Пятница, 23.06.2017, 03:41
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Каким библейским компьютерным программам Вы отдаете предпочтение в работе?
Всего ответов: 2324
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » Д.И.Багалей

История города Харькова, гл.11, ч.4

Тот же дух живого религиозного усердия характеризуем и отношение харьковцев к их приходским храмам. К обозрению этих последних мы теперь и переходим.

Успенский собор - современный снимок (постройка XVIII в.)"В 1685—1687 г. г., говорит преосвященный Филарет, внутри крепости, саженей на 25 к северу от деревянного уже обветшалого тогда Успенского собора, построен каменный, крестообразный собор с 5 главами, наказным полковником Авдием Григорьевичем (Донцом) с соборянами и освящен в 1688 году митрополитом Авраамием. Так показывает опись харьковского Успенского собора 1724 года" [1]. Автор новейшей истории Успенского собора, профессор Т. Буткевич, ссылаясь на ту же опись 1724 г., составленную, по его словам, по воле преосвященного Епифания наместником И.Сенютовичем и протопопом Гр.Александровым, прибавляет к тому еще следующие подробности: отдельно от собора была построена каменная же колокольня с 2 коморами и погребом; идею о постройки нового храма поддерживал и ревностный тогдашний протопоп Петр Андреевич с соборянами.

Средства были найдены при помощи пособия от правительства [2]. Это последнее известие очень важно, но трудно понять, почему его опустил преосвященный Филарет; к сожалению, не смотря на все мои попытки разыскать в Соборной библиотеке и ризнице рукопись, на которую ссылается профессор Т. Буткевич, усилия мои не увенчались успехом. В 1733 году огромный пожар коснулся и Соборной церкви; по фамильной летописи Квиток она сгорела; по словам профессора Т. Буткевича, "сгорела гонтовая крыша, погорели все главы как на храме, так и на колокольне; внутри храма также почти все было уничтожено; остались лишь каменные соборные стены. В следующем году, старанием соборного протоиерея Григория Александрова храм был восстановлен и приведен даже в лучший вид, чем какой имел он до пожара: главы были устроены вновь, крыша покрыта белою аглицкою жестью, кресты вызлащены" [3]. Но в 70-х годах стены Собора всюду дали трещины, его разобрали и, по словам преосвященного Филарета, "на месте его, 14 мая 1771 года заложен нынешний храм, по плану и фасаду Московского храма Св. Климента, квадратный о пяти главах и стольких же престолах попечительностью протоиерея Михаила Шванского и церковного старосты поручика Федора Анастасьевича Грекова, вся постройка его окончена в 1778 г. (См. вид Собора на стр. 223). В 1780 г. 27 сентября освящен главный престол Успения Пресвятыя Богородицы преосвященным Аггеем. При освящении присутствовал генерал-фельдмаршал граф П.А.Румянцев-Задунайский, прибывший в Харьков для открытия Харьковского наместничества и присутственных мест" [4]. "Средства на построение нового храма соборяне добывали главным образом от доброхотных подаяний, а иногда и весьма щедрых пожертвований соборных прихожан; немало пользы приносили и "прохатыри" — Гаврило Липка, Кондрат Сагоденко и Давид Шаповал, которые на 2-х конных подводах с одним погонщиком были отправляемы внутрь Белгородской епархии в города, в войсковые казенные и владельческие слободы и другие поселения для подаяния. В этом отношении особенно много потрудился Давид Шаповал — Харьковский житель и соборный прихожанин. Оставив семью и довольно значительное хозяйство, он в течение 10 лет — с 1770 по 1780 года постоянно ходил из города в город, из села в село, собирая доброхотные подаяния на построение храма Божьего. И его трудами было собрано до 18000 руб. — деньги и для нашего времени весьма значительные" [5]. В 1780 г. новая соборная церковь была уже освящена; внешний вид ее сохранился доныне, как и иконостас, сделанный из пожертвованных Краснокутской липовых хат. 0тличие внешнего вида храма было в том, что нижние своды были покрыты не железом, а гонтою; но купола все с самаго начала покрыты были черным железом и выкрашены масляною краскою, а главы не только были покрыты черным железом, но и вызолочены "книжным золотом". Место с храмом было обнесено сначала деревянною, а потом каменною оградою, на восточной стороне которой было устроено 8 каменных лавок, приносивших собору значительный доход". Соборная колокольня уцелела от пожара, имела древнюю архитектуру [6].

"С внешним видом собора, говорить проф. Б. К. Редин, тем, который он имел вскоре после построения его, мы знакомимся по рисунку 1787 г., где он изображен наряду с другими здашями того времени, — представляющему вид города Харькова, сделанный внизу плана Харьковского Наместничества [7]. Колокольня в то время находилась спереди; она имела башенную форму; в южной части ее - род аркад. Эту колокольню, совершенно почти тождественную? прекрасно видим и на акварельном рисунке, находящемся в Музее Изящных Искусств Харьковского Университета [8]. Впоследствии, как известно, колокольня была заменена другой, высоко возвышающейся над собором; произведены также и некоторые другие изменения. Но самый храм в общем сохранил почти тот же внешний вид, что имел в XVIII в. Он выстроен по плану Московского храма св. Климента [9]. Иконостас собора сделан по рисунку Растрелли [10] , и представляет собою действительно украшение собора, являясь лучшим образцом памятника искусства в стиле рококо (См. рис.).

Иконостас Успенского Собора - современный снимок (устроен в XVIII в.).

Он близок по характеру работы украшений, к иконостасу в Ахтырском соборе, приписываемому также Растрелли [11]. Фон трехъярусного иконостаса золотой, колонны ионического стиля; обрамления икон без нагромождения деталей, изящны. Согласно с общим характером украшения иконостаса находятся и урны, стоящие поверх пилястров во втором и третьем яруcе.

Из икон, современных иконостасу, сохранились в нем: во втором ярусе - Неверие Фомы, а в первом имеются иконы Христа и Богородицы [12].

В соборе имеются ценные памятники религиозного искусства из различных предметов церковного обихода; наибольшее внимание привлекает святыня собора, икона Елецкой Божией Матери.

Как известно, Елецкая икона находится в Чернигове в елецко-успенском мужском монастыри. Когда св. Антоний печерский в 1060 г., изгнанный из Киева Великим князем Изяславом, удалился в пределы Чернигова и ископал себе на необитаемом мест пещеру для уединенного своего пребывания, в это время им была обретена икона Божьей Матери стоящею на ели. На месте явления он основал обитель; и икона и обитель названы Елецкими. В первых годах XVII столетии, во время разорения монастыря полководцем польского короля Сигизмунда III - Горностаем, образ утратился и в 1676 г. прислан был список с образа и заменил подлинный [13]. Преданием сокрытие иконы связывается с именем князя Барятинского. "Скарбница" Иоанна Голятовского говорить, что списки с св. иконы между святыми образами продавались в то время в Москве и в других местах и один из таких списков был доставлен Мазопетою в 1675(6) г. в Елецкий монастырь.

Местное (Харьковское) предание связывает появление иконы Елецкой Богоматери в Харьковском соборе вновь с именем князя Барятинского: "в 1687 г. окольничий князь Даниил Барятинский, командир новгородских полков, был в походе протшп. Крыма, на возвратном пути из похода сделался болен в Харькове и находясь близ смерти отдай, бывшую с ним в походе св. Елецкую икону пр. Богородицы в Харьковский Успенский собор [14]. Преосв. Филарет, исходя из этого предания, подтверждаемого показаниями XVIII в., по-видимому, склонен считать Харьковскую икону Богородицы за подлинную, т.е. ту, что была взята в Москве Барятинским и что таким образом принадлежала XI веку. Конечно, такое отождествление икон невозможно уже в силу одного того обстоятельства, что оригинал XI в. представлял обычный образ Богородицы, лишь явившийся на ели, а Харьковская икона представляет собою изображение Богородицы на ели. Самая композиция изображения и характер исполнения отмечают в иконе более поздний памятник; мы полагаем, что он относится к XVII в.

         

Икона — как бы особый перевод явления купины с явно выраженной символизацией, хотя здесь, конечно, отмечается собственно явление иконы на дереве [15]. Богородица с продолговатым овалом лица (бледного цвета), в красном хитоне и мафории и сапожках, стоящих на круглом подножии; тип ее лица очень напоминает тот, что в западных иконах. Богородица поддерживает обеими руками Христа-Младенца, одетого в красную одежду, благословляющего на обе стороны. Нимб у него и Богородицы красный. Вокруг Богородицы огненный ореол с пламенем по концам, сделанным рельефом на фоне иконы. Ореол этот помещен на дереве среди листьев, ниже видно ясно ствол дерева. Фон иконы темно-красный, в верхней части от времени перешедший в черный. Нижняя часть иконы плохо сохранилась. Однако ясно видны здания по обеим сторонам дерева. Справа - церковь - трехкупольная, с фасадом в два этажа; слева башня и дом. С левой стороны читается надпись, сделанная крупным шрифтом: "wбраз прс~тыя Бц~а елецкиjа чернjьговско". Икона, как полагаем, южно-русского происхождения. Размеры ее: 59х46 см., толщ. 2 см.

Перечислим теперь древние памятники, имеюшиеся в соборе из числа осмотренных нами, при изучении его древностей.

Переплет евангелия 1636 г. в Успенском Соборе1) Евангелие Львовской печати, 1636 г., без выходного листа, со множеством гравюр.

Начиная со 2-го листа Евангелия по низу его идет следующая сделанная от руки надпись, читаемая не во всех местах ясно и не сохранившаяся целиком, благодаря обрезам листов при переплете книги:

(Молитвами)Пребл~гослов\н\^ноjь вл~дчицы н~шей Бц~и и= п\c'рно д~ви марiа и\всjь с~ты\х ами\н\~.

Сию книгу рекомая Еvглi=е напре\столное Бо\рзенскій w=бывате\л плисе\цкй до храмо\у с~тго архистратига миха$ла ц~ркви плисе\цко\ъ в мае\тности ..... старосты Рожа\н\^ско хоро\ужого коро\н\^ного на\двw\рно кролjа его мило\с'ти w\тмени\л за w\тпущенi~ грjьхо\f сво\х жонке своея N и=мjа Екатери'ны и= до\ъки 'его N пелагиjь и= всjьх роди~чо\в е=го' имае\т лежати на трапези г~не не по=рушна     ?     спрестола г~ня на вjьки вjько\в\ъ. А хто буди важилсjа еjь w\т храма     ?     Архистратига Гд~ня Миха\ъла да буди анаfемjь проклjат w\тлученъ на вjьки вjьковъ аминь. ах~ми~ (1648) м~ца февруария гдн~я двадцат третijаго дня на ст~го свщ~енно мучен`iка Полика\рпа".

Другая надпись бледными чернилами: "во =мjа^ w~ца i` с~на=и с~тго дух~а Млт~fами преблагословвеноjь вл~чицы ...... Сию книгу рекомую Еv~лiе напрc~толное ...... и= на пото\птание нога\м невjьрни\м в плjьнению люде\ъ w~ измjьнника Ивашки ви....?... палили wгне\м хра\м Бжи\ъ архистратига Михаила х~ва в сели плиссках бжіимъ изволенiемъ ...... Михайло и да\л то jеу~гелие ...... аби тое еv~агелие w\тдал ц~ркви о\успениjа пр\c`ты б~ца пр~но двы марiи (обрезано) грехо\в свои\х (не разб.). Эта надпись обрывается.

Начинается 3-ья надпись: Сию книгу глаголемую еv~гелiе в храм......рок #ахиf...и т.д. проклят а отдал ей при тимоfеjь атамане харковском\м".

Евангелие в простом переплете, покрытом зеленым бархатом, наугольники серебряные с гравированными изображениями грубой работы Евангелистов, а в центральном медальоне Христа по грудь, благословляющего. На оборотной стороне серебряная доска с гравированным изображением Богородицы, держащей на левой руке Младенца Христа. На этой доске сверху вырезано: А К glosa ekcelsior deo w harkow. Внизу доски: Роман швец Васико в Собор.

2) Евангелие в большой александрийский лист Московской печати, 1689 г. Оклад Евангелия, серебряный, позолоченный, позже самого Евангелия, он 1783 г. На нем в медальонах финифтью - в центре Христос воскресший; по четырем углам Евангелисты; вверху Бог Отец; по сторонам - в меньших медальонах: моление о чаше, снятие со креста, положение во гроб. На оборотной стороне высоким рельефом - древо Иессево с пророками на ветвях и Богом Отцом вверху. В центре этой же стороны на серебряной доске чернью - Успение Богородицы. Под этим изображением на позолоченном медальоне надпись: Харьковского Успенского Собора коштом прихожан, за бытность протоиерея Харьковской Коллегии префекта и Богословия учителя Михаила Шванского, старанием тоя церкви строителя прихожанина порутчика Федора Анастасьева Грекова 1785 г., месяца числа. В Евангелии весу 1 п. 28 фун. По описи 1724 г. о Евангелии сказано: "под серебром позолоченным, уклад бывшего полковника Федора Григорьевича Донца". Таким образом, надо полагать, Евангелие было пожертвовано в собор Донцом, а в 1785 г., после перестройки собора, оно было обделано заново роскошно уже на счет прихожан, как значится в подписи. (рис.)

Оклад 1783 года на евангелии 1689 г. в Успенском Соборе.         Оклад 1783 года на евангелии 1689 г. (обор. сторона) в Успенском Соборе.

3) Евангелие Московской печати, в малый лист, 1794 г., с гравюрами более старыми (1764 г.).

Интересен оклад серебряный с выпуклыми медальонами, на которых гравировкой изображения Евангелистов и в центре Воскресения Христа; на оборотной стороне оклада изображав св.Дмитрия - юноша с крестом и ветвью. Дар купца Дмитрия Ковалева.

4) Евангелие Московской печати, 1753 г. [16] , оклад его серебряный позолоченный, с накладной, более поздней прорезной решеткой. На передней стороне в медальонах чернью изображения Евангелистов и Воскресения Христа. Чернь хорошей работы, но лица изображенные грубых типов. На оборотной стороне чернью же в медальоне Успение Пресв. Богородицы.

Ниже чернью надпись: "1799 года Августа 15 дня зделано сiе Евангелiе Слоботцкой Украинской губернiи губеского города Харкова в соборную Успенiе прiстыjа Бдцы церковъ коштомъ прихожанъ тоя церкви стараниемже Харковскихъ училищъ преферта и богословiи учителя тогожа собора Андрея Проковевич". Размер оклада 50х33 см. (См. рис.).

Оклад евангелия 1753 г. в Успенском Соборе         Оклад евангелия 1753 г. в Успенском Соборе (обор. сторона)

5) Чаша (потир) большая, серебряная, позолоченная, 1777 года. Орнамент по подножию, с цветами. По подножию же четыре медальона с изображениями финифтью: моленья о чаше, несения креста, мучения Христа, надевания тернового венца. По стенам самого сосуда серебряная решетка и медальоны с изображениями финифтью: Христос благословляющей именнословно, со сферою, Иоанн Предтеча со свитком, Распятие, Богородица. Весьма ценный и характерный памятник ювелирного искусства ХVIII века [17]. (См. рис.).

6) Чаша серебряная, позолоченная. По основанию грубой работы гравировка, словно подражание плохим гравюрам ХVIII века: Тайная вечеря, Моление о чаше, Целование Иуды, Христос пред Каиафой, Умовение рук, Умовение ног Апостолам. Рисунок совершенно как бы детский.

Ручка сосуда в нижней части украшена серебряной сканью, а выше и нижняя часть самого сосуда - плохой финифтью; последняя сделана позже, что видно и из прикрытия ею гравировки в верхней части сосуда. По стенам сосуда в медальонах из венка -гравировкой: Мучение Христа, Бичевание, Несение креста, Распятие Христа, Положение во гроб, Воскресение. Потир [18] - дар Ивана Григорьевича -Захаржевского. (См. рис. справа).

Потир 1777 года с изображениями финифтью в Успенском Соборе.         Потир XVIII в., подаренный И. Г. Захаржевским в Успенском Соборе.

7) Чаша серебряная позолоченная, 1777 г. [19]. На основании сосуда орнамент; в нем четыре выпуклых медальона с изображением чернью: 1) петуха на колонн, 2) чаши, 3) лестницы, 4) молотка, клещей, гвоздей. По стенкам сосуда густая решетка серебряная позолоченная и четыре выпуклых медальона; фон их под золото точками, почва серебро чернью и самые фигуры чернью: 1) Христос с сферой, благословляющий именословно, 2) Іоанн Предтеча-старец со знаменем, 3) Богородица, держащая руки у груди, 4) пятиконечный крест, а по сторонам копье и губка. (См. рис.).

8) Блюдо серебряное с орнаментом в виде гирлянды, с тремя сосудами и подсвечником. Блюдо 1779 г., Диам. его 49 стм. (См. рис.).

Потир 1777 года с изображении чернью в Успенском соборе.         Серебряное блюдо 1779 г. в Успенском соборе.

"Хор певчих стал петь в Успенском собор только с 1780 года", т.е. учреждения наместничества. Но и это был хор собственно не соборный, а наместнический или губернаторский, содержавшийся на средства харьковских наместников и губернаторов и от них исключительно зависевший. Хор этот пел в Успенском собор в течении 23 лет. До 1779 года богослужение совершалось в соборе только по воскресным, праздничным и субботним дням; годовой расход на богослужение поэтому (да и по тогдашней дешевизне) быль не велик - не доходил до 20 рублей: за 200 просфор уплачивался один рубль, за две бутылки вина - 30 коп. Во время приезда Белгородских владык, в соборе бывало архиерейское служение, в великие праздники богослужение совершалось соборне, а царские молебны- всем городским духовенством" [20] О произнесении проповедей мы уже говорили выше.

С 1780 года стали совершаться уже ежедневные богослужения. Первоначально штат соборного причта был таков - протопоп, священник, диакон, два дьячка и два пономаря; иногда назначались временно еще нештатные священники; по штату 1780 г. в нем были - протоиерей, два священника, два диакона, два дьячка и два пономаря [21].

Настоятелями собора были следующие лица: 1) от. Еремей, 2) от. Иван (1659 г.), 3) Захарий Филимонович, проявивший верность во время убийства харьковского полковника Репки в 1668 году и участвовавший в основании Куряжского монастыря в 1073 году; 4) протопоп Панкратий Филимонович, 5) прот. Петр Андреевич, получивший вместе с братией из таможенного харьковского оклада в 1692 году по 17 рублей в год жалованья; 6) прот. Яков Ревковский, бывшей раньше (в 1699 г.) Харьковским сотником, а протоиереем в 1707-1716 г. г.; 7) Яков Петрович Сенютович "бывший священником и поповским старостою при прежнем настоятеле, с 1719 года протопоп, умерший, по словам записки при, Александрова, в 1722 году"; 8) Андрей Александров, "бывший настоятелем собора с 1732 г., но не духовным управителем"; 9) Григорий Александров, в 1719 г. переведенный священником в соборе, а с 1722 г. ставший там протопопом и много сделавший в деле материального обеспечения причта; оставался в соборе до 1764 г., а умер в 1774 г. на 92 году жизни; имел хутор и 19 крепостных, коих передал собору; 10) Стефан Флоринский - питомец харьковского Коллегиума и зять Александрова - был сначала священником (га 1756 г.), потом протопопом (с 1764 по 1769 г.), наконец снова священником (до 1800 г.); причиною понижения было то, что он не говорил проповедей и потому для этой цели был определен, как мы видели, Шванский. У него были прекрасные материальные средства, он вел крупные дела;

12) прот. Михаил Иванович Шванский - выдаюшийся деятель; питомец Киевской Духовной Академии; преподаватель и префект Коллегиума; с 1764 г. священник, а с 1769 г. - протоиерей; строитель храма; умер в 1790 году; 12) Иоанн Андреевич Гилевский - священник с 1779 г., а протоирей с 1790 года; он был учителем философии и префектом Коллегиума; был человек кроткий, тихий, болезненный и нестяжательный; после него остались долги, которые были прощены его семье городским обществом и церквями; 13) Андрей Семенович Прокопович - с 1795 года протоиерей собора; выдающейся преподаватель и ректор Коллегиума, проповедник и писатель. Сюда следует также присоединить некоторых лиц, занимавших только священнические места в соборе, - Василия Орловского, Симеона Фонтанского (носившего титул проповедника), Василия Степановича Даневского, Стефана Базилевича, Стефана Иванова, Иоанна Крышинского. Из диаконов известен К. Федоров, Герасим Сливицкий, занимавшейся чумачеством и привозившей в Харьков соль и доброе венгерское вино, Николай Попов, Ф. Фонтанский, Андрей Кирилов-питомец харьковского Коллегиума, Евдоким Проскурненков, Феодор Прокопович.

Псаломщиками и причетниками были такия лица, как Илия Александров, бывший 3 года в инфиме - низшем классе харьковского Коллегиума, но "за непонятсем и болезшю очей" уволенный оттуда и служивший с 1734 года соборным дьячком и ктитором, наблюдавшим за церковными доходами, И. Киенченко, красиво писавший все церковные книги и документы" [22]

О пределах соборного Успенского прихода в 1724 г. мы говорили уже в главе о топографии. Число прихожан обоего пола в Успенском соборе было таково: в 1728 г. - 654, в 1748 - 1475, в 1754 - 1352, в 1779 - 2345, в 1780-2548, в 1782 - 2721, в 1784 -2271, в 1787 - 2266, в 1791 - 2407, в 1792 - 1928, в 1794 - 2019, в 1795 - 2038, в 1796 -1894, в 1797 - 2141, в 1798 - 2058, в 1799 - 2071. В этом году по сословиям они распределялись так: духовных 22 мужчин и 22 женщины, военных 71 муж. и 90 жен. пола, статских- 136 муж. и 112 жен., разночинцев 16 муж. и 10 ясен., питомцев училища 31, купцов и мещан 251 муж. и 240 жен., посполитых 356 муж. и 442 жен., крепостных-132 муж. и 134 жен.[23]. Делать заключения о росте населения по этим цифрам трудно, потому что колебания их находились в зависимости и от разных внешних причин, например, отчисления от прихода некоторых улиц и домов. Наиболее многочисленную сословную группу представляли посполитые, под коими нужно разуметь крестьян малороссийского происхождения, в отличие от крепостных, куда принадлежали великорусские крепостные крестьяне; затем идут купцы с мещанами и т. д. О движении населения дает понятие таблица о числе родившихся и умерших.

В 1774 году родилось 114, умерло 88, в 1775 г. род. 85, умер. 111, В 1776 Г. род. 74, умер. 67, В 1777 Г. род. 110, умер. 79, В 1778 Г. род. 98, умер. 119, В 1779 г. род. 101, умер. 87, в 1780 г. род. 118, умер. 99, в 1781 г. род. 135, умер. 96, В 1782 Г. род. 124, умер. 105, В 1783 Г. род. 118, умер. 119, В 1784 Г. род. 112, умер. 117, В 1785 Г. род. 122, умер. 104, В 1786 г. род. 126, умер. 86,

в 1787 г. род. 95, умер. 144, в 1788 г. род. 109, умер. 142, В 1789 Г. род. 121, умер. 133, В 1790 Г. род. 130, умер. 131, В 1791 Г. род. 87, умер. 109, В 1792 г. род. 161, умер. 90, в 1793 г. род. 135, умер. 82, в 1791 г. род. 126, умер. 111, в 1795 г. род. 141, умер. 76, В 1796 г. род. 139, умер. 74, в 1797 г. род. 119, умер. 100, В 1798 Г. род. 119, умер. 128, В 1799 Г. род. 149, умер. 82, В 1800 Г. род. 109, умер. 88 [24].

Выходить, что в 27 лет всех родившихся было 3167 душ., умерших 2767 д., общий прирост 400 д., что составляет около 8% общего числа или 0,3% ежегодно. Но были годы, когда число умирающих значительно превышало число рождающихся.

В числе соборных прихожан XVII-XVIII веков можно отметить: харьковских полковников - Григория Ер. и Федора Григорьевича Донцов, Федора и Лаврентия Шидловских, Ерокония Куликовского, Григория Семеновича Квитку, Степана Ивановича Тевяшова; харьковских губернаторов и наместников - Евдокима Алексеевича Щербинина, Норова, Черткова, Леванидова, Теплова, Пашкова, Кишинского; других военных и гражданских чиновников- князя Крапоткина., кн. Д. М. Голицына, Мордвинова, Прокония Чайковского; козаков - Песоцкого, Топчия, Воронцова, Неретенка, купцов, посадских и мещан - Карпова, Ворожейкина, Беляева, Павлова, Бутова, Пащенка, Урюпина, Кушинникова, Ковалева, Щелкова, Манухина, Хлебникова, Серикова, Ломакина, Каменева и др. [25].

"Первоначально церковным хозяйством и церковными суммами заведовало соборное духовенство непосредственно чрез причетников "левого клироса". Но с 1711 года соборные прихожане, по предложению духовенства, стали постоянно избирать для этого из своей среды доверенных лиц, которые назывались различно: церковными ктиторами, церковными старостами, смотрителями, попечителями, приставниками, распорядителями. Первым старостою харьковского собора был "харьковец Василий Цыбуля", за ним следовал Осип Кныш, который служил до 1751 года, Афанасий Пономарев - от 1751 до 1768 года, Афанасий Ключка - от 1768 до 1772 г., Михаил Литвиненко - от 1772 до 1807 года..... Они заботились о храме, собирали для него средства и сохраняли капиталы. Эти последние хранились "в самом соборе в особом железом окованном сундуке. Ключ от этого сундука хранил у себя соборный староста, а протопоп, перевязав сундук шнуром, прикладывал к нему церковную печать. Печать собора была довольно оригинальна; на ней были изображены: всевидящее око вверху, четырехконечный крест посредине, а по бокам его - евангелие и якорь; кругом печати слова: "печать харьковского градского собора" [26].

Что касается соборного имущества, то в XVIII веке оно было довольно значительно. "По описям церковных имуществ 1724 и 1769 г. г. видно, что соборному харьковскому храму жертвуемы были гражданами и чиновниками Харькова земли, дворы и лавки, что протоиерей Александров приобрел для церкви покупкою с законными актами не мало дворов и мест, что собор имел в то время во владении своем мельницу на р. Лопани ниже Деркачей с 19 человеками рабочих черкас [27]. По показанию причта, собору была пожалована свободная земля с севными покосами под названием Кривая Лука на реке Удах, между сел. Хорошевым и Безлюдовкой, еще во 2-й половине XVII века; но к 1702 г. ею завладел харьковский полковник Федор Донец, после которого она перешла к зятю его кн. Якову Ник. Крапоткину, а этот последний вместо нее уступил соборянам Весединскую или Воелюдскую луку при р. Лопани (65 десят.). Она была временно взята в казну при секуляризации, а затем в 1799 г. снова возвращена Собору; Деркачевская же мельница и крестьяне остались в казенном ведомстве [28]. В Харькове Собору принадлежали: 1) братский двор, 2) низовой двор, 3) мироносицкий поповский двор, 4) харчевая изба, 5) пономарская изба с подвалом (ныне университетскою горкою), 6) большой школьный двор, 7) шпитальная (богадельная) изба, 8) двор Лукашевичин, 9) Иванчишина изба, 10) изба возле валу, 11) броварня (пивоварня) и шинковал комора на проезде, 12) флигель в ограде, где помещалась меньшая церковно-приходская соборная школа, 13) Кацаваловская церковная изба, 14) третий мироносицкий шинковый двор, 15) Терешкова изба [29]. Наконец, собору принадлежал участок земли, на котором находился храм с колокольней, и в конце XVIII века каменные лавки. По свидетельству старожилов, заявленному в 1803 году, двор этот был прежде обширнее (границы его доходили до старых проезжих дорог) и на нем было кладбище, где с давних времен погребали покойников [30]. Существование кладбища, по-видимому, подтверждается тем, что при подведении фундамента под здание Исторического архива (против собора) выкапывались кости покойннков. Три дворовые места, принадлежавшие собору (школьное, шпитальное и торговое) отошли от церкви и постройки на них были уничтожены полицией (вероятно, по несоответствию с планом или по ветхости) и 2 из них поступили в ведение магистрата. Так писали прихожане в 1785 году. Впоследствии собор лишился и остальных своих городских участков за исключением первого, который и ныне принадлежит ему и находится на углу Московской улицы и Николаевской площади, простираясь на 15 саж. по первой и в 1/3 саж. по второй. В XVIII век он назывался братским двором и на нем стояло с давних пор 2 избы, из коих одна была обветшалою уже в 1768 году; в 1770 г. этот двор с постройками заарендовал один арендатор за 16 рублей в год, но в виду ветхости помещения вышел раньше срока. Тогда светлица и изба были сломаны и на месте их выстроен новый дом, существовавший до 1837 года [31]. До постройки каменных лавок у ограды устраивались во время ярмарок мелкая временные лавчонки, называвшиеся "ташами", за право устройства которых при соборной ограде причт взимал известные доходы. "Две постоянные соборные лавки или коморы и один погреб, приносивший собору 100 руб., ежегодного дохода в XVIII веке, были устроены еще в старой соборной колокольне в 1685 году [32]. "Таши" и коморы несомненно обезображивали здание собора, придавая ему крайне неприглядный вид; но их крепко отстаивал церковный причт из побуждений исключительно материального свойства.

Все перечисленные выше имущества приносили извъстный доход, который и шел в пользу церкви и причта. Наиболее значительный доход давали каменные лавки у ограды.

Но главным источником обеспечения причта являлись все таки доброхотные пожертвования прихожан за исполнение треб. О размерах этих доходов сведений нет, во во всяком случае они были больше, чем в других приходах, ибо среди соборных прихожан было больше богатых людей. Некоторые из священнослужителей собора были очень состоятельными людьми, иные умерли, не обеспечив семейств. Любопытна одна черта эпохи - священнослужители не считали предосудительным заниматься разными промышленными и торговыми операциями: Григорий Александров и его зять Флоринский и Моренков имели земли, крепостных, дома, в широких размерах вели торговлю; им подражали и некоторые церковнослужители: пономарь Сочин занимался ростовщичеством, диакон Сливицкий - чумачеством и продажею венгерского вина, дьячок Венедикт - разрисовкою артосов, пономарь Радогинский - портняжничеством, дьячок Киенченко - печным делом, дьячок Любовский - лесною торговлею, церковник Рыбасов - копанием могил для покойников [33]. Нет сомнения, что в иных случаях эти посторонние занятия вызывались недостаточностью получаемого содержания, в других они просто являлись последствием местного обычая, подкреплявшегося тем, что большая часть церковников служила по найму и принадлежала к различным группам светского общества; третьими, наконец, руководило желание сколотить себе состояние.

О просветительных и благотворительных учреждениях при Успенском собор скажем позже.


[1] Ibidem, II, стр. 8—9.

[2] Истор-стат. опис. Харьк. кафед. Успен Соб. X, 1894 г., стр. 3.

[3] Ibidem,, стр. 3-1.

[4] Ист. стат. опис. Харьк. епархии, II, стр. 9. .

[5] Ист. стат. опис. Харьк Соб., стр. 6—7

[6] Ibidem, стр. 9-10.

[7] См. Альбом выставки XII археологического съезда в г. Харькове, изданный под редакцией проф. Е. К. Родина, табл. LII и XXVIII.

[8] См. Альбом выставки, табл. XXX, рис. 80.

[9] Истор. статистич. описание, 5.

[10] Ibidem, 9.

[11] Филарет. О. с. Ш, 14.

[12] Икона Богородицы в церкви села Бабаев, очевидно, копия соборной.

[13] Дебольский, Дни богослужения, I, 175.

[14] Филарет, О. с, И, 12.

[15] Изображение Богородицы, сидящей на дереве без огненных языков или с огненными языками известно в западных памятниках уже в XV-XVI в. Л. Воронцова, Икона Богоматери "Неопалимая купина", Ж. М. Н. II., 1904, III, 71. Bouchot, L'esposizione dei Primitive Francesi ed i suoi risultati, L'Arte, VII (1900), рис. на стр. 231. Икона Владимирской Божией Матери, кисти Симона Ушакова (1068), также изображает Богородицу с младенцем на дереве в ореоле, но без огненных языков.

[16] Выходной лист вырван.

[17] Диам. основ. 23 1/2 стм., диам. чаши 15 1/4 стм., вые. 36 стм. По матер. описи соб. №3.

[18] По описи № 5. Диам. основ. 16 1/2 стм., диам. сосуда 11 стм., выc. 35 стм.

[19] По описи № 7; вые. 28 стм., диам. осн. 17 стм., диам. сосуда 11 1/2 - стм.

[20] Ист. Стат. Опис. Успен. Собора, стр. 54-56.

[21] Ibidem, стр. 134-135.

[22] Филарет. Ист. Опис. Харьк. епарх., II, стр. 19-23; Ист. Стат. опис. Уcпен., собора, стр. 153-241.

[23] Ист. Стат. Опис. Успей. Собора, стр. 243.

[24] Ист. Стат. Опис. Успен. Собора, стр. 252-253.

[25] Ibidem, стр. 259-261.

[26] Ibidem, стр. 205 - 200.

[27] Филарет. Ист. Стат. Опис. Харьк. епарх., II, стр. 16-17.

[28] Ист. Стат. Опис. Успен. Собора, стр. 267-271.

[29] Ibidem, стр. 271.

[30] Ibidem, стр. 10.

[31] Ibidem, стр. 272-273.

[32] Ibidem, стр. 281-282.

[33] Ibidem, стр. 140.

Категория: Д.И.Багалей | 15.11.2007
Просмотров: 2353 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz