Понедельник, 11.12.2017, 04:08
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Нужно ли перегонять старые модули к "Цитате" в юникод?
Всего ответов: 7
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » Д.И.Багалей

История города Харькова. Гл.11, ч.1

Город Харьков в XVII-XVIII веках входил в состав Белгородской епархии: самостоятельная Харьковская епархия была учреждена только в конце 1799 года. Впрочем в самые первые годы своего существования до 1607 года, т.е. до учреждения Белгородской епархии, Харьков вместе с другими городами Белгородской черты и Слободской Украины, находился в церковном отношении в ведении Московского патриарха. Преосвященный Филарет говорит, что "иные переселенцы из-за Днепра с нуждами о храмах и священниках относились прямо в Москву, другие в Киев [1], но в доказательство последнего известия (о Киеве) не приводит никаких данных. Да и едва ли это было в действительности, если принять во внимание, что слобожане, селившиеся на Украйне Московского государства, с одной стороны должны были признать власть последнего, а с другой разорвать связи со своим прежним отечеством - право6ережной Малороссией. Юго-западная церковь, несомненно, наложила резкую печать на церковную общественную жизнь Слободской Украины вообще и города Харькова в частности и это влияние оказалось столь сильным и прочным, что просуществовало 21/2 века и пережитки его можно наблюдать еще даже и ныне. Строй южннорусской церкви во многом отличался от такого же строя севернорусской, ибо Великой и Малой Руси пришлось жить в разных исторических условиях, которые, конечно, наложили свою печать на ту и другую во всех сферах жизни, в том числе и церковной. Выходцы из правобережной Малороссии приносили с собою на слободы свои "старочеркаские обыкности", т.е. старинные малороссийские обычаи и в числе их видное место занимали их церковные особенности. Среди же этих последних на первом месте следует поставить живое участие мирян в церковных делах, нашедшее себе выражение в выборе прихожанами священно- и церковнослужителей и в учреждении братств, школ и шпиталей (i.е. богаделен). Все это было перенесено переселенцами и на новые места их жительства и заботливо охранялось ими в качестве старинного дедовского и прадедовского церковного обычая. Сохранение его поддерживалось еще тем, что слобожане, переселявшиеся часто массами, целыми деревнями и обозами, приводили с собою своих прежних священников и дьячков, привозили свои иконы и богослужебный книги западнорусской печати, церковную утварь, колокола и т. и. Да и впоследствии к ним могли приходить "черкасские" священно- и церковнослужители, т.е. выходцы из право- или левобережной Малороссии. Приходы твердо отстаивали свое старинное право выбора и приглашения священников и, естественно, те заключали в этом смысле договоры с людьми "малороссийской породы". Естественно, что и богослужебные книги чаще всего покупались все той же Киевской, Львовской, Виленской, Черниговской и вообще западнорусской печати. Всем этим сильно поддерживалась старая церковная традиция.

Священники первых харьковских церквей были, по-видимому, южнорусского происхождения. И можно предполагать, что они вместе со своими будущими прихожанами принимали живейшее участие в построении храмов.

Постройка же храмов произошла по инициативе самих харьковцев, не могших долго обходиться без совершения таинств и церковных служб. Мы знаем уже, что Соборная Успенская церковь была окончена постройкою в 1658 г., а лес на нее возили «ратные люди» т. е. харьковцы в 1657 году.

Но подобно тому, как крепость, сооруженная на первых порах самими харьковцами по их „извычаю", показалась воеводе Селифонтову недостаточной, так точно и построенный ими храм - Успенский был признан воеводою Офросимовым тесным и лишенным всего самого необходимого — икон и богослужебных книг. Мы приводили в главе о градостроительстве эту любопытную отписку Офросимова о тесноте храма, отсутствии икон и книг и присутствии бумажных листов литовского письма. Но при пользовании этим документом необходимо, однако, иметь в виду, что краски здесь сильно, хотя, быть может, и невольно сгущены. Воевода Офросимов, привыкший к благолепию московских храмов, относившийся, подобно всем московским людям, чрезвычайно подозрительно к православию западно-русцев, бывших под властью католических польских королей, признававший настоящею христианскою верою только то православие, которое он видел у себя, не успевший еще ознакомиться с бытовыми особенностями малорусских переселенцев и привыкнуть к ним, естественно, был смущен и малыми размерами храма, занимавшего, по-видимому, площадь всего в 16 сажен, и отсутствием икон по стенам его, и заменою их бумажными листами литовского письма, и отсутствием богослужебных книг. И вот он считает „маловерием" то, что черкасы поклонялись этим листам и стенам и „ложью" перед Богом то, что, благодаря отсутствию необходимых церковных книг, они не могли совершать всех видов богослужения в должной полноте, даже не имели возможности по той же причине совершать молебствия за Государево здравие. Но, конечно, здесь ни маловерия, ни лжи перед Богом не было: бумажные листы литовского письма представляли из себя те же иконы, только с изображениями на бумаг, а не дереве или металле; харьковцы не поклонялись стенам, а просто вынуждены были молиться в церкви, которую пока еще не имели возможности украсить священными живописными изображениями или иконами, ибо не было в их военной сред художника и негде было им купить готовых икон; неполнота богослужения также, конечно, не являлась ложью перед Богом и была вынуждена обстоятельствами, об устранении которых, как увидим далее, уже заботились черкасы. В словах воеводы Офросимова ярко выразился взгляд великорусских людей XVII века на православие, которое они представляли себе почти исключительно с внешней обрядовой стороны: молитвы внутренней без икон или даже перед иконами необычного для них вида они не признавали; наверное, в Успенском храме были какие-нибудь церковные книги, по которым совершалось богослужение, но это были, по всей вероятности, также книги „литовского письма", т. е. западнорусской печати — и их воевода игнорирует, он знает и признает только перечисленный им издания московской печати. Для подобного рода людей все, мало-мальски, непохожее на свое, представлялось уже чуждым, странным, неверным; и понятно, с другой стороны, как на подобной почв развилось „стояние за единую букву аз", т. е. староверие. И так, в самый первый момент церковной жизни города Харькова, в ней проявилась юго-западная стихия. Первым священником у харьковцев, вероятно исполнявшим у них требы и таинства еще до построения первого храма и быть может пришедшим с первыми поселенцами в Харьков, был малоросиянин Еремеище — так он называет себя в современных московских актах. Такого же малороссийского происхождения, очевидно, были новопоставленный священник Василище и диакон Иосипище. В 1657 году они втроем явились в Москву для челобитья о „церковном строении", т. е. для получения денег и церковных предметов, необходимых для начатого в это время постройкою Успенского храма, а может быть и других намеченных к постройке церквей. Воевода Офросимов писал в Москву об Успенском Соборе: „образов Государь, местных и Деисусов нет; нет, Государь, евангелия напрестольного, ни служебника, ни потребника, ни триоди постной, ни трихолоя, ни Апостола, ни минеи общей, ни Октои, ни шестоднева, ни псалтыря с следованием, ни Евангелия толкового". На Москве они подали челобитную следующего содержания. „Царю Государю и великому князю Алексею Михайловичу всея великой и малой и белой России Самодержцу. Бьют челом богомольцы Твои бедные Государевы Украинского дальнего города Харькова черкасский поп Еремеище и новоставленные поп Василище и диакон Иосипище... Приволоклися мы, богомольцы Твои, к Тебе, Государю, бити челом о церковном строенью; и мы на Москв волочимся четвертую неделю и чрез тые часы спроълися, ныть и исты нечего, и скудней у нас нътъ. Милосердный Государь... Самодержец, пожалуй нас, богомольцев своих, вели, Государь, нам бедным своего Государева жалованья корм дати, чим тебе, Государю, об нас Бог известит. Царь-Государь, смилуйся". Царь приказал выдать из разряда челобитчикам —попам по рублю, а диакону 20 алтын. В 1656—1657 г. подали любопытную челобитную б. соборный диакон Иосиф и о. Иван Афанасьев [2]. Царское жалованье на Успенский Собор, было отпущено в 1659 году—и оно состояло из церковных облачений („риз зендининных, епитрахили, подризного стихаря, поручей и пояса"), покровов для церковных сосудов, воздухов, срачицы на престол и 6 фунтов ладана [3]. Но этим дело не ограничилось. Очень скоро (когда в точности, не известно, но во всяком случай до 1663 г.) было дано новое Царское жалованье на ту же церковь Успения: пожалованы, престольный образ Успения Богоматери шестилистовый с 2 серебряными позолоченными венцами, благословенный крест, царские двери со столбцами, медное кадило и 4 богослужебные книги из числа тех, о коих ходатайствовал Офросимовъ. В 1659 г. было пожертвовано в Собор напрестольное евангелие, выхваченное рабом Божиим Михаилом из Михайловской церкви сел. Плисского, зажженной во время бунта гетмана Выговскаго. Быть может, и все это—что очень вероятно—было пожаловано в ответ на челобитную Офросимова. В 1659-1660 гг. кроме Соборной в Харькове существовали уже Благовещенская, Троицкая и Николаевская церкви, а до 1668 года, до открытия Белгородской епархии, кажется, была построена уже и Рождественская. Построены были эти церкви, нужно думать, по инициативе и на средства самих харьковцев, которые доказали этим не „маловерие", а наоборот свое религиозное усердие, так как храмы эти находились на близком расстоянии друг от друга и, при религиозном индифферентизме, тогдашнее население Харькова могло бы ограничиться и гораздо меньшим их числом. По крайней мере несомненно известно из документов, что Николаевский храм был построен исключительно самими харьковцами во главе со священником о. Стефаном, пришедшим с партиею их из Заднепровья. Вот свидетельство об этом документа [4].

В 1659 году священником Соборной Успенской церкви был о. Иван Афанасьев или, как он сам себя называет, Иванище. Он обратился в этом году к Государю с такою челобитною. „Государю Царю и великому князю Алексею Михайловичу.... Бьет челом богомолец твой Государев Харькова города Соборныя церкви Успения Пресвятыя Богородицы да Твоего Государева Ангела Святаго и Праведнаго Алексия человека Божия поп Иванище. По твоему великаго Государя указу велено мне богомольцу Твоему быть у того твоего Государева богомолья в соборной церкви, а Твоего Государева денежнаго и хлебнаго жалованья годовыя руги давать мне богомольцу твоему не указано и приходу, Государь, мирских людей нет кормиться нечем, потому, что Харьков город построено вновь, а Украинных, Государь, городов попам и диаконам, и пономарям и просвирницам и диачкам соборных церквей дают твое. Государь, денежное и хлебное жалованье, годовую ругу попам на Валках и на Болховце по 7 рублей, в Карпове, Чугуеве и Белгороде по 6 рублей и по иным городам из таможенного приходу, а хлеб дают из твоих государевых житниц по 12 четей и приход, Государь, у них—мирские люди — есть и твоим государевым жалованьем—подгороднею и дальнею землею и свиными покосами и всякими угодьями построены (т. е. удовольствованы)... Пожалуй меня, Государь, богомольца твоего своим государевым денежным и хлебным жалованьем - годовою ругою, чем тебе, великому Государю, о мне богомольца твоем Милосердный Бог известит, и вели, Государь, то свое государево денежное и хлебное жалованье—годовую ругу в Чугуеве давать—денежное из таможенного прихода, а хлебное из своих государевых житниц, чтобы мне, богомольцу твоему, было чем питаться. Великий Государь, смилуйся, пожалуй".

В разряд по поводу этой челобитной была сделана следующая справка. В новых городах соборным попам велено давать государева жалованья: годовой руги в Карпов денежной но 6 рублей, хлеба ржи и овса по 10 четвертей, земли дано по 10 четвертей, в Болхове — денег по 8 руб., хлеба ржи и овса по 10 четв., земли дано на весь соборный причт 45 четей, в Олешне — денег по 6 руб., земли по 10 четей. Государь внял просьбе и в Курск отправлена была об этом следующая грамота. „Пожаловали мы, великий Государь, нового города Харькова соборного Успенского попа Ивана Афанасьева для церковныя службы велЪли ему нашего, великого Государя, жалованья давать но 5 четей ржи и по 5 четей овса по сему нашему, великого Государя, указу сполна без Московской волокиты в Курске и из иных великого Государя хлебных запасов погодно. И как харьковский поп Иван Афанасьев в Курск поедет и ты-б на нынешний на 167-й (1659-й год) наше великого Государя годовое денежное жалованье ему дал и впредь давал в Московскую таможенную меру и ту дачу в расходные книги писал особою статьею, а прочитав эту грамоту и списав с неё список держал его в приказной избе за своею рукою, а подлинную отдал попу Ивану для иных наших воевод и приказных людей [5] (1659 г.).

В том же году священник Иван Афанасьев обратился с челобитною об отводе ему в Харькове места под двор и огород. Государь велел Харьковскому воеводе Офросимову отвести ему земли под двор и огород, сколько окажется возможным по местным условиям 2).

Нужно заметить, что Соборная церковь, помещавшаяся обыкновенно в крепости и входившая как бы в состав казенных сооружений этой последней, пользовалась особенным покровительством со стороны правительства. Когда украинные города устраивались самою центральною властью, то эта последняя в числгЬ Д2)угих казенных построек воздвигала и соборный храм. В Харькове дело происходило совсем иначе—здесь церковь устроили сами жители — но священник о. Иван, сменивший о. Еремея, решил воспользоваться льготою, касавшеюся украинных городов, к которым, конечно, можно было причислить и Харьков, по его географическому положению, и добиться казенного жалованья. Само собою разумеется, что ссылка его на отсутствие прихожан не имела фактического основания. Правда „мирских" людей, т. е. не ратных у него в приходе может быть и не было, но их было мало и позже, а между тем в это время в Харькове возникло еще несколько церквей, прихожанами которых были т же „ратные люди". И причт этих церквей казенного жалованья не получал, а между тем, очевидно, не голодал, потому что пользовался содержанием от прихожан. В других Харьковских церквях в это время были следующие священники в Благовещенской - о. Алексей, в Троицкой — о. Иосиф, в Николаевской -о. Стефан; подписи первых двух мы видим на челобитной харьковцев 1659 года об открытии Успенской ярмарки [6], а имя третьего упоминается в грамоте 1660 года [7]. Быть может, о. Иосиф был тем самым лицом, которое сопровождало в 1657 г. в Москву о. Еремея под именем диакона Иосипища.

В чьем ведении был в это время причт первых Харьковских церквей и эти последние, документы не говорят. Во всяком случае, ими ведала Москва, а не Киев. Но одни из церквей Московского государства находились в непосредственном ведении Московского патриарха (Патриаршая область), другие — местных епархиальных владык. Спрашивается: от кого же зависели Харьковские церкви с 1657 до 1667 года?

Города Белгородской Украины входили в состав Патриаршей области, которая по мер постройки их расширяла свою территорию в юго-восточном направлении. После патриарха Филарета в нее вошли города Белгородской черты: Яблонев, Усерд, Верхососенск, Ольшанск, Коротояк, Короча, Болхов, Новый Оскол; при патриархе Никоне в 1655 г. в нее включены — Чугуев, Карпов, Хотмыжск, Обоянск, Вольный, Алешня, Каменный и Недрыгайло; некоторые из этих городов находились уже в пределах Слободской Украины. С 1653 года началась перепись Патриаршей области, распространившаяся и на города Слободской Украины. В 1657 году при Никон, в состав Патриаршей области входили города Белгородской и Слободской Украине [8].

На Соборе 1657 года речь шла о переводе в Белгород митрополита Крутицкого Питирима и об учреждении новой Белгородской епархии; но Соборного определения на сей счет не состоялось. Питирим получил титул митрополита Белгородского, но в Белгород не поехал и Белгородская епархия учреждена не была. Это объясняется тем, что с одной стороны Никон таким образом надеялся освободиться от опасного для него митрополита, бывшего как бы патриаршим викарием, а с другой и его враги не хотели допустить этого из соображений политических, сам же Питирим, естественно, не желал менять своей богатой и близкой к Москве епархии на бедную Украинскую [9]. Приурочение же Белгородского края к Крутицкой митрополии объясняется тем, что эта последняя некогда фактически включала в свой состав епископию Сарскую (т. е. Сарайскую-Золотоордынскую или Иодонскую). „Из городов, назначенных (было) в состав новой епархии, одни по прежнему остались в Патриаршей области, другие, вновь образовавшиеся на Украине, едва ли имели какое определенное церковно-административное устройство" [10]. Харьков в 1657 году был именно одним из таких вновь устроенных городов и церковно-административная зависимость его должна была выясниться и определиться, так сказать, фактическим путем, т. е. в связи с нуждами его приходских храмов, нуждами, делавшимися известными правительству. Не здесь ли следует искать причины того, что поп Еремеище с товарищами несколько недель без успеха для своего дела волочился на Москве? Не потому ли и ходатайство Офросимова долго не имело результатов, что первый Харьковский храм не был пока приписан ни к какой епархии? И может быть потому вся переписка по данному делу велась Разрядным приказом по его Белгородскому столу, точно также как и выдача жалованья соборному священнику была поручена подведомственным ему воеводам и приказным. „Медлить фактическим открытием и замещением кафедры Белгородской епархии на Украине становилось, однако, невозможным. Церковным неустройством края задерживалось его гражданское устройство. Тревожное состояние Украйны заставляло стягивать туда войска и новые города сделались военными обширными поселениями. Отцы собора, открывая Белгородскую епархию, мотивировали это тем, что украинские города многонародны и ратными людьми пренаполнены. Туда постоянно посылаются воеводы великого государя, бояре и иные честные люди от его царского синклита со многим воинством. По этому самому и ради дальнего расстояния... Собор постановил учредить там митрополии, „да многая жатва без делателей не будет". Митрополитом Белгородским назначен был Сербский митрополит Феодосии. В состав новой епархии вошло 37 городов, из коих 20 принадлежало раньше к Патриаршей области, а 17 было новых городов, находившихся почти исключительно в пределах Слободской Украины, а именно—Харьков, Колонтаев, Городня, Краснокутск, Валки, Двуречный, Салтов, Печенеги, Змиев, Маяцкий, Цареборисов, Ахтырка, Боровное, Острогожск и Урыв. В 20 городах, отходивших в Белгородскую епархию от Патриаршей области, было с пределами и часовнями 300 церквей. В 1679 году во всей епархии было 542 церкви; по числу их и по территории она занимала видное место среди других епархий [11]. До 1721 года Белгородские архиереи носили титул митрополитов — это также свидетельствует о том, что новой епархии придавалось важное значение.

Мы не будем, конечно, останавливаться на биографиях и деятельности Белгородских епископов, а только перечислим их и сообщим кое-какие данные о тех из них, деятельность которых касалась непосредственно Харькова.

Вот в каком порядке сменяли друг друга Белгородские владыки — 1) митроп. Феодосий (1667—1671 г.), 2) митроп. Мисаил (1672—1684 г.), 3) митроп. Авраамий (1684—1702 г.). 4) митроп. Иустин Базилевич (1702—1709 г.), 5) митроп. Иларион Властелинский (1711—1720 г.), 6) еписк. Епифаний Тихорский (1722—1731 г.), 7) архиеп. Досифей Богданович-Любимский (1731—1733 г.), 8) еписк. Арсений Берло (1735-1736 г.), 9) арх. Петр Смелич (1736—1742 г.), 10) митроп. Антоний Черповский (1742—1748 г.), 11) еписк. Иоасаф Горленко (1748—1756 г.), 12) еписк. Лука Конашевич (1756—1758 г.), 13) еписк. Иоасаф Миткевич (1758—1763 г.), 14) Порфирий Крайский (1763—1768 г.), 15) еписк. Самуил Миславский (1768—1771 г.), 16) еписк. Аггей Колосовский (1774—1786 г.), 17) арх. Феоктист Мочульский (1787—1818 г.)[12]. При Феоктисте произошло разделение Белгородской епархии на Белгородско-Курскую и Слободско-украинскую или Харьковскую.

Первые Белгородские митрополиты обращались к своей пастве с увещательно обличительными посланиями. Один из них Авраамий запрещал практиковавшееся у малороссиян обливание, а требовал погружения крещаемого младенца; он же сделал общее распоряжение относительно обложения всех новых церквей в пользу архиерейской казны. С именем питомца Киевской Духовной Академии еписк. Епифания Тихорского связывается великое дело учреждения в Харькове Коллегиума. После него в Харьковском Покровском монастыре осталось значительное денежное имущество. В виду существования Коллегиума преемником Епифания был назначен арх. Досифей, славившейся своею ученостью. Он заботился о нуждах Коллегиума — входил с прошением об отпуске сумм, необходимых для него, в Синод и ходатайствовал перед Императрицей Анной Иоанновной о передаче Коллегиуму библиотеки Стефана Яворского, каковое ходатайство и было уважено. Он выступает также против тех, кои добивались священнических мест не на основании своего образовательного ценза, а в силу наследственных прав. И наконец, ему же принадлежит обличительная грамота против языческих суеверий, допускавшихся в браках. Не довольствуясь церковными брачными обрядами, народ дополнял их еще, по его словам, "своими бабьими и диавольскими забобонами" - теща выезжала на встречу на волах, в вывернутом кожухе, нарядившись в шапку и посыпая молодых овсом; некоторые зажигали на воротах огонь, чтобы через него проходили новобрачные и Бог весть, прибавлял архиепископ, нет ли здесь каких бабьих приговорок или диавольских чародеяний. Кроме того пели скверные и непристойные песни, вместо того, чтобы хвалить и прославлять святое Божие имя. Этот „универсал" был отправлен и в Харьков протопопу соборной церкви Григорию Александрову, который должен был его разослать всем градским и уездным священникам [13]. Преосвящен. Досифей отличался запальчивостью, которая проявилась между прочим в изгнании из его епархии евреев. В силу той же запальчивости оп предал анафеме архимандрита Харьковского Преображенского (Куряжского) монастыря Иосифа Зайкевича и игумена Харьковского Покровского монастыря (он же был и ректором Коллегиума) Митрофана Слотвинского за то, что они отправились без его разрешения жаловаться на него в Петербург. В своем донесении Синоду он обвинял их в бегстве из монастырей, а арх. Иосифа сверх того в зазорном житии—прелюбодеянии с разными женщинами, в доказательство чего ссылался на показание этих последних, скрепленное подписями присутствовавших при этом допрос 9 монахов. Обвиняемые в свою очередь жаловались на своего архипастыря Синоду, обвиняя его в расхищении харьковского Коллегиума. Синод за анафему и „непристойная речи" признал Досифея подлежащим запрещению в управлении епархией еще до заключения наряженной для следствия комиссии, а затем сослал его после отрешения от должности в Курский Знаменский монастырь, где он умер в утеснении и крайней бедности. Рубан в своем „Любопытном месяцеслове" отзывается, впрочем, о нем с симпатией и видит в нем жертву клеветы и Бироновщины: „многострадальный сей пастырь от своих овец снеден, от клеветников, а именно—от архимандрита харьковского и ректора Коллегиума обнесен Святейшему Синоду, от которого следствию предан и в Курский Знаменский монастырь прежде всякого изобличения сослан, где в утеснении умре 1730 г." [14].

Петр Смелич — родом серб — стяжал себе добрую славу устройством в разных городах подготовительных школ для Коллегиума. В Харькове ему пришлось отстаивать представителей черного духовенства от сотника Леонтия Голуховича. В 1741 году игумен Харьковского Покровского монастыря (он же и ректор Харьковского Коллегиума), Варлаам Тищинский и наместник старого Преображенского (Куряжского) монастыря Венедикт Чигиринский жаловались его преосвященству, что „полковой сотник Л. Голухович в 1738 и 1739 гг. обоим монастырям наглые и несносные обиды разорительные учинил, именно— неоднократно присылал в вотчины и. хутора тех монастырей по несколько подвод с подводчиками, якобы для прокормления Государевых коней, отчего за недостатком корма в то время погибло много монастырского скота, да им же Голуховичем хутор и мельница Покровского монастыря разорены в конец"; всех убытков, причиненных Голуховичем обоим монастырям, показано на 2284 руб. Преосвященный, в бытность свою в Харьков, памятуя и ревнуя о том, да „ни един сый его паствы от истинного пути заблудився зле погибнетъ", послал к Голуховичу протопопа с увещанием и приглашением или принести оправдание, если невиновен, или просить прощение, если виновен; но Голухович, презрев архиерейскую власть, явиться к архиерею не захотел, объявляя, что не пойдет потому, что архиерей имеет на него гнев. Тогда преосвященный сообщил „о выше объявленных наглых и бессовестных обидах в полковую канцелярию с требованием сатисфакции, а за презрение епископской власти предал Голуховича „единою персоною", т. е. не касаясь его домашних, отлучению от входа церковного, с запрещением и на дому править для него какие-либо христианские требы. Мотивировал свое решение епископ тем, что Голухович обидел училищные монастыри и высказал гордыню и строптивость по отношению к архиерею [15]. Мы не знаем, к сожалению, насколько был виновен Голухович в приписанных ему проступках; по всей вероятности, он силою обстоятельств вынужден был ставить тяжкие постои в монастырских имениях—мы знаем, что эта повинность нередко ложилась и на тех, кто по закону был от неё освобожден, например, на духовенство и что 1738—1739 годы были наиболее тяжелыми в этом отношении — во всяком случае он имел право и основание не желать подвергать себя добровольно .юрисдикции епископа, который, конечно, едва ли мог соблюсти в столь близком для него деле полное беспристрастие. Вообще притязание Смелича на юрисдикцию в этом случай не имело за собою законного права—и он поступил правильнее, обратившись с жалобою на Голуховича в полковую канцелярию, и у него не было достаточных оснований для такой тяжкой меры, как отлучение от церкви. Быть может, и для Петра Смелича, как и для одного из его предшественников, его слишком решительная мера не прошла даром. Едва ли Голухович примирился с наложенным на него суровым наказанием. Во всяком случае инцидент с Голуховичем относится к 1741 году, а в следующем году архиепископ был уволен от должности, потому что „за старостью престолоуправления снести не мог". Известно также, что против него выставлены были какие-то обвинения и по ним велено было произвести следствие. Проф. А. С. Лебедев сообщает еще одно характерное распоряжение архиепископа о собрании ставленных священнических грамот для подкрепления их его собственноручного подписью, с тем, чтобы за эту подпись священники делали добровольный денежный взнос в его пользу. „Протопоп Харьковской протопоп Григорий Александров, прописав этот указ священникам своего ведомства, прямо предписывал им — приехать в Харьков на духовный двор и привезти грамоты и деньги сполна, чтобы против прежней дачи было за подписание грамот и антиминсов, також и келейникам непременно. Прежняя дача таким образом сохранялась—отнималась только у дающих всякая возможность жалобы на взимание, так как они должны были давать, что требовалось добровольно, что и обязывались удостоверить собственноручным подписом" [16].


[1] Истор. Статист. Описан. Харьковск. епархии, т. 1; стр. 5.

[2] Царю государю… Алексею Михайловичу.... бьет челом богомолец твой твоего государева нового города Харькова собору Успения Пресвятыя Богородицы бывший дьякон Иосиф бедной до конца разореной. Посылан я б. т. в черкаете городы для ради церковного вина и для ради иных церковных потреб, а как я б. т. искупя то церковное, вино и всякую церковную потребу поехал из тех черкаских городов назад и на дороге меня б. т. ограбили Выговского полку казаки и сербияне, то церковное вино и всякую церковную потребу они у меня отняли да коня отняли с санми да с меня же сняли однорядку и скуфью, и всего государь грабежом взяли с меня на 20 рублев; а ныне я б. т. приволокся к Москве пеш обо всяких нуждах а назад сволочься мне ко дворишку нечем граблен без остатку. Милосердный государь царь.... пожалуй меня б т. вели государь мни дать своего государева жалованья чем бы сволочься к домишку чтоб мни скитаючись на Москве голодною смертью не помереть. Царь государь смилуйся пожалуй.

На обороте: 166 г. августа в 4 день государь пожаловал велел ему дать доброе сукно одинец какой платно ныне попы носят послать память из Разряду.

Царю государю.... бьет челом б. т. государев нового города Харькова соборной церкви Успения Пресвятыя Богородицы да твоего государева ангела святаго и праведнаго Алексия человека Божия поп Иванище Афанасьев. Но твоему государеву указу поставлен я богомолец твой к тому твоему государеву богомолью в попы а служить государь и за тебя великого государя Богу молить не по чему — книг не дано. Милосердный государь царь.... пожалуй меня б. т. вели государь к тому своему богомолью в Харьков в соборную церковь книг дать и антиминсы чтоб было по чему за тебя великаго государя Богу молить и чтоб то твое богомолье соборная церковь без пения не была и без службы. Царь государь смилуйся пожалуй.

На обороте: Августа в 21 день государь пожаловал велел дать книг—евангелие напрестольное, апостол, псалтырь, минею общую, шестоднев и послать о том намять во дворец.

Лета 7166 августа в день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича.... указу окольничему ведому Михайловичу Ртищеву да Григорию Михайловичу Аничкову да дьякам Давыду Дерябину да Игнатыо Матвееву да Андрею Селину. Великий государь царь.... указал послать из приказу Большого дворца в новый город в Харьков в соборную церковь У спеши Пречистые Богородицы книги евангелие напрестольное, апостол, псалтырь со восследованием, минею общую, шестоднев тое ж соборные церкви с попом Иваном Афанасьевым. И по государеву цареву ... указу окольничему Федору Михайловичу Ртищеву да Григорыо Михаиловичу Аничкову да дьякам Давыду, Игнатыо и Андрею учинить о том по сему великаго государя указу (Белг. стол. Столбец 598, лл. 91, 275, 283—284).

[3] Арх. Мин. Юст. Бългор. столъ. Связка 167, № 20.

[4] Царю государю.... Алексъю Михаиловичу... бьет челом бедный и разореный от крымских людей и от черкас богомолец твой государев твоего государева Харькова города новоставленный поп Стефанище. Пришел я б. т. с прихожены своими из розных литовских городов с черкасы в твой государев Харьков город и построили церковь святаго чудотворца Николая а я богомолец твой человек бедный и от черкас разорен и у той государь церкви нет книг и риз, не по чем в той церкви пети а купить мне бедному нечем—человек бедный. Милосердный государь царь.... пожалуй маня б. т. вели государь дать своего государева жалованья к своему царскому богомолью к той церкви книги и ризы по чему б в той церкви было петь. и чтоб твое царское богомолье без пения не было. Царь государь смилуйся пожалуй.

На обороте: 168 г. генваря 14 дня государь пожаловал велел сделать ризы и подризники и на престол одеяние и дать память. Ср. также Д. И. Багалей. Материалы, 1, 40.

[5] Архив Министер. Юстиции. Столб. Белгород, стола, № 481. 2)

[6] Ibidem, № 480.

[7] Ibidem, № 463.

[8] Шимко. Патриарший казенный приказ (Опись документов и бумаг, хранящихся в Москов. архиве

М-ва Юстиции, книга девятая, М. 1894, стр. 85, 117, 120).

[9] И. Покровский. Русские епархии в XVI—XIX в.в. К. 1897, стр. 252—253.

[10] Ibidem, стр. 253.

[11] Ibidem, стр. 279—282.

[12] Профес. А. С. Лебедева. Белгород. архиереи. X. 1902 г.

[13] А. С. Лебедева. Белгород. архиереи, стр. 8—10, 21, 37, 39—40; Филарет. Истор. статист, описан. Харьк. епархии, I, 7—10.

[14] Ibidem, стр. 42—47: Филарет. Истор. стат. опис. Харьк. епархии, 1, 10.

[15] А. С. Лебедев. Белгородские архиереи, стр. 59—60.

[16] Ibidem, стр. 61-62.

Категория: Д.И.Багалей | 15.11.2007
Просмотров: 2797 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz