с у с. Мир вам!

Потрясенное молчание.

Ф и л и п п (испуганно). Пришел!

А н д р е й. Ой, Господи!

М а т ф е й. Помилуй нас!

И а к о в. Ангелы, защитите!

И и с у с. Дети, чего вы испугались? Почему усомнились? (Не без упрека.) Иоанн!

И о а н н (приходит в себя). Учитель, дорогой, прости, что мы так глупы! Все-таки Ты так внезапно появился, прошел сквозь двери... Мы и подумали, что это - призрак. Это правда Ты?

И и с у с. Потрогай Мою руку.

И о а н н. Руку?

И и с у с. У призрака нет костей и плоти.

И о а н н. Рука теплая... она пробита! Как они смели?! Я стоял, смотрел, у меня сердце разрывалось.

И и с у с. У Меня пробито и сердце. Не пугайтесь! Вы видите, Я жив.

А н д р е й. Слишком хорошо, даже не верится.

Ф и л и п п. Наш Учитель, наш Друг!

Н а ф а н а и л. Никак не поверить... Нет, верю.

И и с у с. Я бы хотел что-нибудь съесть. Что у вас найдется?

И а к о в (немного виновато). Рыбка осталась вареная... ну, хлеб, конечно.

И и с у с. Очень хорошо.

М а т ф е й. Совсем как тогда, в прежнее время!

И о а н н. Вот соты... совсем новые. Хорошо, что не почали... (Вдруг пугается.) Учитель!

И и с у с. Да, Иоанн!

И о а н н. Ты... Ты не уходишь?

И и с у с. Нет. Зачем Мне уходить?

И о а н н. Клеопа и Мария... ну, Ты с ними не ел... Учитель, побудь с нами!

И и с у с. Ты знаешь Меня, Иоанн?

И о а н н. Я Тебе верю. Делай, как хочешь... Спасибо, что Ты ешь! Учитель, где Ты был эти дни?

И и с у с. С заточенными душами.

И о а н н. Они Тебя знают? Неужели Ты им тоже - Господь?

И и с у с. Я - Пастырь Добрый. Я знаю овец, и они Меня знают. Всех овец, с тех пор, как начался мир - и навсегда.

3. Перед дворцом правителя.

Ц в е т о ч н и ц а. Купите цветочков! Кому весенних цветочков? Розы, лилии... венки... Кому венок? Розы... Да, госпожа моя?

Е в н и к а. Скажи, добрая женщина, почему такая толпа? Повозки, ликторы... Разве Пилат уезжает?

Ц в е т о ч н и ц а. Да, моя милочка. Подожди, увидишь... Цветочков не надо?

Е в н и к а. Возьму все лилии. Вот серебреник...

Ц в е т о ч н и ц а. Спасибо. Красивые-то, а?

Е в н и к а. Скорей, скорей! Двери открылись!

Ц в е т о ч н и ц а. Ну, вот! Бери.

Е в н и к а. Пропустите! Пропустите!

С т р а ж н и к. Что тебе, красотка?

Е в н и к а. Цветов принесла для жены правителя.

С т р а ж н и к. Это можно. Она сейчас выйдет. Стань у повозки, сама и дашь.

Раб (наверху лестницы). Дорогу правителю! Дорогу гос-поже Клавдии Прокуле!

П и л а т. Клавдия, дорогая, ты уверена, что вьщержишь?

К л а в д и я. Конечно, Кай. Я рада, что уезжаю.

П и л а т. Я тоже, клянусь Поллуксом! Противный город. Верно, Флавий?

Ф л а в и й. Мерзкая дыра.

Е в н и к а. Госпожа моя! Госпожа!

П и л а т. Что такое? В чем дело?

Ф л а в и й. Иди, иди! Госпоже не до тебя.

К л а в д и я. Да это моя подружка Евника! Надо с ней попрощаться... Это мне? Какая красота! Спасибо, дорогая.

Е в н и к а (шепчет). Госпожа моя, ты слышала?

К л а в д и я (шепчет). О чем?

Е в н и к а (шепчет). Он воскрес.

К л а в д и я. Милостивые боги! Аполлон, Аполлон!

Ф л а в и й. Тебе нехорошо, госпожа?

К л а в д и я. Нет, ничего. Голова закружилась... Спасибо, Евника. Пора ехать.

Ф л а в и й (вознице). Е-ез-жай!

Л и к т о р ы. Дорогу! Дорогу Клавдии Прокуле!..

(Колесница уезжает.)

Ц в е т о ч н и ц а. Кому цветочков? Розы Сарона! Лилии долин!..

4. У сыновей Зеведеевых.

Е в а н г е л и с т. Фома не был с учениками, когда приходил Иисус. Через восемь дней они опять собрались, уже с ним.

Фо м а. Говорите, что хотите, а я не увижу - не поверю. Да, пока не увижу следов от гвоздей... нет, что я! Пока не пощупаю... не вложу пальцы в эту рану, ничему не поверю.

М а т ф е й. Ну, Фома! Прямо кажется, что ты не хочешь верить.

Фо м а. Не хочу поверить в свои вымыслы. Вот увижу доказательства...

И о а н н. Фома, Он здесь!

И и с у с. Мир вам.

Ученики. И Тебе.

И и с у с. Иди сюда, Мой друг. Потрогай, пощупай. Сунь пальцы в рану. Не сомневайся больше, поверь.

Фо м а (твердо). Ты - мой Господь и Бог мой.

Главные слова наконец сказаны; их принимают в молчании.

И и с у с. Фома, ты поверил, потому что увидел. Блаженны не видевшие и поверившие.

П е т р (пораженный своей догадкой). Учитель, Когда я от Тебя отказался... когда мы сомневались... когда мы оставили, бросили, предали Тебя - мы все это сделали Богу?

И и с у с. Да, Петр.

И а к о в. Господи, когда над Тобой глумились... когда Тебя били... когда Тебя убили, все это сделали Богу?

И и с у с. Да, Иаков.

И о а н н. Друг мой, Ты терпел и унес в смерть наши грехи. Так поступает с нами Бог?

И и с у с. Да, Иоанн. С вами, для вас, внутри вас, когда вы доверитесь Мне. Вы - не слуги, а сыновья. Вы можете верить и не верить, принять Меня и отринуть, распять - и сораспяться, разделяя со Мной позор и скорбь, радость и славу. Те, кто умрут со Мной, со Мной воскреснут, ибо они едины со Мною, как Я - с Отцом.

И о а н н. Значит, вот что такое - древняя жертва, кровь невинного за грехи мира!

И и с у с. Подойдите ко Мне. Примите дыхание Божье. Как Отец послал Меня, так Я посылаю вас. Если снимете вину - она снята; если осудите - осуждена. Да будет с вами мир.

Сцена III

Галилейское море.

Е в а н г е л и с т. Потом Он снова показался им у Галилейского моря. Там были Симон Петр, Фома, Нафана-ил, Иоанн с Иаковом, еще двое. Петр сказал: "Пойду наловлю рыбы". Они отвечали: "И мы с тобой". Они сели в лодку и ничего не поймали за ночь.

И а к о в. Светлеет, а рыбы нет.

П е т р. Нехорошо... Погода вроде приличная... Ну, ладно. Хватит, пора домой.

И а к о в. На берегу кто-то стоит.

Фо м а. Наверное, хочет, чтобы мы его подвезли.

И и с у с (кричит издали). Эй, как улов?

П е т р (кричит). Пло-хо-ой!

И и с у с. А вы забросьте сети справа от лодки. Там целый косяк.

А н д р е й. Что это он?

Фо м а. Ему-то какое дело?

П е т р. Чего там, попробуем... Ну-ка, Андрей!.. Держи руль, Иоанн! Ки-дай! (Всплеск воды.) Так, так... Еще немного! Эй, Иоанн, не спи! Держи против ветра!

И а к о в. Сеть полна. Он был прав.

И о а н н. Это - Господь.

П е т р. Что? Ну, конечно! Рубашку не дадите? Так, опояшемся... Поплыву к берегу.

Фо м а. Петр, что ты делаешь?!.

И а к о в. Пусти его, Фома. (Всплеск воды.)

А н д р е й. Слишком тяжелая, не втащишь.

И а к о в. Лучше потащим так, привяжем к корме.

Е в а н г е л и с т. И они потащили, там было мелко, недалеко от берега.

И а к о в. Смотри, Иоанн: костер, одни угли, на них - рыба. А вон и хлеб...

И о а н н. Петр сидит, смотрит. (Негромко зовет.) Петр! Петр (не им, а Тому, Кто сидит у костра). Вот и они.

И и с у с. Принесите рыбы из той, что вы поймали.

П е т р (подходит к ним). Андрей, невод с вами?

А н д р е й. К корме привязан.

П е т р. Найдите мне рыбку получше...

И а к о в. Вот, пожалуйста... И ножик...

П е т р (возвращается к костру). Спасибо.

Н а ф а н а и л. Пойдем с ним?

И о а н н. Лучше рыбу пересчитаем. Крупная! (Небольшая пауза.)

Фо м а. Двенадцать... четырнадцать... шестнадцать...

Н а ф а н а и л. Печет их... и нашу и ту, что была... двадцать, двадцать один... Как ты думаешь, можно спросить, кто это?

И о а н н. Мы и так знаем...

И а к о в. Сто сорок.

А н д р е й. И тринадцать - сто пятьдесят три. Вся крупная.

И о а н н. На этот раз сеть цела.

И и с у с. Ловцы людей, идите, поешьте.

И о а н н. Солнце взошло. Ты видишь, кто это?

Е в а н г е л и с т. А когда они поели, Он сказал Петру...

И и с у с. Симон, сын Ионин, предан ли ты Мне?

П е т р. Да, Господи.

И и с у с. Паси Моих овец... Симон, сын Ионин, дружен ли ты со Мной больше, чем они?

П е т р. Да, Господи. Ты же знаешь.

И и с у с. Паси Моих ягнят... Симон, сын Ионин, ты вправду Мне друг?

П е т р. Конечно, Господи!

И и с у с. Корми Моих овец... Снова и снова скажу, когда ты был молод, то подпоясывался сам и шел, куда хотел. Когда ты состаришься, ты протянешь руки, и другой тебя подпояшет и поведет, куда не хочешь.

П е т р (догадавшись). Так же, как Тебя?

И и с у с. Иди за Мной!

П е т р. Да, Господи, куда Ты пойдешь. Смотри, Иоанн! А с ним что будет?

И и с у с. Если Я хочу, чтобы он Меня ждал, что тебе до этого? Ты иди за Мной. Пауза.

Е в а н г е л и с т. Через сорок дней Он повел их на Масличную гору и говорил с ними, и сказал...

И и с у с. Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Так было написано, что Христос пострадает и восстанет из мертвых, и вы - тому свидетели. Оставайтесь в Иерусалиме, пока не получите силы свыше, а уж тогда - идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Вот, Я с вами до конца времен.

Е в а н г е л и с т. Он поднял руки, благословил их, стал от них отдаляться, и облако взяло Его. И когда они смотрели на небо, перед ними предстали два мужа в белой одежде...

Г а в р и и л. Мужи Галилейские! Что вы смотрите на небо? Иисус, Который туда вознесся, точно так же и придет.

Е в а н г е л и с т. Да будет так. Гряди, Господи Иисусе.

Пауза.

Это рассказано, чтобы вы верили, что Иисус - Мессия, Сын Божий. Он сделал еще много, но если писать обо всем, наверное,

Категория: Дороти Л. Сэйерс | 15.11.2007
Просмотров: 1187 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz