Вторник, 12.12.2017, 08:35
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Только для православных. Что стоило бы удалить из чинопоследования литургии?
Всего ответов: 133
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Доминик Бартелеми

7. Бог - Ревнитель и обманутый Супруг

Не следует забывать, что на всем (или почти на всем) протяжении Ветхого Завета звучит этот лейтмотив:"Ягве, Бог наш, – Бог-ревнитель"1). Если это опустить, то Ветхий Завет окажется искусственно подслащенным. Когда мы начали рассматривать, как открывает Себя Бог в людских сердцах (которыми Он пользуется как своего рода резонаторами), мы видели это на примере сердца пастуха Моисея и отцовского сердца Давида. Но тут все сходилось слишком прямо к Богу Отцу, минуя многочисленные непредвиденные случайности и крутые повороты религиозной мысли Израиля.

Защищает или истребляет

Обратимся теперь к трудной для понимания мысли: Ягве есть Бог ревнивый! Это значит, что Ягве или спаситель, избавляющий от страха и отчаяния всех, находящихся в беде, или же – огонь, поядающий тех, кто Его забывает и относится к Нему не как к грозному и страшному Богу, Которым Он является, будучи Богом Живым. Таким образом, всякая человеческая судьба приобретает в судьбе Израиля особо драматический характер. Отныне возможны лишь две позиции, поскольку Израиль собран Богом: или стать объектом Божиих милостей и покровительства, или же оказаться под угрозой быть истребленным и уничтоженным Им.

Если рассчитывать на покровительство и желать, чтобы Божественная сила не прибегла к уничтожению, то главным состоянием должен быть страх, – страх Божий2) но в том смысле, который нас, возможно, удивляет, потому что трепет в Библии имеет два почти протиповоложных значения: трепещут, потому что боятся, и трепещут, потому что любят3), и тогда не помнят себя от радости. В этом страхе Божием присутствуют одновременно оба аспекта. Для Израиля страх Божий означает принимать всерьез Его существование, не забывать о том. Кто Он есть. Страху противостоит не столько вольное обращение, сколько забвение4). Бояться Бога или забывать о Нем – вот альтернатива.

Предать забвению

Поколение, которое перешло Красное море и на пустынном берегу с восторгом пело вокруг Моисея песнь освобождения, уже отошло к праотцам. Впрочем, и оно всего несколько дней спустя уже успело забыть о могуществе Бога. Но сейчас Израиль представлен следующими поколениями, поколениями, которые не имеют того изначального опыта5), – они живут в неведении. Они забыли. Кто Этот Бог, столь грозный, когда истребляет, столь могущественный, когда спасает. Народ этого больше не знает. И особенно в эпоху царств, в то время, когда Израиль уже имеет высокую социальную организацию, он утрачивает ту тесную связь с Богом, которая существовала во времена лишений и спасительной священной войны6).

Следовательно, народ теперь не знает, Кто Этот Бог, разделивший море. Поэтому он забывает Его, т.е. живет в обмирщвленном обществе, где Бог влачит лишь род случайного существования, но где Его присутствие уже не ощущается постоянно в народе, где с Ним уже не считаются, как могли считаться сразу после того, как Он спас и создал Израиль. Это забвение, в котором пребывает народ, описано в песне из Книги Второзакония (32,9-18):

    Часть Ягве7) народ Его;
      Иаков наследственный удел Его.
    Он нашел его в пустыне.
      в степи печальной и дикой;
    ограждал его, смотрел за ним, -
      хранил его, как зеницу ока Своего.
    Как орел покрывает гнездо свое,
      носится над птенцами своими,
    распростирает крылья свои, берет их
      и носит их на перьях своих:
    так Ягве один водил его,
      и не было с Ним чужого бога.
    Он вознес его на высоту земли,
      и кормил произведениями полей,
    и питал его медом из камня,
      и елеем из твердой скалы,
    маслом коровьим и молоком овечьим,
      и туком агнцев и овнов Васанских и козлов
    и тучною пшеницею,
      и ты пил вино, кровь виноградных ягод.
    И утучнел Израиль, и стал упрям;
      утучнел, отолстел и разжирел;
    и оставил он Бога, создавшего его,
      и презрел твердыню спасения своего.
    Богами чуждыми они раздражили Его,
      и мерзостями (своими) разгневали Его.
    Приносили жертвы бесам, а не Богу,
      богам, которых они не знали,
    новым, которые пришли от соседей
      и о которых не помышляли отцы ваши.
    А Заступника, родившего тебя, ты забыл,
      и не помнил Бога, создавшего тебя.
Драма описана прекрасно: сначала говорится, что Бог спас и вел этот народ, когда он был младенцем. Затем Бог наделил его всеми земными благами. И наконец народ стал процветать, обрел уверенность, разъелся. Сердце его ожирело, как говорится и в других местах Библии8). И теперь он больше не понимает, не знает. Он уже не помнит того времени, когда пребывал в смятении и пережил опыт спасения.

Сельскохозяйственные боги

Напротив, упорядочив жизнь, ставшую, в сущности, обмирщвленной, он охотно кадит сельскохозяйственным богам, нетребовательным и покладистым, и приписывает им урожаи. Отсюда эти возмущенные слова:"3аступника, родившего тебя, ты забыл, и не помнил Бога, создавшего Тебя!" Кстати, так же начинается книга Исаии:

    Видение Исаии, сына Амосова, которое он видел в Иудее и Иерусалиме, во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии – царей Иудейских:
      Слушайте, небеса, и внимай, земля;
        потому что Ягве говорит:
      Я воспитал и возвысил сыновей,
        а они возмутились против Меня.
      Вол знает владетеля своего,
        и осел – ясли господина своего;
      А Израиль не знает ничего, (**)
        народ Мой не разумеет.
У народа нет даже той признательности, в этимологическом смысле слова, в силу которой домашнее животное помнит, где оно получает пищу. Израиль больше не помнит, от Кого он получил жизнь. Он теперь приписывает эту жизнь мифам, образам, чему угодно, тому, что не имеет ничего общего с Богом Живым. Поскольку люди забыли спасшую их силу, они теперь смешивают Бога Живого со "тщетой". Всему тому, что они считают силами и богами: разрушительной буре, плодородию земли (все это олицетворяется местными идолами), – курят по традиции фимиам в древних местах паломничества в Ханаане9) поклоняются этим силам и богам, а не Спасителю. Измышления человеческие, все то, что люди придумали вместо Бога, совершенно скрыли Его мощь.

Огнь поядаюший

И вот из-за того, что народ впал в это губительное смешение ценностей, в смешение Абсолюта со всякой ложью, принимающей имя Абсолюта, от забытого Бога изойдет огонь, который уничтожит этот народ. В момент смерти Моисей делает завещание (Втор 4,22-31):

    Я умру в земле сей, не перейдя за Иордан, а вы перейдете, и овладеете тою доброю землею. Берегитесь, чтобы не забыть вам завета Ягве, Бога вашего, который Он поставил с вами, и чтобы не делать себе кумиров, изображающих что-либо, как повелел тебе Ягве, Бог твой; ибо Ягве, Бог твой, есть огнь поядающий, Бог ревнитель. Если хе родятся у тебя сыны и сыны у сынов (твоих), и, долго жив на земле, вы развратитесь и сделаете изваяние, изображающее что-либо, и сделаете зло сие пред очами Ягве, Бога вашего, и раздражите Его: то свидетельствую вам сегодня небом и землею, что скоро потеряете землю, для наследования которой вы переходите за Иордан; не пробудете много времени на ней, но погибнете. И рассеет вас Ягве по (всем) народам, и останетесь в малом числе между народами, к которым отведет вас Ягве. И будете там служить (другим) богам, сделанным руками человеческими из дерева и камня, которые не видят и не слышат, и не едят и не обоняют. Но когда ты взыщешь10) там Ягве, Бога твоего, то найдешь (Его), если будешь искать Его всем сердцем твоим и всею душею твоею. Когда ты будешь в скорби, и когда все это постигнет тебя в последствие времени, то обратишься к Ягве, Богу твоему, и послушаешь гласа Его. Ягве, Бог твой, есть Бог (благий и) милосердый; Он не оставит тебя и не погубит тебя, и не забудет завета с отцами твоими, который Он клятвою утвердил им.

Через смерть к новой жизни

Вот две великие истины, между которыми заключена вся вера Израиля: Ягве – Бог ревнитель; Ягве – Бог милосердный11). И то и другое есть несомненные истины, хотя может показаться, что они противоречат друг другу. Ибо ревность Бога приведет Его народ на грань истребления, но милосердие Божие вернет ему жизнь. Действительно, народ, которому говорит Бог, может окончательно стать народом Божиим, таким, который не забывает и способен оставаться в руке своего Спасителя, – лишь перейдя через смерть в новую жизнь. И это не Новым Заветом придумано. Пророки одержимы этой мыслью. Такова идея "остатка Израиля", играющая столь большую роль во всей Библии: "Только остаток обратится". Это надежда, тесные врата12) Исаии:"Да, Я истреблю его до корня, но как большие деревья, будучи срублены, выпускают из себя отросток, так обратится остаток"13). Вот центр провозвестия Исаии.

Но Израиль не обратится14), пока народ как таковой не будет истреблен, потому что ложный панцирь преуспеяния, забвения и мирского устроения, созданный им вокруг себя, должен быть сломан. Он ограждает сердца людей!15). И лишь затем, в упадке, одиночестве, утрате всякой надежды16), придет снова Ягве, чтобы спасти их. И это не будет похоже на первое спасение, санкционированное Синайским Законом17). Новое спасение будет новым творением (преображением). Не только призванием, призывом, как раньше, но изменением сердца. Таковы пророчества Иезекииля (Иез 11,19; 36,26) :"Вместо сердца каменного Я дам вам сердце плотное" (т.е. сердце проницаемое, отзывчивое), умеющее узнавать, вспоминать, сердце не забывающее, не ожесточающееся в забвении.

Бессилие закона

В этом главная драма судьбы Израиля: в невозможности для Израиля оставаться в руках Бога. Почему? Иов раскрывает истинную причину. Потому что в действительности человек, которого избрал Бог, пока еще ветхий человек, это еще человек, который, если взять его в массе и толпе, бежит от Бога и всякий раз, когда Бог возлагает на него руку, ждет, пока его испуганное сердце успокоится, чтобы бежать от руки Спасителя. Нужно, чтобы этот человек был создан заново. Но он не может быть создан заново, если не обретет в руках Бога опыта своего бессилия. И цель Закона – помочь Израилю понять, до какой степени человечество предано греху, до какой степени нужно ему умереть, чтобы возродиться. Ибо если бы Закон не сказал мне: "Не делай этого!" – я бы не понял даже, что во мне есть гоех18). Я не понял бы, что по сути - я раб, умалишенный, и что над моей волей следовать за Богом издевается другая воля, которая чужда тому лучшему, что есть во мне, но тем не менее терзает меня и стискивает. Эта тоска по новому рождению, которая возникает в Израиле в момент разрушения храма и плена у таких пророков, как Иезекииль19) и Иеремия20), или у второго редактора Книги Второзакония21) (эпоха плена), эта тоска по новому рождению не могла бы возникнуть, если бы прежде не была предписана святость.

Святость призывает святость

Вернемся же к ревности Бога и попытаемся найти для нее в Библии наиболе явные причины, оставив напоследок причину скрытую. Причина, прежде всего бросающаяся в глаза, изложена в Книге Левит. Посмотрим, например, как Бог мотивирует в 19,1-2 все культовые предписаниями сказал Ягве Моисею, говоря: объяви всему народу сынов Израилевых и скажи им: святы будьте, ибо свят Я, Ягве, Бог ваш". Отсюда следует: каждый должен чтить мать и отца, соблюдать субботу, не обращаться к идолам и т.д. Все это лишь выводы из главного предписания:"Святы будьте, ибо свят Я, Ягве, Бог ваш". Здесь основа духовного учения Книги Левит.

В 11,44-45 эта тема звучит с особой силой:"Я – Ягве, Бог ваш. Вы освящены и стали святыми, ибо Я – свят! Потому не делайтесь нечистыми, подобно пресмыкающимся, ползающим по земле. Я, Ягве, вывел вас из земли Египетской, чтобы стать вашим Богом. Будьте святыми, потому что Я свят(*)22). Этот мотив настойчиво повторяется. Здесь это делается с единственной целью указать, что следует вводить в меню: есть то или иное животное, а не есть такое-то и такое-то. Ягве мотивирует Своей собственной святостью запрет употреблять в пищу нечистых животных.

Но постараемся вместе с тем проникнуть в глубокий смысл этой формулировки. Когда Бог говорит:"Вы стали святыми, потому что Я – свят, не делайтесь же нечистыми, подобно пресмыкающимся, ползающим по земле", – Он проводит глубокое различие между Израилем и всем, что движется на земле, будь то звери или люди. Ибо один Израиль знает, Кто есть истинный Бог. Израиль знает это не только теоретически, но он пребывает в руках истинного Бога, он избран Им. Встает следующий вопрос: не обменяет ли он это сокровище на какое-либо другое? Поступит ли он противоположно тому человеку, который нашел сокровище на своем поле и хочет продать все, что имеет, чтобы приобрести это сокровище? 23) Не возникнет ли у того, кому по рождению принадлежит сокровище на поле, мысль заложить или продать его, чтобы обрести что-нибудь, что люди считают ценным в этом мире?

Сокровище, не подлежащее обмену

Драма заключается в том, что нашедший сокровище – в восторге, сердце его полно им, он не спит, о нем мечтая, а тот, кто получил его по наследству, знает его очень хорошо; сокровище не имеет эмоциональной ценности в его глазах. Достаточно любому желанию придти ему в голову, чтобы он был уже готов обменять то, настоящей цены чему он ухе не знает. Тем более, что Бог не есть ценность, которая котируется на бирже. Бог есть та тайная и глубоко сокрытая драгоценность, которая может быть легко забыта всяким, кто позволяет себе оказаться во власти чего-либо, что попадает в пределы его сердца и желаний. Обладать славой Божией24) – вот в чем избрание Израиля. Но эту славу, как говорит апостол Павел, это сокровище славы Бога познанного и обладаемого мы носим в глиняных сосудах25); и поскольку сосуды эти глиняные и хрупкие, то весь Закон существует, чтобы их охранять из опасения, как бы сокровище не рассыпалось.

Эту формулу – "Будьте святы, потому что Я свят" – можно понимать еще так: не смешивайтесь со всеми другими, с теми, кто Меня не знает, не смешивайтесь с ними, как Я не смешиваюсь со всем тем, чему они поклоняются. Между Богом и тем, чему поклоняются люди, тем, что считается у них абсолютным, такая же разница, как между всем и ничем. Так пусть же будет такая же разница, такая же непроходимая пропасть между вами, обладателями сокровища, и всеми остальными, не знающими этого сокровища. Зачем? Из опасения, чтобы вы не заразились, из страха, чтобы и вы не обменяли ваше сокровище на тщету.

Можно подумать: ведь это противоречит духу Нового Завета, предписывающего разбрасывать дарованные нам семена, становиться закваской в той среде, в которую мы помещены. Да, противоречит, совершенно верно. Потому что в то время Дух не был еще дарован26), человек не родился заново27), сокровищем он владел пока непрочно, привитое28) еще не принялось. Нужно было тщательно охранять еще не окрепшую жизнь, не закрепленное еще сокровище, жар, еще не охвативший огнем29) человечество. Напротив, Новый Завет целиком направлен на расточение другим30), на раздачу другим31) того, что дано, на зарождение несметного народа.

Сооружение гетто

В Израиле речь идет о необходимости вновь сделать своим центром Единый Абсолют. Поэтому израильский народ сам воздвигает вокруг себя стены своего гетто. И он создает их добровольно, заботясь о верности. Он готов пожертвовать всем, любыми контактами, если они мешают ему обладать сокровищем. Чтобы сохранить это сокровище, Израилю придется отказаться от соглашения с другими народами Ханаана. Ведь при заключении договоров с другими приходится клясться их богами32). Способствуя связям с другими народами, можно помимо воли начать относиться к Ягае как к одному из богов. Второй запрет – воспрещение браков с иноплеменниками. В самом деле, известно (как это было, например, с Соломоном), насколько любовь к иноплеменной женщине может изменить убеждения мужчины, который любит ее.

Во Второзаконии (7,1-16) утверждаются оба эти требования и ясно излагаются последствия первого из них:

    Когда введет тебя Ягве, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы, Хеттеев, Гергесеев, Аморреев, Хананеев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев, семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Ягве, Бог твой, и поразишь их; тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз33) и не щади их. И не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего34); ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам, и тогда воспламенит-ся на вас гнев Ягве, и Он скоро истребит тебя. Но поступите с ними так: жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, и рощи их вырубите, и истуканов их сожгите огнем. Ибо ты народ святый у Ягве, Бога твоего; тебя избрал Ягве, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом35) из всех народов, которые на земле.

Ни одного уцелевшего

Книга Иисуса Навина повествует об исполнении этого повеления Божия. Только жителям Гаваона удется хитростью заключить договор с израильтянами (9,3-18). Они выдали себя за людей, пришедших из страны, весьма далекой от Земли Обетованной. И Иешуа решил поэтому, что он не обязан их уничтожать. Но Иерихон (6,17-21), Гай (8,24-27), города Юга (10,28-40) и Севера (11,10-15) были преданы заклятию. Через весь рассказ этот проходит зловещий лейтмотив: "Так поражали их, что не оставили ни одного из них уцелевшего". Несомненно, первая глава Книги Судей звучит несколько иначе и наводит скорее на мысль о медленном взаимопроникновении израильского и ханаанского населений. Но в начале следующей главы несоблюдение заклятия отмечается как тяжкая вина Израиля (2,1-5).

Таким образом, принцип ясно провозглашен, и к тому же это требование вполне логично. Если обладание Истинным Богом есть действительно бесценное сокровище, то, следовательно, все остальное второстепенно по сравнению с ним, и если возникнет опасность потерять веру в Истинного Бога, то лучше, как позже будет сказано в Евангелии, вырвать глаз36), из-за которого ты можешь потерять веру. Если вы находитесь в зачумленной среде, полной заразы, что же, очистите эту среду, чтобы сохранить здоровье. А для Израиля народы, которые не знают Истинного Бога и могут мало-помалу вытеснить своими верованиями и суевериями истинную веру в сердце народа Божия, есть та зачумленная и заразная среда, которую надо очистить.

Семена истинной веры

Но разве не трагично, что среда эта состоит из людей и обеззараживание превращается в массовые убийства? Можно ли сохранять веру народа, уничтожая другие народы, опасные для этой веры? Не есть ли это оправдание всех религиозных войн? Прежде чем возмущаться, попытаемся понять. Израиль не считает себя народом среди других народов. Он считает себя семенем истинной веры в этом мире. Речь идет не о том, следует ли предпочитать одних людей другим, а о том, что семя истинной веры в этом мире может быть уничтожено. Израиль лишь носитель этого семени подлинной веры, и поэтому он считает, что уничтожение этого семени опаснее, чем уничтожение части тела окружающего его человечества, если ценой этого очищения окружающей среды можно сохранить огонь, и семя останется плодоносным для того, чтобы впоследствии им было преображено все человечество.

Все дело в том, что это избранный народ, а не группа людей среди других людей. А избранный народ сознает свое назначение быть светом миру37). Но, может быть, тогда вместо холодной жестокости перед нами страшная паранойя, лежащая в основе всякого фанатизма? Вся проблема в этом: паранойя или истина? Правда ли, что этот народ избран быть светом миру? Если да, то так хе верно и то, что его существование в качестве источника света является главной ценностью для мира, даже если ему приходится истреблять...

Новое в откровении

Я счел себя обязанным перед Священным Писанием сделать эту попытку оправдать фанатизм. Конечно, ее логика с трудом убеждает нас. Может быть, потому, что мы живем в Новом Завете, и разделившиеся христиане несут на себе мучительную печать анахронических заклятий. На деле откровение об абсолютной ценности человеческой жизни и запрет массовых репрессий были даны лишь через Иезекииля38) т.е. в VI веке до н.э., тогда как закляте39) было понято как следствие ревности Всемогущего Бога с момента завоевания Земли Обетованной, т.е. на шесть веков раньше.

Вполне вероятно, что Бог открывал одно за другим некоторые понятия, и народ, чувствуя, что Бог хочет сказать в данный момент, выражал это тогда с такой убежденностью и силой, что придавал этому как бы окончательное значение, тогда как, несомненно, это было не все, что хотел сказать Бог. А если говорить "все" о том, что всем еще не является, то это может изменить оттенки смсысла. Поэтому можно сомневаться в том, действительно ли в намерения Бога входили эти ультралогические следствия ревности Бога – проклятие и истребление чужих народов. Или, может быть, так понял Израиль повеления Бога? Хотя в Библии утверждается, что оно исходит из уст Бога, но не есть ли это выражение того, как Израиль понял Бога? Или же Бог хотел, чтобы так понял Его этот народ в начале своего существования? Очень важно ответить на этот вопрос. Сказать: Бог имел прежде всего в виду, что Он есть единственный Истинный Бог я нельзя ничего Ему предпочитать, все остальное следует потом. Без сомнения, это так! Но Бог не говорит трюизмами. Сказать: Бог в самом деле хотел, чтобы уничтожали прежних жителей Палестины, потому что они представляют угрозу для веры Израиля, – верно ли это? Сколько предрассудков, сколько ненависти и обид может стоять за такими действиями!

Меньшее зло

Человеку свойственно пытаться оправдать высшими причинами весьма случайную ненависть. Разве в ту эпоху дело не обстояло точно так же? Бесспорно, что Бог, который обращался к людям, и людям грешным, допускал с полным знанием дела, чтобы Его слово было истолковано таким образом, Бог с полным знанием дела допускал, чтобы слово Его стало мечом4), который порождает, по крайней мере, временно, фанатизм на земле. Это важный момент. Может быть. Бог не желал этого фанатизма, но, по крайней мере. Он несомненно допускал его, как меньшее зло. Для Бога главным было дать откровение о Едином Абсолюте, даже если временно выводы из этого откровения делались пристрастные, и даже весьма пристрастные.

Это указывает нам на то, что для Бога существует тем не менее порядок даже в самом худшем, и что хотя уничтожать своего ближнего из религиозных соображений нехорошо, однако это не самое худшее, что может произойти. Равнодушие41) и полное неведение истинного света42) хуже в глазах Божиих, чем беспорядок, последовавший за первым рассветом. Нужно помнить об этом. Даже если все эти массовые убийтсва не были благом, в глазах Бога они были меньшим злом по сравнению с невежеством и заблуждениями человечества, закосневшего в незнании своего Создателя.

Несчастливый в любви

Однако это первое открыто требовательной ревности Бога есть лишь начало приобщения к этой тайне. Пятью веками позже Бог откроет секрет Своей ревности одному из Своих верных друзей – Осии, сыну Беерину. Этот человек женился на весьма привлекательной женщине, которую он горячо любил. К несчастью, она была привлекательной не только для него и не могла удовлетвориться его любовью. Скоро она стала считать свой дом временной квартирой и употреблять бесчисленные дары, которыми украшал ее супруг, на то, чтобы покорять другие сердца. У нее было много детей, и Осия не был уверен, что они от него43) (Ос 1,3.6.8). Затем она совсем бросила супружеский дом и пошла по рукам, оставив в унижении Осию, который, однако, продолжал любить ее и страдать.

Однако Осия по повелению Божию выбрал эту женщину, чья всем известная развращенность должна была сломать всю его жизнь (1,2); а теперь, когда он оказался осмеянным и раздираемым ревностью. Бог молчал. Когда молодость прошла, Гомерь – так звали эту женщину – перестала пользоваться прежним успехом. Чары ее утратили свою силу, и она стала тяготиться зависимостью от случайного любовника, у которого она была на содержании. Она вспомнила те времена, когда Осия окружал ее искренней любовью:"Пойду я и возвращусь к первому мужу моему; ибо тогда лучше было мне" (2,9). С ним не будет проблем. Он так любил ее, что, несомненно, возмет ее опять и обеспечит ей спокойную старость. И вот она обратилась к Осии, сообщила ему о своих благих намерениях и добавила при этом, что ее нынешний хозяин отпустит ее за пятнадцать сребреников и за полтора хомера ячменя (3,2).

Обманутый муж пророчествует

Эта новость не обрадовала Осию сверх меры. Однако его любовь к ней не уменьшилась. Просто он ждал большего, чем это возвращение к нему за неимением лучшего. Он считал, что может дать больше, чем одно лишь прибежище от одиночества, этой блуднице, на которой оставили след похождения и годы. При виде ее, возвращающейся к нему в таком состоянии – обесчещенной, постаревшей, жалкой, – Осию раздирали противоречивые чувства: оскорбленная честь и его поруганная любовь. И именно в этот миг Бог заговорил с ним, потому что этого часа ждал много веков Бог Ревнитель, так же как Бог Отец долго ждал того дня, когда уста Давида скажут: "Сын мой, лучше бы я умер вместо тебя".

В эту минуту сомнений Бог обращается к раздираемому сердцу обманутого супруга. Он говорит ему:"Иди, полюби снова эту женщину, обманувшую любовь муха своего. Люби ее, как любит Ягве сынов Израилевых, хотя они обращаются к другим богам и услаждаются почитанием их" (*) (3,1). "Со Мной каждый день поступает так Израиль, каждый день бежит от Меня этот народ, каждый день расточает он все, что Я даю ему, чтобы нравиться посторонним. Каждый день ходит он к другим богам, которых он предпочитает Мне, его собственному Богу, и рыщет вокруг своих любовников. А потом дела начинают идти плохо, и тогда народ возвращается и умоляет Меня: "Ты – Бог отцов моих, я возвращаюсь к Тебе, к Тебе". Но Я прекрасно знаю, что означает эта комедия. Это означает лишь, что в данный момент угрохает враг, что камень и дерево, которым кадили, не могут, понятно, избавить от опасности, ив этих случаях Мне тоже хочется предоставить им выпутываться самим. Если, когда все идет хорошо. Меня забывают и вспоминают обо Мне лишь в крайней нужде, то как Я, по-твоему, воспринимаю это? И, однако, смотри: каждый раз Я снова принимаю их. Значит, и ты прими без разговоров свою жену".

Влюбленность или сострадание?

В этот день Осия понял, а до него никто этого не понимал, тайные причины ревности Божией. Понял, что на деле эта ревность есть обратная сторона и вместе пробный камень чувства, которое, как это ни трудно вообразить себе, Творец тем не менее питает к Своему созданию. Понял, что Бог влюблен в Свое творение, влюблен в то, что произведено Им, в то, что ничего не может Ему принести. И все же дело не в одной жалости, не только в сострадании, в "снисхождении", а в любви. А любовь невозможна без восхищения. Я полагаю, что жалость более всего отличается от любви тем, что жалости присуще чувство превосходства: к другому снисходят, потому что сердце тронуто его несчастьем, тогда как подлинная любовь всегда выражает восхищение. И когда Бог говорит, что любит, это очень серьезно, это означает, что Он восхищается44). Кажется почти кощунственным говорить, что Бог может любить Свое создание. Как столь безумная мысль могла родиться в голове человека – что Бог любит Свое творение? Чтобы Всемилостивый Бог мог растрогаться, это легко допустить, но чтобы Он любил?!

Любовь Божия заявляет о себе

И однако Бог заявляет о Своей любви как нельзя более ясно45). Она вырывается из сердца Иеремии с самого начала его призвания:"Слово Ягве было обращено ко мне: иди и возгласи в уши Иерусалима: Я помню о дружбе юности твоей, о любви твоей во время обручения, когда ты следовал за Мною в пустыню, в землю незасеянную" (*) (Иер 2,1-2). И далее в главе 31,20-22 то из сердца отца, то из сердца супруга исходит меняющая формы любовь Бога:

    Не дорогой ли у Меня сын Ефрем?
      не любимое ли дитя?
    ибо, как только заговорю о нем,
      всегда с любовью вспоминаю о нем;
    внутренность Моя возмущается за него;
      умилосержусь над ним, говорит Ягве.
    Поставь себе путевые знаки,
      поставь себе столбы,
    обрати сердце твое на дорогу,
      на путь, по которому ты шла;
    возвращайся, дева Израилева,
      возвращайся в сии города твои.
    Долго ли тебе скитаться,
      отпадшая дочь?
    Ибо Ягве сотворит на земле нечто новое;
      жена спасет мужа.

Обычно покинутые мужья идут за беглянкой, ушедшей от их власти (Суд 19,3). Но Ягве пробудит в сердце неверной жажду Его любви и вместе с тем мучительный страх не тронуть сердце разгневанного супруга. На этот страх Бог отвечает устами автора Книге Утешения:

    Как жену, оставленную и скорбящую душой,
      призывает тебя Ягве.
    Отвергают ли жену юности своей?
      говорит Бог твой.
    На краткое время оставил Я тебя,
      но, исполнившись великого сострадания,
      соберу Я тебя.
    В пылу гнева на мгновение
      скрыл Я от тебя лицо Мое,
    но вечной любовью движим Я к тебе,
      говорит Искупитель твой Ягве. (*) (Ис 54,6-8)

Ягве предстает Израилю не только в облике отца и супруга. Он обретает также облик матери:

    Забудет ли женщина грудное дитя свое,
      чтобы не пожалеть сына чрева своего?
    Но если бы и она забыла.
      то Я не забуду тебя! (Ис 49,15)

Ревнивая страсть

В Песни Песней любовь, соединяющая Ягве с Его народом, обретает наиболее страстный характер и не боится прибегать к эротическим образам для выражения этого союза, который нарушается и исполнение которого скрепит примирение Бога и людей. Бог-любовник так завершает Свою песнь:

    Под яблоней разбудил я тебя:
      там зачала тебя мать твоя,
      там зачала тебя родившая тебя.
    Положи меня, как печать, на сердце твое,
      как печать, на руку твою:
    потому что сильна, как смерть, любовь,
      люта, как преисподняя, ревность;
    стрелы ее – стрелы огненные,
      пламя Божие.
    Большие воды не могут погасить любви,
      и реки не затопят ее. (*) (Песн 8,5-7)

Эта немыслимая страсть и есть тайна жгучей ревности, которую Бог питает к людям. Бог ревнует к идолам и лжебогам лишь потому, что в них воплощен дух разврата46), похищающий у Него сердце людей. "Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне"(Мих 6,3). Страстная и умоляющая любовь, которой Он осаждает эти сердца, не признающие Его, – вот глубинный двигатель Его ревности. Ветхий Завет решительно утверждает этот факт любви Бога к людям, не позволяя нам дать ему объяснение. Что же может сделать это развращенное, смертное человечество, достойное разве лишь жалости, предметом такой горячей любви Творца?

Возлюбленный, который должен родиться

Что же? Что иное, как не новое существо, которому предстоит родиться в нем! Божественный плод, о котором оно не знает, но который оно должно выносить, сохраняя полную, возможность отвергнуть его. Сын его, которого оно должно зачать, – оно и создано для этого, – от этой могучей любви. Что же Бог может любить в человеке, как не Бога, Которому предстоит родиться в человеке, чтобы обожествить человека? Это тот таинственный плод, который Мессия, проголодавшись, будет тщетно искать на бесплодной смоковнице47) и которому надлежит родиться от Божественного черенка, принесенного Им Самим. Тот плод, чья благодатная пыльца приносит обетование цветку человеческому... Любовь супруга будит дремлющую возлюбленную, чтобы она могла в один прекрасный день положить на руки Отцу Сына, Которого она зачала от Его любви.

В этом старом народе Бог любит призвание матери народа нового, среди членов которого Его Сын, зачатый этой матерью, мало-помалу достигнет совершенного возраста48). Нам остается лишь увидеть скорбные глаза пророков, не отрывающих взора от этого зачатия, в котором Бог обретает плоть.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) См. Исх 20,5; 34.14; Втор 4,24; 5.9; 6,15; Ос 24,19; Наум 1.2.
2) Здесь невозможно привести все ссылки на "страх Божий", настолько они многочисленны. Вот некоторые месте, взятые из Второзакония: 4,10; 5,29; 6,2.13.14: 8,6; 10,12.20; 13,5; 14,23; 17,19; 28,58; 31,12-13.
3) См. Ос 11,10-11.
4) Вот некоторые тексты из Второзакония о забвении: 4,9.23; 6,12; 8.11.14.19; 9,7; 25,19; 32,18.
5) См. Втор 11,2.
6) О священной войне см. 1АТ, t. II, pp. 73-86.
7) "Часть Ягве", т.е. Израиль, противопоставляется другим народам, о которыхf говорится в предыдущем стихе, что они составляют уделы "сынов Божиих" (т.е. членов небесного двора Всевышнего, которых вера Израиля назовет позже "ангелами Вожиими"). В конце II в. до н. э. израильских книжников смутили слова Писания о том, что "народы" были поручены Всевышним "сынам Божиим". Не может ли это утверждение быть истолковано в том смысле, что оно оправдывает существование языческих религий? Поэтому они исправили в еврейском тексте "сынов Божиих" на "сынов Израилевых", хотя это плохо согласуется с контекстом. В греческом переводе (Септуагинте) "сыны Божий" заменены лишь на "ангелов Божмих" с целью избежать возможности толковать это место как указание на многобожие. Лишь в 1952 году был найден на обрывке рукописи с берегов Мертвого моря текст с "сынами Божиими", существование которого предполагали исследователи библейских текстов. Хотя Вульгата Иеронима следует исправленному еврейскому тексту ("сыны Израиля"), западная схоластика вплоть до XII века в своих рассуждениях пользовалась греческим текстом (например, Ансельм Кентерберийский, Гуго де Сен-Виктор, Петр Ломбардский).
8) См. Пс 118,70; 16,10.
9) Об этих "высоких местах" см. IAT, 1. II, pp. 107-113.
10) О "взыскании" забытого Бога см. тексты: 2 Цар 12,16; 21,1; 1 Пар 11.16; 20,4; 2 Пар 7,14; 15,15; 1 Езд 8.22; Пс 26,8; 39,17; 68,7; 82,17; 104,3-4; Притч 28,5; Ис 45,19; 51, 1; Иер 29,13; 50,4; Ос 3,5; 5,6; 7,10; Соф 1,6; 2,3; Зах 8, 21-22; Мал 3,1.
11) Это утверждение встречается в Библия еще чаще слов о ревности Божией. Оно выражается двумя способами: 1) Ягве исполнен "хесед", т.е. "pietas", "благочестия", если воспользоваться латинским словом (которое означает прежде всего верность дружеским и семейным узам); 2) Ягве исполнен "рахамим", что означает чувство любви, связывающее материнское лоно с тем, что вышло из него.
12) См. Мф 7,13-14; Лк 13,24.
13) Резюме из Ис 6,13; 10,21.
14)"Обращение" – одно из важнейших библейских понятий. Среди множества других текстов см.: Втор 30,2; Тов 13,6; Пс 79,4; Притч 1,23; Сир 17,25-26; Ис 10,21; 45.22; Иер 3,14; 4,1; 31,18; 35,15; Плач 5,21; Вар 4,2; Ос 14,2; Иоиль 2,12-13; Зах 1,3-4; Мк 1,4.13; Деяи 3,19.
15) Ос 13.8.
16) Ос 3,4.
17) Иер 31,32.
18) См. Рим 7,7.14-23.
19) См. Иез 36,26-28; 37.13.
20) См. Иер 31,31-34.
21) См. Втор 30,3-6.
22) Предписания святости повторяются в Книге Левит: 20,7-8.24-26; 21,6-8.15.22-23; 22,2-3.9.15-16.32. Основанием святости избранного народа во всех случаях является святость Ягве.
23) См. Мф 13,44.
24) О пребывании славы Ягве с Израилем см.: Исх 40,34-35; 2 Цар 8,11-13; 2 Пар 7,3; Пс 26,8; 85,10; Иер 14,21; Иез 3,12; 43.2.4-5; Дан 3,53; Зах 2,9.
25) 2 Кор 4,7.
26) См. Ин 7,39; Деян 2,33.
Категория: Доминик Бартелеми | 16.11.2007
Просмотров: 1999 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz