Понедельник, 19.08.2019, 17:15
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Нужно ли перегонять старые модули к "Цитате" в юникод?
Всего ответов: 7
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » Д.И.Багалей

История города Харькова, гл. 25, ч.1

XIX век застал в Харькове, кроме монастыря, 9 церквей: Успенскую, Николаевскую, Благовещенскую, Дмитриевскую, Рождественскую, Воскресенскую, Михайловскую, Вознесенскую и Мироносицкую, бывшую, впрочем, в то время не приходской, а кладбищенской. Для тогдашнего десятитысячного населения Харькова этого было довольно.

Число церквей росло по мере роста населения и расширения города. Уже в 1803 г. потребовался новый храм для жителей северной части города, и кладбищенскую Мироносицкую церковь пришлось обратить в приходскую. Для кладбища было отведено новое место, а вскоре за этим здесь устроена была и церковь—Каплуновская (1810 г.). Была она в то время совсем далеко от города. Но прошло 35 лет. Бывшая в 1810 г. только в зародыше Немецкая улица заселилась и облюднела, тоже случилось и с прилегающими к ней улицами, и Каплуновская кладбищенская церковь, как и Мироносицкая, обратилась в приходскую (1845 г.). Еще раньше этого, в 1828 г., для кладбища было отведено новое место, еще Севернее, и здесь в 1845 г. выстроена Усекновенскал церковь, обещающая в очень недалеком будущем обратиться в приходскую, как обратились Мироносицкая и Каплуновская церкви. Одновременно с Усекновенской возникла церковь и на Холодногорском кладбище — Всехсвятская.

Восточная часть города росла не столь быстро, и довольно долго ее религиозные потребности удовлетворялись двумя, издавна существовавшими здесь церквами—Михайловской и Вознесенской. В 40-х годах почувствововалась и здесь необходимость в новой церкви, и вот в 1846 г. закладывается, а в 1854 г. освящается на Конной площади Свято-Духовская церковь. Южная часть города росла по сравнению с прочими довольно туго, а потому и население ее долгое время составляло только один приход — Воскресенский. Но когда постепенно выросла Москалевка и превратилась в самостоятельную, так сказать, часть города с многочисленным населением, стал на очередь и вопрос об особом для нее храме. В 1868 г. на Москалевке выстроена Преображенская церковь, а в наше время между москалевцами начинает приобретать сторонников уже мысль об устройстве новой приходской церкви, так как теперешняя оказывается уже очень отдаленною от оконечностей Москалевки и тесною для ее многотысячная населения. Позже москалевцев почувствовали потребность в особом храме заиковцы. В 1878 г. здесь заложена, а 1881 г. освящена церковь в честь св. Александра Невского. Заиковка, входившая до тех пор, главным образом, в состав Михайловского прихода, стала отдельным приходом. На Холодной горе церковь явилась в 1874 г., когда был устроен престол в существовавшей еще с 1850 г. часовне. В приходскую она обратилась только в 1890 г. На Журавлевке нужда в особом храме сказалась уже в шестидесятых годах, а в 1875 г. здесь уже была своя особая церковь— Петропавловская. Наконец, в 1885 г. была устроена Пантелеймоновская церковь на Песках.

В течение первых 4-й-ти лет XIX в. среди харьковских церквей главное место занимал храм Покровскаго монастыря, превращенный после учреждения архиерейской кафедры в Харькове в кафедральный собор. Храм этот двухэтажный: в верхнем этаже Покровская церковь (она и была кафедральным собором), в нижнем — церковь трех святителей (Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого), считавшаяся до 1815 г. училищной или коллегиумской церковью. При преосвященном Павле для коллегиума был выстроен новый каменный корпус и при нем особая церковь, благодаря чему Трех-Святительская церковь потеряла уже к коллегиуму всякое касательство. В старину, служа религиозным потребностям питомцев коллепума, она в то же время служила и усыпальницей для знатных харьковцев. В XIX в. здесь уже не хоронили или хоронили только в исключительных случаях. Так, здесь в 1843 году похоронен известный герой Александровского времени - гр. В.В.Орлов-Денисов. Под сводами этой церкви была устроена особая усыпальница, в которой обычно и погребали харьковских владык. Здесь нашли себе место вечного упокоения епископы: Христофор Сулима, Павел Терешкович, Мелетий Леонтович, Феофил Татарский, бывший епископ Екатеринославский, последние дни жизни проживший на покое в Куряжском монастыре [1]. Рядом с церковью в начале XIX в. стоял небольшой деревянный дом, бывшая настоятельная келия, в которых и жили харьковские владыки. Но при преосвященном Павле вместо этого скромного домика вырос обширный каменный корпус в одной связи с церковью. В верхнем этаже нового архиерейского дома, в непосредственной связи с покоями владыки, устроена небольшая домовая церковь - так называемая Крестовая. Из трех церквей Покровскаго монастыря (Покровской, Трех-Святительской и Крестовой) главной считалась Покровская — кафедральный собор. Нельзя сказать, чтобы собор отличался благолепипем. Это была одна из бедных церквей Харькова. При соборе прихода не было, значит, не было и притока обычных приношений. Правда, Покровскому монастырю принадлежало много лавок, но доходы с них шли на содержание архиерейского дома, а не на церковь. При соборе содержался обширный штат духовенства, на который также шла значительная часть церковных доходов. Понятно, что при таких условиях думать об улучшении и украшении собора не приходилось. Обыкновенно ограничивались только мелочным ремонтом. Более крупные перестройки и улучшения в кафедральном соборе последовали только при архиепископе Иннокентии, в сороковых годах. Для перестройки деньги решено было добыть путем позаимствования из свободных капиталов других церквей епархии. Пришли на помощь и жертвователи. Так, братья Степановы, известные строители Николаевского Стрелечьего монастыря, пожертвовал на ремонт собора 2000 руб., крестьянин Купянского уезда Дм. Шевченко — 500 руб. и др. Для поднятия доходности собора к нему были причислены в качестве прихожан чиновники и все вообще горожане, не имевшие собственных домов. На собранные деньги в соборе был перемощен пол, внутренние стены отделаны под мрамор. устроен новый иконостас. Большую помощь собору оказал в этом случае купец Адр. Лукин, принявший на себя крупную чисть расходов по ремонту — 29,511 руб. Лукин был сделан за это старостой собора. Нижняя церковь также подверглась обновлению. Чем был для Покровского собора Лукин, тем сделался для нижней Трех-Святительской церкви П. Лелекин, — также купец первогильдеец. Здесь также последовали капитальные обновления: вынуты четыре арки, раздвинуты входы и окна, устроены новые двери, перемощен пол, оштукатурены и расписаны живописью стены, возобновлен весь иконостас, устроено пневматическое отопление, обогревающее как нижнюю, так и верхнюю церкви. Перед царскими вратами нижней церкви, по желанно Иннокентия, поставлено большое Распятие Спасителя с предстоящими Богоматерью, апостолом Иоанном и двумя женами. Когда поновление храма было окончено, Иннокентий освятил его в честь Страстей Христовых. С этих пор здесь установлено по средам еженедельно чтение акафиста Страстям Христовым. Ко времени освящения храма митрополитом Филаретом прислана из Киева в дар драгоценная святыня — напрестольный крест с мощами угодников печерских Иллариона, Ефрема Феофана и Лаврентия. По предположению преосв. Филарета, крест этот устроен не позже 1630 года. Во время чтения акафистов крест выносится на средину церкви и полагается на аналой. В верхней Покровской церкви также было установлено по пятницам чтение акафиста Покрову Пресвятая Богородицы [2].

Главной святыней Покровского собора с 1844 г, стала Озерянская икона Божией Матери, которая на зимние месяцы переносится из Куряжа в Покровский монастырь. В 1844 г. преосвященный Иннокентий выхлопотал у Св. Синода разрешение переносить ежегодно икону на зимние месяцы из Куряжа в Харьков. В виду этого установлены два крестных хода: один 30 сентября, когда икона переносится из Куряжа в Харьков, а другой 22 апреля, когда происходит перенос иконы из Харькова в Куряж. В 1802 г. утверждены, кроме того, крестные ходы с иконой 15 июня из Куряжа в Озерянку, место первого обретения иконы, и 28 июня — из Озерянки в Куряж. Обыкновенно в летние месяцы икона пребывает в Куряже, но бывали случаи, когда и в эту пору года она привозилась в Харьков. Так бывало напр. в 1853 г. и в 1866 г. во время холеры, когда по просьбе жителей икона привозилась в город. Пребывание иконы в Покровском соборы, конечно, сильно отразилось на его материальном благосостоянии.

Кафедральным собором была Покровская церковь до 1846 г., когда по ходатайству преосвященного Иннокентия кафедра была перенесена в Успенский собор, бывший до того градским. Все белое духовенство, бывшее при кафедральном собора, было причислено к Успенскому собору и в иные церкви, а Покровский монастырь остался только монастырем и архиерейским подворьем.

Из фактов жизни Покровского монастыря за шесть последних десятилетий отмечаем только важнейшие. При преосвященном Филарете усыпальница под нижним храмом монастыря, представлявшая до тех пор просто подвал, была расширена и превращена в церковь, названную так, как прежде называлась нижняя церковь, — Трех-Святительской. К архиерейским могилам здесь прибавилась еще одна новая — преосвященного Нектария, умершего в 1874 г. Постепенно устанавливался культ преосвященному Мелетию. Уже при жизни владыки харьковцы смотрели на него, как на святого, а после смерти установилось мнение о нетлении его праха. Началось паломничество благочестивых людей к гробнице преосвященного, поставленной к тому же открыто в то время, как гробы остальных ахиереев замурованы в стенах. Усердием приходящих при гробе сделана сень, покровы, устроены лампады, над гробницей развешаны образа, некогда принадлежавшее преосвященному. Самый гроб металлический, покрытый парчей, так что одна уже внешняя обстановка указывала, что не перед простой архиерейской гробницей стоит здесь посетитель... И посетителей было много. Служились обыкновенно панихиды, а иногда заказывались и заупокойные обедни. Большое впечатление произвело на благочестивых харьковцев и одно событие, стоящее в связи с почитанием преосвященного Мелется. В 1875 г. в Трех-Святительской церкви случился пожар. Церковь была объята пламенем. Ступеньки к возвышению, балдахин, образа, жестяный гроб распаялись, а внутренний, парчовый, в котором покоился прах преосвященного, оказался целым. Конечно, это только усугубило ревность верующих. Вместо испорченного жестяного гроба г-жей Ильиной была пожертвована металлическая рака; вновь устроен балдахин, а по стене развешаны образа, уцелевшие от пожара [3]. Трех-Святительская церковь просуществовала до самого конца XIX в., когда она была закрыта, при чем прах преосвященного Мелетия перенесен в подвальную церковь, устроенную под зданием новой Озерянской церкви. О постройке Озерянской церкви мы уже имели случай говорить, теперь только прибавим, что несмотря на свою, так сказать, молодость и недостаток благолепия, церковь эта стала главным храмом Покровского монастыря. Здесь преимущественно совершается богослужеше, здесь обыкновенно находится и главная святыня монастыря—Озерянский образ Божией Матери во время пребывания его в Харькове. XIX век застал в монастыре всего два храма, теперь их здесь пять.

В то время, когда в монастыре помещался кафедральный собор, число монашествующей братии здесь было не велико. По сведениям 1846 г., во всем Харькове было всего 8 монахов, и вероятно, все они принадлежали к составу братии Покровскаго монастыря. С переходом из монастыря белого духовенства, пришлось умножить число иеромонахов и иеродиаконов для совершения седмичных служб. Крупная роль среди монашествующего духовенства всегда принадлежала эконому архиерейского дома. Среди монашествующих Покровского монастыря бывали и архимандриты. До учреждения викариатства архимандритом обыкновенно был и ректор семииарии, назначавшийся в то время из монашествующих. Ректор был настоятелем Куряжского монастыря, но жил он обыкновенно в Харькове, в торжественных случаях являлся сослужащим епархиальному преосвященному. Гораздо больше, чем монахов в священном сане, было всегда число низшей монастырской братии — послушников, рабочих и пр. Если верить местной статистике, число монашествующих в Харькове доходило в шестидесятых годах даже до 52 (1806 г.), в семидесятых их было от 40 до 55, в восьмидесятых 60, а в девяностых — 45—46. Можно ли верить местной статистике, — не знаем, но думаем, что если эти цифры и верны, то во всяком случай ими выражается, полагать нужно, общая цифра монашествующих, пребывавших почему-либо в Харькове в день переписи, а не цифра братьи Покровскаго монастыря, которая во всяком случай должна быть гораздо меньшей.

В XVII и XVIII главною церковью в Харькове, собором, была Успенская церковь. С учреждением в Харькове архиерейской кафедры и превращением Покровского монастыря в кафедральный собор значенье Успенской церкви несколько умалилось, за нею осталось только имя "градского собора". В таком положении был собор до 1846 г., когда но синодскому указу велено было архиерейскую кафедру перевести из Покровскаго в Успенский собор, "Градским собором" была названа Благовещенская церковь, загем в 1863 г., при Макарьи, титул градского собора достался Воскресенской церкви. Титул этот, впрочем, фигурировал только в консисторских делах, так что даже далеко не всем харьковцам было известно, какая именно церковь носить имя "градского собора". В 1865 г. титул градского собора у Воскресенской церкви был отнят, так как в учреждении такого собора Синод не усмотрел никакой надобности. Градский собор в Харькове был признан излишним. Право на имя собора осталось за одним Успенским [4].

XIX век застал Успенский собор храмом о пяти престолах: главный — в честь Успения, северный — во имя св. Екатерины и южный — Коещенсий; кроме того, на хорах, в южной их части, был престол во имя апостолов Петра и Павла, а в северной — Казанской Божьей Матери, На хоры вели две лестницы, одна с северной, другая — с южной стороны церкви. Церковь была холодная. С постройкой колокольни во втором этаже ее был устроен теплый храм с главным престолом в честь Крещения Господня. По первоначальному плану предполагалось освятить этот престол во имя св. Александра Невскаго, но когда церковь была устроена, причт и прихожане, в виду того, что праздник Крещения бглвает среди зимы и в самое холодное время года, по неудобству совершать зимою богослуженье в холодной церкви, решили устроить главный престол в честь праздника Крещения. Другой престол в теплой перкви был устроен в честь св. Параскевы-Пятницы, по имени купчихи Прасковьи Тамбовцевой, щедрой жертвовательницы, которою был сооружен и иконостас для этого престола. Бывший Крещенский престол в нижней церкви переименован в Александро-НевскиЙ. В 1834 г. прихожане устроили сребропозлащенную ризу на икону Казанской Божьей Матери и просили у преосвят. Иннокентия разрешения переименовать престолы: бывший Крещенский, а потом Александро-Невский престол переименовать в Казанско-Богородичный, а бывший престол в честь этой иконы на хорах — во имя св. Александра-Невского. В 1887 г. при внутренней перестройка, собора хоры были совсем уничтожены, а вместе с тем упразднены и находившиеся на них приделы Александро-Невский и Петропавловске. Собор остался при пяти престолах, трех в нижней церкви и двух — в верхней.

Внешний вид собора значительно изменился с устройством колокольни: благодаря ей ксрасивая церковь превратилась в величественный храм. По обеим сторонам колокольни в виде контрфорсов были устроены лавки. Лавки, числом 18, тянулись также и с северной, и с южной стороны храма, представляя собою как бы ограду его. Из-за этих лавок едва ли не тридцать лить тянулись пререканья между епархиальною властььо и "гражданским начальством", находившим, что лавки существуют вопреки закону, безобразят собор и оскорбляют религьозное чувство. В 1856 г. генерал-губернатор Кокошкин, не любивший стесняться в осуществлении своих планов, снес две лавки, остальные продолжали существовать до 1869 г., когда губернатору Дурново удалось наконец добиться разрешенья на их сломку. Колокольня собора за время своего существования изменений не потерпела, если не считать пристройки к ней совершенно не подходящей по архитектуре часовеньки, в которой был ыовешен так наз. Царский колокол. Колокола на колокольне долгое время были небольшие: самый крупный из них весил 201 п. 32 ф. В 1863 г. этот ьсолокол был заменен громадиной в 1000 с лишним пудов, отлитой на заводе братьев Рыжовых и ими пожертвованный собору. Крыша и куполы собора были обычно окрашены зеленой краскою, а главы — желтой под лак. Только в последнее годы, при старости Уткине, главы позолочены, позолочен и купол колокольни, что, конечно, еще усилило то импонирующее впечатленье, какое производит собор своею величественною внешностью.

Внутренний вид собора за сто лет потерпел некоторые изменения. С устройством колокольни и заменой западной стены церкви арками церковь значительно расширилась, но западная часть ее не отличалась обилием света и высотою, так как над нею нависали хоры и часть теплой церкви, устроенной в колокольне. Кроме того, своды, на которых была устроена верхняя церковь, значительно портили внутренний вид храма. В 1887 г., по инищативе преосвященного Амвросия теплая церковь была помещена в здании колокольни, своды с хор сняты. Церковь получила красивый вид: внутри ее два свода, с открытым иконостасом и увеличенным количеством воздуха. В соборе, как и во всех прочих харьковских церквах, в старые годы солея не отделялась от остальной части храма. В 1805 г. солея была отгорожена решеткой согласно синодскому указу в виду замеченных в церквах стеснений во время богослужения [5]. До пятидесятых годов в соборе было так назыв. "царское место", вероятно то, на котором когда-то помещалась Екатерина при посещении ею собора; была, кроме того, по примеру больших малорусскмх церквей старого времени, и проповедническая кафедра. К половине XIX в. и царское место, и кафедра обветшали и своим наружным видом безобразили церковь. В 1855 г. их убрали совсем. В том же году старый чугунный пол был заменен деревянным, а этот последний при старосте К.П.Уткине превратился в паркетный. В 1856 году Харьковскому собору были отданы знамена дружин Харьковскаго подвижного ополчения. Помещены они возле клиросов, где находятся и теперь.

Мы не будем говорить об устройстве серебряных риз для иконостаса, кстати сказать, сохранившего свою старую живопись, о сооружении новых икон, о разрнсовке стен церкви, остановимся только на ее наиболее почитаемых святынях. Таких две: иконы Елецкой Божией Матери и Николая Чудотворца. О первой из них мы уже говорили в первой части этого труда, что же касается второй, то ее происхожение относится к 1841 г. Устроена она была в память поднят креста на соборную колокольню и помещена в том же месте, где находится и теперь. Икона писана на деревянной стачной доске длиною 1 арш. 8 вершк., шириною в 12 вершк. Чудотворец изображен в полном архиерейском облачении—в митре, саккосе и с палицею. Почитание иконы как чудотворной, началось с конца семидесятых годов, когда среди населения города стали циркулировать слухи о чудесных спасениях во время последней турецкой войны, приписываемых спасенными молитвам Николая Чудотворца. С тех пор росла слава образа, перед которым стали совершаться постоянные молебствия. К образу стали стекаться приношения, шедшие на украшение его и той часовни, в которой он помещается. Теперь перед образом более 200 серебряных вызолоченных ламиад, множество привесок и других ценных украшений.

По богатству утвари и ризницы собор занимает одно из первых мест среди церквей Южной России. По описанию прот. Т.Буткевича, составленному в 1894 г., собору принадлежало 10 чаш, столько же дискосов и звездиц, 11 лжиц, стоимость которых превышаешь 2 т, руб., 18 напрестольных крестов, стоящих более 1000 руб., четыре дарохранительницы (2014 руб.), двенадцать евангелий в сребропозлащенных окладах (1439 р.), 48 серебряных позолоченных риз на иконостасе, киотах и на жертвенниках стоимостью в 31343 р., 77 малых выносных икон в таких же ризах (5723 р.), 98 серебряных позолоченных лампад, 15 полных архиерейских облачений, 73 священнических и 56 диаконсаих облачений стоимостью в 11675 р. и т.д. [6].

Благовещенская церковь, "градский собор" с 1846 по 1863 г., как и все приходские церкви Харькова, долго была однопрестольной. Необходимость ее расширения почувствовалась только в тридцатых годах, когда подверглись перестройкам и остальные старые харьковские церкви. В 1836 г. началась, а в 1839 г. окончилась постройка придельных алтарей, одного в честь св. Иоанна Воина, и другого — св. великомученицы Варвары. Душою дела был купец А. Скрынников, прослуживший старостою при церкви в течение 15 лет. Благовещенская церковь вышла из рук своих строителей в очень благолепном виде. Старанием подполковника М.И.Батезатула главы на церкви, иконостас, горнее место, жертвенник и сень над предстолом были вызолочены "лучшим червонным золотом".

На украшение церкви жертвовали много и усердно. Так, в 1831 г. помещица Н.Н. Дунина, местная прихожанка, которой в то время принадлежал, весь нынешний Благовещенский базар, устроила серебряные "шаты" намеетной иконы в 3000 руб. ассигн., староста купец Нехаев устроил серебряные вызолоченные ризы на иконы Благовещения и Николая Чудотворца. В сороковых годах. устроен новый иконостас, обошедшийся в 3000 р. Староста Скрынников пожертвовал при этом ризы на обе наместные иконы нового иконостаса. Купчиха П.Тамбовцева, щедро жертвовавшая почти на все харьковоюе храмы, пожертвовала и на Благовещенскую церковь для обезпечения ее духовенства [7]. В виду все более увеличивавшегося роста прихода, в 1858 г. был возбужден вопрос, о реставрации церкви, но остался открытым, а церковь была только несколько расширена. В таком виде она просуществовала до начала текущего столетия, когда была заменена обширным, каменным храмом.

В сравнении с другими церквами старая Благовещенская церковь особенно отличалась своим благоустройством, украшением, богатством и вместимостью. Новая церковь поражает громадностью размеров. Иконостас в ней из белого каррарского мрамора, стены расписаны изображениями святых. Из старой церкви в новую перенесены наиболее чтимые образа Спасителя, Божией Матери, Николая Чудотворца, Иоанна Воина, великомученицы Варвары. Из икон старого письма укажем на иконы Нерукотворенного Образа и Иверской Божией Матери — дар И.Г.Бесчетвертнова, бывшего старосты Благовещенской церкви [8].

Воскресенская церковь, также именовавшаяся в 1803—1805 гг. градским собором, в течение первых четырех десятилетий XIX в. оставалась почти в том же виде, в каком вышла из рук своих строителей ее конце XVIII в. Разница во внешности состояла лишь в том, что деревянный частокол, окружавший церковь, был в 1828 г. заменен каменной оградой. В конце концов, однако, рост населения прихода, увеличившаяся сравнительно с концом XVIII в. в три раза, привел-таки к необходимости расширения церкви. После разных мытарств по харьконским и петербургскими канцеляриям план на перестройку церкви, сочиненный местным архитектором Подьяковым, был наконец утвержден, и работы начались. В 1810 г. и 17-19 гг. окончилась перестройка западной части церкви и здесь устроены придельные алтари: однн в честь Донской иконы Божией Матери (по желанию ярмарочпых купцов-мосивичей, жертвовавших на устройство придела), другой — во имя Иоанна Крестителя. С устройством придельных алтарей эта часть храма на зиму отделялась от восточной или главного алтаря деревянною перегородкою и отапливалась, представляя, таким образом, как бы отдельный теплый храм. Отделка главного алтаря и двух рядом с ним расположенных придельных (Николая Чудотворца и Петра и Павла) окончилась только в 1857 г. Таким образом из однопрестольной, какой застал ее XIX в., церковь превратилась в пятипрестольную. Восточные приделы просуществовали, впрочем, не долго: в 1860 г. они были уничтожены. В это же время вся церковь внутри была расписана альфреско, а панель сделана из красного сукна. Устройством своим и украшением церковь много обязана была заботам тогдашнего своего настоятеля о. Иоанна Чижевскаго, старосты П.Л.Гребенщикова и помощника его, ставшего потом старостой, К.И.Велитченка. Благодаря им был поднят купол церкви, а внутри ее устроен великолепный трехъярусный иконостас, покрытый хрусталем. Иконы написаны для него местным иконописцем М.А. Баско, а четыре иконы в первом ярусе и Тайная Вечеря над царскими вратами (копия с Леонардо да-Винчи)— академиком Лавровыми. В алтаре устроены горнее место с "сенью" и жертвенник. В 1872 г. надстроен третий ярус на колокольне, а в 1881 г. в церкви устроено амосовское отопление. В 1885 г. старостою И. К. Велитченком возобновлен иконостас главного алтаря, переделана хрустальная облицовка его и облицованы хрусталем смежные с главным алтарем киоты Донской иконы Божией Матери и Николая Чудотворца; в 1893 г. облицован хрусталем и иконостас горнего места.

Воскресенская церковь — одна из богатых в Харькове. В ней много икон в дорогих оправах. Ризы на наместных иконах стоять больше 3 т.руб., риза на храмовой иконе 1856 р., на иконе св. Троицы — 2200 р., на образе Николая Чудотворца — до 2 т.р. и много других. Из древнейших икон следует отметить две, подаренные церкви в 1803 г. купцом Аникеевым: икону св. Троицы и икону воскресения Христова и сошествия Его в ад; обе сделаны в 1801 г., обе в дорогих серебро-позолоченных ризах. Церковная утварь также не бедна: одна чаша стоить 275 р., другая —160 р., напрестольный крест — 285 р., другой — 125 р., третий — 100 р. Две дарохранительницы оцениваются в 400 р. каждая, а третья в 186 р., енангелие, купленное в 1825 г., стоит 700 р., паникадило — 800 р., плащаница - 333 р., брачные венцы - 200 р.; две ризы и два стихаря, пожертвованные старостой И, К. Велитченком в 1886 г., оцениваются в 2 т. р.; риза и стихарь, пожертвованные в 1872 г. братьями Гребенщиковыми, стоят 800 р.; риза и стихарь, подаренные Моисеевыми и Губенко,—550 руб.

Воскресенский приход — один из многолюднейших в Харькове, к тому же и приход это купеческий. Приток пожертвований на церковь был поэтому всегда велик... Из крупных жертвователей на церковь отмечаем купцов Аникеева, Шюкя, Ковалева. Гребенщикова, К.И. и И.К.Велитченко, Евдокимова, крест. Пономаренко.

В начала XIX столетия церковный причт в Воскресенской церкви состоял из священника, дьякова, дьячка и пономаря, причем дьяконскую вакансию занимали обыкновенно священники. В 1820 г. по просьбе прихожан штат был увеличен: полагалось уже 2 священника, дьякон, два дьячка и 2 пономаря. С 1852 г. по воле епархиального начальства назначен был в церковь и третий священник, а с 1859 г. третье священническое место вошло в "штат". С 1869 г., когда на Москалевке входившей до сих пор в состав Воскресенского прихода, устроилась своя церковь, священников осталось только два [9].

Троицкая церковь, выстроенная в 1764 г., в начале XIX ст. не отличалась богатством, несмотря на то, что в ее приходе население торговое. По описи 1817 г., бывшей в распоряжении преосв. Филарета, храм был беден утварью и ризницею, так что было только две иконы в серебряных ризах, серебряная гробница с крестом, 2 чаши, дароносница, блюдо для благословеяия хлебов да три евангелия в серебрянной оправе. В этом и заключалось все богатство церкви. Украшать ее золотом и серебром стали только с двадцатых годов. В 1826—1827 г. устроен резной вызолоченный иконостас с 4 колоннами коринфского стиля. В тридцатых годах купец Вас. Дыгарев устроил две драгоценных ризы на иконы Спасителя и храмовую, а купец Андреев — на иконы Божией Матери и Иоанна Богослова. Оба жертвователи переселились в Харьков из Обояни, можно сказать, ни с чем, занялись мелочною торговлею и разбогатели. Пожертвования были сделаны ими, как выражеше благодарности Господу, "нищыя богатящему". Купец П.Тисенко устроил богатую ризу на икону Бога-Отца над царскими вратами, купец А. Ханайченко соорудил ризу на икону Рождества Пресв. Богородицы, несколько малых икон в серебряных ризах и лампадок. Тот же Ханайченко в сообществе других жертвователей устроил драгоценную ризу к иконе Смоленской Божией Матери и приобрел для церкви колокол, обошедшийся ему в 5000 р. Церковная утварь и ризница пополнялись постепенно драгоценными вещами, так что Троицкая церковь по богатству скоро сделалась первой после собора [10]. Особенно много было сделано для церкви А. Я. Ханайченко, бывшим старостой с 1828 по 1849 г. Ханайченко приобрел для церкви смежные с нею усадьбы и, расширив таким образом церковный двор, дал этим возможность устроить со временем и более обширную церковь. Ханайченком же были устроены помещения для причта и церковный лавки, устроена каменная ограда вокруг церкви, приобретено большое количество драгоценных украшений на иконы, из которых 9 большого размера одеты в серебрянные вызолоченные ризы, куплены все лучшие церковные сосуды, кресты, гробницы и евангелия [11].

Церковь для своего времени была довольно обширна, но с умножением населения стала невместительной для многолюдного центрального прихода. 7 июля 1857 г. начата была постройка новой церкви. В основу ее легли два камня из фундамента старой церкви с выдолбленными на них прежними храмоздателями четырехконечными крестами. Постройка шла очень быстро, и через два года кладка церкви и колокольни была совсем закончена. За правильными производством работ наблюдал архитектор А. Я. Подьяков, каменная кладка отдана была подрядчику Пономареву, попечителями постройки были сперва И.А.Бисеров, а потом Н.Е.Овриков. Старостою в то время был Н.А.Ханайченко. В 1860 и 1861 гг. заканчивалась внутренняя отделка церкви. Иконостас был сделан небезызвестным у нас на юге В.Гетьманом, иконы писаны художником Е.И.Ковтуновским. Вся постройка обошлась в 55000 р. Наиболее крупные пожертвовавля деньгами и материалами сделаны при этом были мещанкой Козловой, купчихами Добычной, Рыжовой, Ханайченковой, купцами Рыжовым, Деревянкиным, Криворотовым, Чувиляевым, Ив.Ващенко, Н.Сериковым, Н.Ханайченком, полковником Соляниковым, генералом Мальцевым и др. 24 сентября 1861 г. состоялось освящение главного престола, 1 октября освящен придел в честь Рождества Пр. Богородицы, а 3 июня 1862 г.— придел во имя препод. Алексия, для которого необходимую утварь и все принадлежности пожертвовал А. М. Рудаков [12].

Рождественская церковь, построенная в 1781—1783 гг., просуществовала в неприкосновенном виде вплоть до конца 50-х годов XIX в. Перестроена была только колокольня, стоявшая отдельно от церкви. Прежде она была деревянная, но в 1800 г. ее заменили каменной, так же построенной отдельно от церкви. В колокольне был устроен придел в честь праздника Сретения. Это была первая теплая церковь в Харькове. Нельзя сказать, чтобы эта церковь была выстроена прочно. Уже в 1809 г. в ней оказались трещины во всех четырех стенах. Богослужения пришлось приостановить, а церковь подвергнуть ремонту [13].

Главный храм оставался без изменения, но внутренность его обновлялась и украшалась. В первые десятилетия XIX в. Рождественская церковь по благолетию и удобствам сильно отличалась от остальных залопанских приходских церквей. Прихожане проявляли усердие к церкви, на которую в это время поступали значительные пожертвования. Промежуток времени с 1815 по 1840 г. был самым счастливым периодом для церкви. Усердными благотворителями храма были Кузины, Базилевский, Тошпев, Тамбовцев, Панченко, Цебриков, Пономаренко и др. Так староста Базилевский устроил (в 1819 г.) ценный чугунный пол в холодной церкви, староста Пономаренко соорудил в 1824 г. новый иконостас; Кузьма Никитич Кузин и его семейство устроили дорогие сребро-вызлощенные ризы на семь местных икон, от Кузиных же поступили в церковь и все лучшие облачения, сосуды и другие церковные принадлежности, на все церковные нужды они откликались первыми и всегда давали щедро. С сороковых годов начинается упадок благосостояния церкви. Приход сильно уменьшился. Москалевка еще раньше отошла в Воскресенский приход. Большая и Малая Гончаровки, составлявшая некогда улицу Бессалую, тоже отошли в другой приход. В другие приходы — Благовещенский и Дмитриевский - переселились и некоторые «лучшие» прихожане. Старые благотворители перемерли, а их потомки к храмозиждительству наклонности не чувствовали. Как уменьшилось число прихожан, можно судить по тому, что в 1810 г. их считалось 872 души, а в 1862 г.— всего только 348. Правда, население прихода было многолюдно, но пользы от этого для церкви было мало, потому что это были не постоянные жители, а временные квартиранты, с приходской церковью мало связанные. К 1856 г. Рождественский храм «пришел окончательно в жалкое состояние», а в 1859 г. «дошел почти до крайности». В 1860 г. нашелся, наконец, благодетель, откликнувшейся на нужды Рождественской церкви. Это был потомственный почетный гражданин Александр Сергеевич Сергеев, предложивший устроить вместо теплой Сретенской церкви, тесной и неудобной, теплый же, но более обширный каменный храм в два придела к главному и новую колокольню. После смерти Сергеева дело его закончил его сын Александр Александрович, употребившие на постройку «весьма значительный капитал», более 37000 р. Кроме Сергвева, деятельное учаспе в демге постройки принимали почетный гражданин И. И. Семикинь, вдова покойного К. Н. Кузина, И. А. Болховитинов, купцы Пузанов, Сурнин, Лещенко, Дорошенко, и др. Новый теплый храм был закончен и освящен в октябри 1861 г. Не забыта была Сергеевым и холодная церковь. Для нее он устроил новый иконостас, исправил церковь внутри и снаружи, выстроил ограду, прюбрел недостающие вещи и пр. [14].

С 1866 г. заботу о церкви вняло на себя приходское попечительство. Оно и поддерживало благолепие храма: приобрело ряд ценных икон с киотами изящной работы, ценную утварь, хорошую ризницу, новый колокол и многое другое. Из видных благотворителей храма на первом месте должен быть поставлен А. А. Сергеев, общая сумма пожертвований которого превышает 50 т. р.; затем крупной жертвовательницей была К.И.Кузина (около 1 т.р.), немало дали такие прихожане, как И.Н.Семикин, У.Г.Попова, Л.П.Ковалев, Болховитиновы, Костевская, Цуканова, Вихрев, И. Уткин, Пуголовко, П.Кузин, П.П.Кузин, Новохатская и др.

Из особо чтимых святынь храма отмечаем икону св. Пантелеймона, перед которою с 1863 г. по вторникам служатся молебны и читаются акафисты, икону Покрова Божьей Матери, всех скорбящих радости, свят. Николая—древнего греческого письма [15].

Николаевская церковь в первые три десятилетия XIX в. была храмом однопрестольным. Только в 1833 году к главному храму пристроили придтел во имя пророка Илии, освященный в 1835 г. Устроены также теплые приделы и в верхней части церкви — один Введения во храм Пресв. Богородицы, другой — ко имя Святителя Митрофана, оба освящены в 1831 г. Расширением своим и устройством новых престолов церковь много обязана стараниям и усердию настоятеля храма, протоиерея Георгия Маевского, прослужившего при Николаевской церкви 44 года (с 1798 по 1843 г.). Из крупных переделок внутри церкви нужно отметить обновление иконостаса (в 1811 г.), на которое белгородскими купцами Ив. Токаревым и Пас. Кисилевым пожертвовано было 2500 р. с. Пожертвования в Николаевскую церковь, конечно, не могли притекать столь обильно, как в собор, тем не менее были весьма значительны. Крупными жертвователями, как и в соборе, были большею частью купцы. Таковы купцы Ив. Глухов, пожертвовавшие для иконы у горнего места серебренную чеканную ризу в 16 фунтов 61 золотн.; Павел Верховский, принесший в дар церкви образ св. Троицы в серебряной оправе весом в 10 фунтов 61 золотник; Михаил Калашников, пожертвовавший для причта 274 р. 28 к., купчихи Тамбовцева, Куликова, Мотузкова и другие [16]. В половине XIX в., благодаря уничтожению отдельно стоявшей колокольни, внещний вид храма несколько изменился, тем не менее церковь оставалась оргинальным сооружением, одним из немногих памятников, харьковской старины, имевшим право на бережное к себе отношение. К сожалению, такого отношения к себе Николаевская церковь не встретила, и во второй половине 80-х годов старинный храм был разрущен. Вместо него через несколько лет воздвигнута новая просторная церковь в том архитектурном стиле, какой у нас принято называть византийским. Теперь это о

Категория: Д.И.Багалей | 16.11.2007
Просмотров: 4605 | Рейтинг: 4.3/6 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2019 Сайт управляется системой uCoz