Четверг, 19.10.2017, 05:46
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Как вам наш новый дизайн?
Всего ответов: 128
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Доминик Бартелеми

8. Сохранить или пересоздать?

В тот момент, когда народу Божию предстоит покинуть Синай, Ягве говорит ему (Исх 33,3):"Идите в землю, где течет молоко и мед1); ибо Сам не пойду среди вас, чтобы не погубить Мне вас на пути, потому что вы народ жестоковыйный". Моисей хе отвечал (стихи 15-16) :"Если не пойдешь Ты Сам (с нами), то и не выводи нас отсюда. Ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? Не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами?"

Затем он добавил (34,9): "Если я приобрел благоволение в очах Твоих, Владыка, то да пойдет Владыка посреди нас; ибо народ сей жестоковыен; прости беззакония наши и грехи наши и сделай нас наследием Твоим".

Невозможная близость

Начальной целью Синайского Завета было создать тесную близость между народом и Богом (Исх 19,5-6):"0тныне, если вы будете повиноваться Мне и соблюдать Мой Завет, то Я буду считать вас Моим среди всех народов... Я буду считать вас царством священников и народом посвященным" (*).

Но эпизод с золотым тельцом сразу же показал невозможность для этого народа, отмеченного первородным грехом, выполнить этот замысел абсолютной близости с Пресвятым. Скрижали Завета были разбиты Моисеем (32,19), а затем были даны другие скрижали, установившие новый статус2), согласно которому сохраняется контакт между Богом и Его народом, но не в форме тесной близости, которая с тех пор запрещалась Израилю под страхом смерти.

Нужно отметить, что замысел Бога остается прежним. Бог хочет создать непосредственную близость между человеком и Собой. Но эта непосредственная близость невозможна с человеком, совратившимся с пути и ожесточенным. Все, что возможно, – это привести ветхого человека, отмеченного грехом, к возрождению, к рождению нового человека. Чтобы в этом ветхом человеке, отмеченном грехом, мог бы возникнуть, образоваться постепенно зародыш нового человека, который родится от него. И этот новый человек, который родится от него, будет вместе с тем соответствовать новому статусу:"Новому Завету", который осуществит упование Иеремии3).

Заместители

Но на деле Новый Завет есть не что иное, как Завет Синайский. Первоначальным замыслом Бога на Синае уже была эта тесная близость между Ним и народом. С момента его провала, ознаменовавшегося изготовлением золотого тельца, вступает в силу заменяющий Завет Закон, который найдет свое выражение во всей культовой системе Израиля, а после плена – во всем его законодательстве, т.е. в правосудии, основанном на соблюдении детальных, чрезвычайно конкретных предписаний, пришедших более или менее непосредственно с Синая. Эти виды освящения (культового, законодательного) заменяют истинную святость, они порождены невозможностью полностью и сразу осуществить изначальный замысел:"Будьте святы, потому что Я свят". Отныне культовая система поставит цель терпеливо восстанавливать хрупкую и постоянно подверженную угрозе святость. Священство станет кастой-заслоном, кастой-посредницей между бесконечно Святым Богом и глубоко обмирщвленным народом. Но, конечно, цель Бога в не в том, чтобы увековечить эту замену, пригодную только для народа, еще отмеченного первородным грехом. Напротив, Бог видит конечную цель в том, чтобы образовать в этом народе зародыш другого народа. Но Он приведет к смерти обмир-щвленный народ лишь тогда, когда вынашиваемый им зародыш станет жизнеспособным, когда от него сможет родиться новый человек, то новое человечество, в котором осуществится первоначальный замысел Завета с Богом. Так можно обрисовать отношения, связывающие "Завет вторых скрижалей" с "Новым вечным Заветом".

Посвящение левитов

Посмотрим, как устанавливается эта система замены, которая охраняет народ Израиля в ожидании того времени, когда созреет вынашиваемый им тайный плод. В 8-й главе Книги Чисел указываются причины существования левитов. В стихах 6-7 Ягве говорит Моисею:

    Возьми левитов из среды сынов Израилевых, и очисти их. А чтобы очистить их, поступи с ними так: окропи их очистительною водою, и пусть они обреют бритвою все тело свое и вымоют одежды свои, и будут чисты.

Зачем это очищение племени левитов, это посвящение Богу двенадцатой части народа Израиля? В стихах 10 и 11, а затем в 14-м говорится:

    И приведи левитов их пред Ягве, и пусть возложат сыны Израилевы руки свои на левитов; Аарон же пусть совершит над левитами посвящение их пред Ягве от сынов Израилевых, чтобы отправляли они служение Ягве... И так отдели левитов от сынов Израилевых, чтобы левиты были Моими.

Следовательно, причина посвящения левитов в том, чтобы заменить посвящение Израиля. Этот народ был предназначен к отделению от человечества, чтобы он принадлежал Ягве. Поскольку он не смог остаться верным этому посвящению, Ягве избирает в его недрах часть, которая будет принадлежать исключительно Ему одному. Таким образом левиты осуществят в недрах Израиля призвание, которое должно было быть призванием Израиля4) в недрах народов. Но почему народ возлагает на них руки? Не будем искать здесь прообраза поставления священников. Это возложение рук на левитов имеет совсем другой смысл. В рукоположении священников оно имеет смысл передачи власти5), тогда как у левитов оно означает передачу виновности, ибо Израиль виновен.

Свяшенники-жертвы

Когда животных приносили в жертву умилостивления, народ или, вернее, его представители должны были возлагать руки на заколаемых животных6), предлагая эту жертву в некотором смысле в замену за вину народа. Не народ, а животное будет предано смерти. В действительности, это народ заслужил смертную казнь, во предание на смерть животного напоминало народу его вину, вместе с тем становясь для него залогом искупления. Нечто подобное осуществляется через левитов. Израиль должен быть посвящен Ягве, но осквернился. Тогда он поручает племени левитов занять его место перед Ягве, и отныне оно будет символически исполнять призвание, которое должно было быть призванием всего народа. К тому же выражение "Аарон пусть предложит левитов, совершив представление их пред Ягве"7) (*) (Исх 29,24) указывает, что речь идет о некоей жертве, поскольку над левитами совершают тот же обряд, что и над животными, приносимыми в жертву. Посвящая, их превращают в живую жертву. Достойно сожаления, что в нашем рукоположении священников недостаточно ясно выражена эта идея жертвы. Левиты могут совершать жертвоприношения лишь после того, как стали символически закланными жертвами. В этом заключена ценная религиозная идея, которая не должна исчезнуть с завершением ветхого Закона.

Каста-заслон

В 19-м стихе той же главы Моисей уточняет роль этих посвященных: "Они будут отправлять службы за сынов Израилевых в скинии собрания и совершать над ними обряд искупления, чтобы никто их сынов Израилевых не был поражен8) за то, что приблизился к святилищу" (*). Действительно, член оскверненного народа не может приблизиться к святому месту. Но вместо них посвященные установят связь с Господом, совершат жертвоприношения9) и, с другой стороны, очистят10) народ во имя Господа. Таким образом, они играют роль касты-заслона11) по отношению к опасному радиоактивному источнику. К нему без опасности для себя могут приближаться лишь те, кто полностью отдал себя и стал посвященным. И благодаря им некоторый относительный, а не непосредственный контакт становится возможным между народом и его Господом, хотя Господь и скрыл Свое лицо12) от оскверненного народа. Вот в чем назначение священства и его отличие от мирян. Это различие между миром, имеющим дело с неизбежно оскверненными сущностями, и некоторыми людьми, для которых обязательна абсолютная чистота ради других и которые взяты из их числа.

Эта роль посредников подчеркивается также в Книге Левит, в 3-м стихе главы 10-й:"Вот о чем говорил Ягве, когда сказал:"В ближних Моих являю Я святость Мою и пред всем народом являю Я славу Мою"(*). Это слово, над которым размышляет Моисей, слово, которое было сказано ему Ягве и которое он не понял и не сообщил никому до сих пор... слово это утверждает, что в потомстве Иакова и, следовательно, Адама лишь некоторые, более близкие к Господу, могут жить Его святостью; но присутствие этих посвященных людей среди обмирщвленного народа непрестанно напоминает ему о недоступной славе Господа, к которой открывается доступ лишь тем, кто принимает посвящение.

Каста-посредник

В 16-й главе Книги Левит Ягве открывает Моисею обряд умилостивления (искупления), который станет высшим служением священства в качестве касты-посредника (стих 2):"Скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу пред очистилищем, что на ковчеге. Он может умереть, ибо Я являюсь над очистилищем в облаке" (*).

Здесь мы видим, что Бог как бы отгораживается новым заслоном. Даже священство, посвященное Богу, не может всегда и без предосторожностей13) приближаться к Богу. Даже ему необходимо в некотором роде прокладывать себе путь. Святость постоянно скрывает себя.

В 4-м стихе Бог описывает одеяние священника, на которого возложен обряд:"Священный льняной хитон должен надевать он, нижнее платье льняное да будет на теле его, и льняным поясом пусть опоясывается, и льняной кидар надевает". Настоящий костюм хирурга... "Это священные одежды14). И пусть омывает он тело свое водою, и надевает их". Здесь утверждается принцип абсолютной стерильности, нужно быть совершенно обеззараженным, приближаясь к Богу, не из опасения заразить Его, но потому, что если приближающийся к Нему сам заражен, то святость Божия уничтожит его. Всякая нечистота становится горючим топливом при соприкосновении со святостью Бога.

Ряд последовательных очищений

Подготовленный так священник получит от общины жертвы. Затем, как говорится в 11-м стихе, "он принесет тельца в жертву за свой грех, затем совершит обряд очищения за себя и свою семью" (*). Стих 16-й добавляет;"0н совершит также обряд очищения святилища за нечистоту сынов Израилевых"(*). Присутствие святилища среди оскверненного народа оскверняет в некотором смысле само святилище15). Поэтому служитель святости должен сначала совершить очищение себя самого, а затем святилища, которое есть объективный посредник Божественного присутствия. Лишь после этого может он совершить очищение народа. Таким образом, речь идет о ряде последовательных очищений. Необходимо, чтобы сам священник возобновил свои узы с Господом. Затем он возобновляет узы Господом самого святилища. А потом ухе он может, возобновить узы, которые соединяют с Господом Его народ. Чистота хе народа должна восстанавливаться! каждый год. Но это всего лишь отдаленная замена оскверненной святости. Этот ритуал подчеркивает, что святость есть нечто без конца ускользающее. Человек не может достичь святости, он может лишь восстанавливать запятнанную чистоту, восстанавливать ее из года в год, чтобы сохранить, по крайней мере, хоть какой-то контакт с Господом в этом полуудалении. Таков обрядовый устав Ветхого Завета.

Как передать религиозный опыт?

Этой функцией постоянного восстановителя оскверненных изначальных ценностей глубоко отмечено, израильское духовенство. Стремясь сохранить изначальную верность народа Богу, оно должно будет постоянно бороться с забвением, а кроме того, с отсутствием преемственности у поколений. Посмотрим, что говорится об этом в Книге Второзакония, представляющей собой настоящий Моисеев катехизис. Вот что говорит умирающий Моисей поколению, пришедшему в пустыню (11,2-7):

    Вы были сему свидетелями, а не сыновья ваши. Они не видели и не знали уроков Ягве, Бога вашего, Его величия, крепости десницы Его и силы руки Его, знамений и дел, которые совершил Он среди Египта с фараоном и всей землей его, и что Он сделал с войском египетским, с конями его и колесницами его, наведя на них воду Красного моря, когда они преследовали вас, и как погубил Он их даже до сего дня, что сделал Он для вас в пустыне, пока вы шли сюда, что сделал Он с Дафаном и Авироном, сынами Елиава, сына Рувимова, восставшими против власти Аарона и Моисея, когда земля разверзла уста свои и среди всего Израиля поглотила их с их семьями, шатрами и всем их имуществом. Вы вашими глазами видели это великое дело Ягве (*).

Весь этот опыт отразился на чувствованиях одного поколения, но не на чувствованиях его детей. Что сделать, чтобы перейти через эту пропасть поколений?

Создать единство

Об этом говорит нам опять-таки Книга Второзакония (6,20-25) :"Если завтра сын твой спросит тебя: "что значат эти предписания, эти законы и эти обычаи, которые Ягве, Бог наш, заповедал вам?" (Так и представляется ребенок, который находит, что ненормально жить жизнью, настолько связанной, настолько тесно опутанной правилами, и ищет этому причины). "Скажи сыну твоему:"Мы были рабами у фараона". (Обратите внимание на то, что это "мы" включает и отца поколения XX века также, как минувших и грядущих поколений. Это "мы" относится к членам любого поколения еврейского народа, который вспоминает:"Мы были рабами у фараона". "Мы" – то есть тот же народ, который сейчас живет в нас).

    Рабами были мы у фараона в Египте, но Ягве вывел нас из Египта рукою крепкою. И явил Ягве знамения и чудеса великие и казни над Египтом, над фараоном и над всем домом его, пред глазами нашими. А нас вывел оттуда, чтобы ввести нас и дать нам землю, которую клялся отцам нашим дать нам. И заповедал нам Ягве исполнять все постановления сии, чтобы мы боялись Ягве, Бога нашего, дабы хорошо было нам во все дни, дабы сохранить нашу жизнь, как и теперь. И в сем будет наша праведность.(**)

Следовательно, традиционные предписания обосновывают, пытаясь напомнить ребенку как можно нагляднее, что тот народ, который он воплощает сегодня, был некогда спасен, затем услышал повеления Бога, принял их и должен соблюдать в каждом поколении изначальные обязательства.

Перечитывать закон

Это периодическое напоминание о высоких деяниях Божиих имеет целью ввести Закон как форму жизни в каждое из поколений Израиля и тем самым обеспечить их глубокую преемственность. Священники есть служители "вечного хранения"16) скрепляющего Завет. Поэтому их главная цель состоит в том, чтобы возвращать народ в такое духовное состояние, в каком первое поколение восприняло то, что нужно соблюдать сегодня.

Книга Второзакония (31.9-13) предписывает перечитывать Закон каждые семь лет перед народом, перед юными и старыми, мужчинами и женщинами во время праздника Кущей. Цель этого предписания в том, чтобы поддерживать тот состоящий из энтузиазма и почтения "страх" Божий, который является главной движущей силой верности народа:"И сыны их, которые не знают сего, услышат и научатся бояться Ягве, Бога вашего, во все дни, доколе вы будете жить..." Священники не считали, что все знают Закон. Борясь с забвением, они предпочитали периодически перечитывать его. Из-за постоянной смены поколений слушал его всякий раз новый народ; на эти долгие чтения рассчитывали как на средство сделать из сменяющихся поколений единый народ.

Что касается царя, то:

    когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Ягве, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии (Втор 17,18-19).

Следовательно, для того, чтобы царь хорошо правил царством, считается полезным для него иметь собственный список закона. Хотя он располагает писцами, которые, без сомнения, могли бы лучше него переписать закон, считается необходимым, чтобы он сам переписал его, для того, чтобы он глубже запечатлелся в его сознании. Переписка должна происходить под диктовку священников, официальных хранителей священного текста, а не с какого-нибудь более или менее испорченного списка. Наконец, на царя возлагается обязанность ежедневно посвящать время духовному чтению. В заключение говорится (стих 20-й): "Тем самым он не будет надмеваться над своими братьями и не уклонится от закона ни вправо, ни влево" (*).

Замечательное притязание священников! Они надеются сделать царей праведными посредством ежедневного урока Священного Писания.

Повторение заповедей

Но не только царь должен знать заповеди. Необходимость для израильтян постоянно помнить о них очень настойчиво выражена в стихах, следующих за "шема", исповеданием веры Израиля (6,4-9):

    Слушай, Израиль: Ягве, Бог наш, Ягве един есть. И люби Ягве, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедаю тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори о них, свдя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая. И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих.

Итак, израильтянин должен ежеминутно опираться на предписания Ягве. Его воображение и память должны пропитаться их звучанием.

Пессимизм священников

Эти цели священников могут показаться оптимистическими – священник как бы говорит себе:"Народ этот не до конца погиб, не думайте, что катастрофа неизбежна. Его вполне можно спасти. Достаточно напомнить17) ему то, о чем он забыл, вот и все. Знакомя его с высокими деяниями Божиими и научая повседневному соблюдению устава, можно вновь поставить этот народ на ноги". Священник полностью полагается на религиозное обучение как на средство против забвения. Но за этим скрывается глубокий пессимизм: оптимальная ситуация была вначале, а затем неизбежен постепенный упадок. Будущее не может принести ни чего, кроме опасности забвения, против которого надо принимать меры. Поскольку невозможно увековечить момент бракосочетания между Израилем и его Богом, постараемся периодически подбеливать этот брак. Ибо священник отдает все свои силы на то, чтобы спасти от подтачивания временем более или менее дремлющую верность. Он постоянно стремится идти против течения, против течения эмансипации и бегства, он хочет вернуть народу его подлинность, пребывающую в прошлом.

Все эти реставрационные меры вегда исходят из одной и той же установки. Священник может назвать себя восстановителем18). В этом заключен глубокий пессимизм: положение может только ухудшаться... Остается лишь смело идти против течения. Необходимо посредством волевой верности попытаться восстановить восторженную верность первых времен, потому что стихийные силы, действующие в этом мире, являются силами распада. Будем же бороться против них с помощью нашей верности.

Оптимизм пророков

Если будущее может принести брачному союзу Бога с Израилем только охлаждение и утрату энтузиазма, то священник прав. Если же, напротив, в этом союзе действует- тайна жизни и плодоношения, то прав пророк: раз есть зародыш, которому суждено дать жизнь, то пусть зерно умрет и сгниет, чтобы принести много плодов, умножающихся до бесконечности19). У пророка нет нездорового пристрастия к худшему, которое заставило бы его сосредоточиться только на катастрофе, он не отпускает шаткие опоры этого мира, потому что его тянет к себе головокружительная бездна. Напротив, им владеет тайный оптимизм20). Ему прекрасно известно, что из того, что кажется смертью, на деле родится новая жизнь. Смерть для пророка означает новое рождение, и этот нынешний народ должен быть уничтожен лишь затем, чтобы дать всему миру семя нового народа.

Пророк, который не обращает

Когда Исаия видит, как царь Ахаз упорствует в своем намерении призвать Ассирию против коалиции Сирии и Ефрема, когда он видит, как тот отказывается возложить свои упования на Ягве (Ис 7,9-13; 8,6), он возвещает царю ассирийское вторжение, которое опустошит его царство (7,20; 8,7-8). Исаия понимает тогда таинственный смысл слова Божия, услышанного им в Храме в день его призвания:

    Огрубело сердце народа сего, сделай его тугим на ухо, замкни глаза ему, чтобы глаза его не видели, чтобы уши его не слышали, а сердце не поняло, чтобы он не обратился и не был исцелен (*) (6,10).

В этот день Исаия, пораженный этим Божественным повелением, спросил:

    – Доколе, Господи?
    – Доколе не разорятся и не обезлюдеют города, и дома не останутся без жителей, и не опусто-шится земля, и Ягве не изгонит из нее людей. Великое запустение будет на этой земле, и, если уцелеет еще десятая часть людей, она будет отъята, как теревинф, от которого остается один ствол, когда его срубают" (*) (6,11-13).

Исаия, видя, что Ахаз противится его слову, и стране угрожает вторжение ассирийцев, понимает, что настает время исполниться его миссии нежданного пророка. Бог не хочет споропреходящего обращения, Он хочет гибели народа. Он посылал Исаю не как предсказателя непрочного "Великого возвращения", Он сделал из него глашатая Своих высоких деяний. Почему? Потому что "ствол есть святое семя"(*) (6,13). И этот ствол станет живоносным, только если будут обрублены все ветви.

Святое семя

Поэтому Бог дает Ахазу знамение: родится младенец, и нарекут его "С нами Бог". Его детство совпадет с опустошительным вторжением (7,14-16; 8,8). Но это он – святое семя, залог того, что "народ, ходящий во тьме, увидит свет великий" (9,1). В то самое время, когда люди "бродят по земле, жестоко угнетенные и голодные, хуля царя своего и Бога" (8,21), сердце Исаии преисполнено тайной радости:

    ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий. Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить Его и укрепить его судом и правдою отныне и до века. Ревность Господа Саваофа соделает это (9,6-7).

Спещит грабеж

В школе Ягве, своего Учителя, Исаия понял, что только "остаток обратится" (таков смысл имени, которым он называет своего первенца)21). Поэтому он воздыхает о том, что "спешит грабеж, торопится добыча" (таков смысл имени, которое он дает своему второму сыну)22). В самом деле, именно грабеж уменьшит численность народа до того остатка, над которым дитя "с нами Бог" сможет установить свое мирное царствование. Нетерпеливые сердца пророков торопят наступление последних времен. Поэтому Исаие все это видится очень близким, тогда как Бог лишь начинает приобщать через него Свой народ к процессу возрождения, полное развертывание которого потребует еще тысячелетий. Но даже если нетерпение заставляет Исаию приближать будущее, он приобщен к тайне возрождения того оскверненного человечества, к которому принадлежит.

Увековечить преходящее

Перед лицом пророка такого типа, какова позиция священника, не подозревающего о зреющей в безмолвии тайне? С чересчур наивной доверчивостью он пытается навеки утвердить человечество в его преходящем состоянии, тогда как слово Божие, возвещенное пророками, заставляет лопнуть куколку, из которой выйдет личинка, ставшая наконец бабочкой. Такова его роль: привести к концу это временное состояние, чтобы ускорить наступление состояния окончательного23). Даже если слову суждено было осудить всю нынешнюю жизнь народа, оно все равно не станет словом отчаяния. Ибо слово это обоюдоострое: с одной стороны, оно обрекает на смерть нынешний народ, а с другой – открывает путь народу грядущему. В глазах пророка в нынешнем народе имеет цену только личинка народа грядущего. Остальное – лишь наброски, ставшие карикатурами, заменители святости, которые опасны тем, что могут увековечиться и замедлить созревание того, чему надлежит родиться.

Не вертеп ли разбойников?

Поэтому культовая система стала объектом чрезвычайно резких нападок со стороны пророков. Конечно, она была целью богодухновенных законов, составляющих большую часть Книги Левит. И тем не менее пророки яростно нападали на практику, порожденную этими законами. Может ли Бог в одних книгах противоречить тому, что Он установил в других? Прежде чем ответить на этот нелегкий вопрос, который не следует обходить молчанием, послушаем Иеремию, пророка, которому было запрещено находиться в Храме24), пророка, подвергнутого отлучению. Действительно, существовали серьезные причины для трений между ним и духовенством.

Итак, до этого отлучения в один прекрасный день он получает повеление от Бога стать у дверей Храма (Иер 7,4-11). Всем иудеям, входящим в эти двери, чтобы повергнуться ниц перед Ягве, он должен говорить:

    Не надейтесь на обманчивые слова:"3десь храм Ягве, храм Ягве, храм Ягве". Но если совсем исправите пути ваши и деяния ваши; если будете верно производить суд между человеком и соперником его; не будете притеснять иноземца, сироты и вдовы, и проливать невинной крови на месте сем, и не пойдете во след иных богов на беду себе: то Я оставлю вас жить на месте сем, на этой земле, которую дал отцам вашим в роды родов. Вот, вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы. Как! вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи, и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых не знаете, и потом приходите, и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите:"мы спасены", чтобы впредь делать все эти мерзости! Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? Вот, Я видел это, говорит Ягве.

Вот в каком контексте были впервые произнесены эти слова:"Не сделался ли вертепом разбойников Храм сей, который носит имя Мое?" – слова, к которым прибегнет Господь, изгоняя торгующих из Храма25).

Бог хочет пазпушить Храм

Что означает "вертеп разбойников" в этом первоначальном контексте? Он означает убежище, в котором укрываются от правосудия и чувствуют себя в безопасности. Разве в действительности этот обряд, этот материальный способ примириться с Богом ценой тельца, нисколько не изменяя поведения, – разве подобные действия могут обеспечить человеку безопасность? Разве достаточно сказать:"В моем распоряжении исповедь, стоит войти – и дело сделано", - чтобы быть оправданным Господом? Иеремия говорил не об исповеди, а о заклании тельцов. В исповеди жертвоприношения более ограничены, они должны были бы быть более личными.

Но далее (стихи 12-14) Бог добавляет:

    Пойдите же на место Мое в Силом26), где Я прежде назначил пребывать имени Моему, и посмотрите, что сделал Я с ним за нечестие народа Моего, Израиля. И ныне, так как вы делаете все эти дела, говорит Ягве, и Я говорил вам с раннего утра, а вы не слушали, и звал вас, а вы не отвечали: то Я так же поступлю с домом сим, над которым наречено имя Мое. на который вы надеетесь, и с местом, которое Я дал вам и отцам вашим, как поступил с Силомом.

Иначе говоря. Бог разрушит Храм. Почему? Не просто затем, чтобы наказать Израиль. Это не совсем так. Напротив, я сказал бы: чтобы дать ему возможность полностью измениться; чтобы у Израиля не было места, где он получает ложную уверенность, уверенность легкодоступную, удобную, примирение, обретаемое некоторыми несложными действиями и за небольшие деньги.

Злоупотребление успокоительными лекарствами

Бог хочет, чтобы вина его народа не пряталась за ложными надеждами и ложными примирениями. Пусть народ знает, по крайней мере, что он – народ грешный, что он нуждается в прощении своим Господом. А Храм, не тот, который был учрежден, а тот, каким он стал, Храм превратился в доступное средство облегчать отягченную совесть27). Там продавались успокоительные средства для легковерных сердец, которые не обретали истинного мира, но получали за небольшую плату забвение угрызений совести. Вина не прощалась, но потребность в прощении временно приглушалась обрядами. Именно это делает для Иеремии необходимым устранение Храма, и не для него только, но и для Бога, Который говорит с ним.

Как мы увидим из нижеследующего эпизода, приговор не относится к одному Храму (Иер 19,1-2.10):

    Тогда Ягве сказал Иеремии:"Пойди и купи себе глиняный кувшин. Возьми с собой нескольких старейшин из народа и нескольких священников (в свидетели пророческого действа). Выйди в направлении долины Бен-Гинном (которая впоследствии называлась геенной), что у ворот Черепков28). Там возвести слова, которые Я скажу тебе. Разбей этот кувшин на глазах людей, которые придут с тобой, и скажи им: "Так говорит Ягве Саваоф: Я сокрушу этот народ и этот город, как разбивают сосуд горшечника, который уже нельзя починить" (*).

Что означает этот приговор? Он означает, что в глазах Бога Иудею как царство, а в ней Храм – следует уничтожить. Настало время, чтобы из этого народа, вернее, из того, что сохранится от этого народа, родился наконец "остаток", зародыш, призванный породить другой народ. И ложная безопасность как в сфере политической (царство)29), так и в сфере религиозной (Храм), должна быть отнята от Израиля, чтобы он понял, что самое важное – не сохранить существующую систему подмен, но пережить родовые, муки, устремляясь к событиям последнего времени, которые подготавливает Бог. Бог хочет уничтожить религиозные и политические институты Израиля, как строитель сносит леса, которые уже не нужны, но лишь скрывают готовое здание: наконец-то установленный новый30) и вечный31) Завет.

Пророк и полицейский комиссар

Но в начале главы 20 мы вновь видим Иеремию увлеченным замыслом Господним, который он вынашивает и который отовсюду навлекает на него лишь насмешки и поношения. И вот у него происходит столкновение с чиновником, чьи полномочия были четко определены и совершенно отличались от полномочий Иеремии.

    Когда Пасхор, сын Еммеров, священник, он же и надзиратель в доме Ягве (добросовестный полицейский комиссар), услышал, что Иеремия пророчески произнес слова сии, то ударил Пасхор Иеремию пророка и посадил его в колоду, которая была у верхних ворот Вениаминовых при доме Ягве. Но на другой день Пасхор выпустил Иеремию из колоды, и Иеремия сказал ему: не "Пасхор"(***) нарек Ягве имя тебе, но "Магор Миссавив"(****). Ибо так говорит Ягве: Вот, Я сделаю тебя ужасом для тебя самого и для всех друзей твоих, и падут они от меча врагов своих, и твои глаза увидят это.

Перед нами полицейский комиссар, отдающий себе отчет в том, что для надлежащего исполнения обрядов и бесперебойного поступления доходов опасно возвещать, что в ближайшем будущем Храм будет разрушен по повелению Господню. Этот жалкий священник попал в скверную историю, выполняя то, что считал своим долгом по отношению к возмутителю спокойствия по имени Иеремия. Он и в самом деле не понимал, что все его действия, обращенные к Господу, есть всего лишь постоянное возмещение за отсутствующую справедливость другого порядка. Поэтому они могут превратиться в то, что скрывает, в то, что помогает забыть об абсолютной необходимости этой справедливости.

Духовенство защищает свою монополию

Но, однако, ведь это Сам Господь дал все эти обрядовые предписания. Почему же пророки говорят от Его имени:"0тцам вашим Я не говорил и не давал им заповеди... о всесожжении и жертве" (Иер 7,22)? Это, по-видимому, противоречит многократным утверждениям Торы. Ответ, мне кажется, в том, что Бог не предназначил храмовый культ быть средством спасения. Он предназначил его постоянно напоминать о расстоянии, отделяющем оскверненный народ от своего Бога, и пробуждать в сердце этого народа призыв к новой справедливости32). Храм фактически монополизирован духовенством, которое превратило его в доходное предприятие33) и содержит на жаловании лжепророков... чтобы насмеяться над Иеремией (Иер 28). Эти пророки, приставленные к Храму, смотрели с оптимизмом на будущее культа, а бедный Иеремия стал объектом насмешек для болтунов, которые поминали имя Божие вcye34) т.е. пророчествовали в интересах тех, кто платил им, вовсе не принимая от Бога речей, которые они произносили. Цари тоже имели своих лжепророков в ту эпоху. Для того, чтобы укрепить царство и чтобы народ не слишком разлагался, пророкам платили (Мих 3,5) за предсказание грядущей победы (3 Цар 22,1-28), за прославление царя и т.д. Это была настоящая служба информации.

Тайный смысл пророческих действий

Иеремия страдает от таких профессионалов. Страдает не только потому, что на него сыплются со всех сторон нападки за то, что он говорит; он более всего страдает от сознания, что должен возвестить гибель своему любимому народу35). И Бог не говорит ему, что выйдет из этой гибели! Лишь позднее, когда уже становится очевидно, что Израиль будет уничтожен, Бог тайно говорит Иеремии (32,7), брошенному в темницу за ущерб, нанесенный моральному состоянию войска:"Вот продается поле в наследстве твоего дяди, купи его!" И это все, что говорит ему Бог в то мгновение. Это означает: можно строить планы на будущее, катастрофе придет конец. Вот как подает Бог надежду. В те времена люди умели видеть целые бездны богословия в самых простых, конкретных действиях. Когда Бог говорит Иеремии, что имеет смысл купить поле, Он делает это для того, чтобы сердце его открылось для пророчества о Новом Завете (стихи 37-41).

Два проявления Божественной ревности

Если мы хотим понять глубокие причины противоречивых суждений, высказываемых священниками и пророками касательно Божиих замыслов о Его народе, то нам следует вернуться к двум представлениям о Божественной ревности.

Для ветхого человека, продолжающего видеть в Боге деспота, чья ревность в равной мере грозна и иррациональна, важно прежде всего воздвигнуть действенную ритуальную преграду перед лицом всепожирающей ревности, которая может уничтожить неверный народ. Затем надо постараться пробудить верность народа в надежде, что источник радиоактивности – Пресвятой – станет милостивым к обратившемуся народу. Обращение всегда понимается как возврат к истокам, и этот способ умилостивить Бога немного напоминает хитроумное использование для своих нужд безвестных грозных сил природы.

Для нового человека, осознающего себя возлюбленным Богом и стремящегося появиться на свет из отмирающей оболочки ветхого человека, – перспектива совсем иная. С тайным нетерпением усматривает он в действиях Бога знаки скорого конца ветхого человека. Будучи весь устремлен к Новому Завету, предоставляющему нормативные условия для расцвета челоч века, он с нетерпением ждет гибели ветхого закона, той куколки, в которой он, как в монастырском послушничестве, приготовился стать бабочкой. Ему, еще не родившемуся, нужно появиться на свет. Для того, кто осознает себя возлюбленным Всемогущим, смерть становится рождением. Для него ревность Бога есть не что иное, как нетерпеливое ожидание смерти ветхого человека, которая освободит его для Возлюбленного, для Того, Кого он ждал и Кто Сам ждал его.

Великие акушеры человечества именуются Крестом и Духом. Нам остается лишь проследить за их действием, начиная с предчувствий пророков.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Обычное обозначение Земли Обетованной. Исх 3,8; 13,5; Лев 20,24; Числ 13,27; 14,8; 16,13-1
Категория: Доминик Бартелеми | 16.11.2007
Просмотров: 972 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz