Пятница, 28.07.2017, 02:30
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Только для православных. Что стоило бы удалить из чинопоследования литургии?
Всего ответов: 133
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » Доминик Бартелеми

10. Дыхание Бога Живого

Погоня за дуновениями ветра

Израильские мудрецы были одержимы мыслью о бренности человека с тех пор, как царства, в которых этот народ пытался создать себе историю, были разорены и завершились пленом. Псалмопевцы, выражая эту бренность, охотно пользуются образом дыхания1), пар которого, соприкасаясь с холодным воздухом, мгновенно сгущается перед тем, как в нем раствориться. "Не дольше выдоха живет человек, не дольше, чем слышится выдох" (*) (Пс 38,6-7). Самую призрачную и зыбкую из всех видимостей – пар дыхания – изберет автор Книги Екклесиаста, чтобы выразить итог жизни, полной трудов и усилия:"Пар дыхания, мимолетный пар, все – лишь пар дыхания" (*) (Еккл 1,2). Живя среди природы, возрождающейся каждую весну, человек знает, что в нем "прах вернется в землю, из которой вышел, а дыхание – к Богу, давшему его. Да, мимолетный пар, – говорит Екклесиаст, – все – лишь пар дыхания" (*) (Еккл 12,7-8). Обычно в Книге Екклесиаста слово "гéвел" неправильно переводится как "суета". Как видно из контекста, слово это вызывает в воображении автора (как и в воображении псалмопевцев) потускневшее в последний раз зеркало, на котором на мгновение оставляет след последний вздох.

Когда твой последний вздох будет развеян малейшим дуновением воздуха, будешь ли ты бегать за дуновением воздуха, чтобы оно вернуло тебе исчезнувшую жизнь? Где станешь ты гоняться за ветром, укравшим твой последний вздох? "Как не может человек подчинить и удержать ветер, так не может он подчинить себе день смерти своей" (Еккл 8,8). Выражение "гоняться за ветром" у Екклесиаста означает2) неудачу, которую терпят усилия продлить жизнь. И в самом деле, на древнееврейском одно и то же слово ("рýах") означает и "ветер", и "дыхание", поэтому один смысл постоянно переходит в другой. Смертный, старающийся продлить жизнь, "гонится за дыханием", ускользающем в последнем вздохе. Но человек не может ни подчинить, ни удержать дыхание, поддерживающее его жизнь.

Дыхание и прах

Согласно традиционной израильской концепции, человек состоит из праха и дыхания. Но это созидающее его дыхание не принадлежит человеку. Дыхание человека есть дух Бога, вдуваемый в ноздри статуй, вылепленых Им из смоченного праха (Быт 2,7). Подобно тому, как от поднесенной спички занимается огнем хворост, так дыхание человека есть дух Бога, который "занялся" в легких человека, породив в нем вдохи и выдохи, образующие дыхание. И человек остается живым до тех пор, пока корень дыхания не будет вырван из его легких, т.е. пока будет продолжаться ритмичная смена вдохов и выдохов. Но если бы Бог "взял к Себе дух ее и дыхание ее, вдруг погибла бы всякая плоть, и человек возвратился бы в прах" (Иов 34,14-15). В самом деле, лишь дыхание Бога, оживляющее человека, обеспечивает временную связь праху, к которому человек "возвратится", когда это дыхание оставит его уста в последнем выдохе, за которым уже никогда не последует вдоха (Быт 3,19).

Таким образом для человеческого "состава" элемент праха3) является символом отчаяния: им посыпают голову4), когда пребывают в трауре. Элемент дыхания, напротив, выражает надежду: царь есть "дыхание ноздрей"(*) своего народа (Плач 4,20), поскольку воплощает народное упование.

Дух, дохни на этих убитых!

Если дыхание означает жизнь, а прекращение дыхания – смерть, то дарование нового дыхания мертвым будет означать воскрешение. В Апокалипсисе мертвые тела двух свидетелей были выставлены на площади Великого Города на обозрение всем народам, а затем "вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на нога свои"(0ткр 11,11). Потрясающим образом выступает "дыхание" воскресения у Иезекииля (Иез 37,1-10):

    Была на мне рука Ягве, и она вывела меня духом Ягве и поставила меня среди равнины, и она была полна костей. Ягве заставил меня пройти по ним много раз, и вот весьма много было их на поверхности равнины. И вот были они весьма сухи. Тогда сказал Он мне:"Сын Адамов! Оживут ли кости эти?"
    – Господи Ягве! Ты один знаешь это.
    – Изреки пророчество на эти кости и скажи им:
    "Кости сухие, слушайте слово Ягве – так говорит Господь Ягве костям этим: вот, Я ввожу в вас дыхание, и будете жить! Я наложу на вас жилы,
    Я наращу на вас плоть, Я натяну на вас кожу, Я наделю вас дыханием, и будете жить, и узнаете, что это Я, Ягве!"
    Я изрек пророчество, как мне было ведено. И когда я пророчествовал, раздался шум вроде шевеления в костях, и они сочленились между собой. Я увидел, как жилы укрепились на них, плоть наросла и кожа покрыла все это; но не было дыхания в них. Он сказал мне:"Изреки пророчество на дыхание. Пророчествуй, сын Адамов, и скажи дыханию: так говорит Господь Ягве: от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, чтобы они ожили!" Я изрек это пророчество, как Он повелел мне. И дух вернул им жизнь, и они стали на ноги свои: великое, огромное войско (*).

Как хищная птица бросается на добычу

По повелению Бога Иезекиилю удалось совершить то, что автору Екклесиаста покажется символом невозможного: укротить четыре ветра и ввести их в мертвые тела в качестве духа жизни, чтобы оживить их.

Но это лишь образ, могут возразить нам. Да, подобно тому, как "погоня за ветром" будет означать для Екклесиаста отчаянное усилие продлить жизнь, приручение дуновения означает для Иезекииля возрождение умершей надежды. И в самом деле, именно это объясняет ему Бог:

    Эти кости – весь дом Израилев. Вот, они говорят:"Наша надежда погибла, с нами покончено..." Но вы узнаете, что Я Ягве, когда Я разверзну ваши могилы и выведу из ваших могил вас, народ Мой. И Я вложу в вас дух Мой, и вы будете жить! (*) (37,11.13-14).

Это Сам Бог в лице пророка призывает ветры, в которых странствует Его дух; "идет ветер к югу и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем и возвращается на круги своя" (Еккл 1,6). Ведомый духом Ягве, Иезекииль сначала тоже шел по разбросанным костям, кружась и кружась на ходу своем (37,1-2). Перед сотворением мира дух Божий так же носился над водою (Быт 1,2).

Затем устами Своего пророка Бог повелевает Своему дыханию перестать кружить, подобно хищной птице, над этими мертвыми костями. Пусть бросится оно на добычу, словно орел... но для того, чтобы даровать жизнь.

Помазанник духа Ягве

Эта Божественная птица, парящая над миром, бросается не только на мертвых, чтобы оживить их. Она бросается также на живых, чтобы овладеть ими в неистовом исступлении (1 Цар 10,10; 11,6; 19,20; Суд 4,6.19). Одержимый духом Божиим "становится другим человеком". Потому что отныне "с ним Бог"(1 Цар 10,6-7), для того, чтобы он преуспевал, если будет покорен духу (1 Цар 16,13; 18,14-16), или же для того, чтобы покарать его, если он попробует противиться Божественным указаниям (1 Цар 16,14; 18,10; 19,9). Когда помазание совершается над человеком рукой пророка (1 Цар 10,1; 16,13; 3 Цар 1,34; 4 Цар 9,6), оно превращает этого сына Адама в "помазанника Ягве". Этот обряд означает прежде всего дар "Духа Ягве" как новый источник силы. В помазании Давида хорошо видна эта связь между помазанием помазанника Ягее и даром Духа Ягве:"И взял Самуил рог с елеем, и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Ягве на Давиде с того дня"(1 Цар 16,13).

Как садится голубь

Через тысячу лет Иешуа Назарянин в синагоге родной деревни .принимает свиток пророка Исаии для богослужебного чтения. Он развертывает его до того места, которое мы сегодня считаем началом 61-й главы, и читает:"Дух Господа Ягве на Мне, ибо Ягве помазал Меня..."(*). Проповедь на этот стих, которую Он произносит, проста: "Ныне исполнилось писание сие, слышанное вами"(Лк 4,18-21). В самом деле, Он начинает проповедовать в Галилее по возвращении с Иордана, где Он повелел Иоанну крестить Его и где Он был "помазан Духом Святым" (Деян 10,38).

Когда Он поднялся из реки, в которую погрузился под рукой Крестителя, Дух опустился на Него с небес не так, как хищная птица бросается на добычу, но как садится голубь5). И действительно, обретение Духа выражается у Иисуса не неистовым исступлением6), как, например, у Саула, а всей полнотой Божественных даров, которыми может быть одарена человеческая природа. Как предвидел Исаия,

    Вышел побег из пня Иессевева7),
      отросток вышел из корней его:
    на нем почиет дух Ягве,
      дух мудрости и разума,
    дух совета и силы,
      дух ведения и страха Ягве.
    Он вдохнет в него страх Ягве (*) (Ис 11,1-3).

Сын оживляет Своим Духом

"Семь духов Божиих"(0ткр 1,4; 4,5), символизируемые на зримом языке Апокалипсиса семью рогами и семью очами Агнца (5,6), означают полноту силы и всеведения Божия. Эта сила не была дарована Назарянину извне. Помазание Святого Духа, которое Он получил на глазах у Иоанна, сопровождалось объяснением голоса свыше:"Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение" (Мф 3,17). "И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем. Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: "на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым" (Ин 1,32.33). Значит, торжественное помазание Помазанника Божия, Его крещение в Духе после погружения в Иордан имело целью явить перед глазами последнего из пророков выход на сцену "Сына возлюбленного", помазанного в качестве такового полнотой Духа Ягве и посланного крестить погибающее человечество в Этом Духе, Который оживотворит его. А жизнь, которой Помазанник оживотворит человечество даром Его собственного Духа, и будет Его собственной жизнью – жизнью Сына. Так свершится примирение, ибо лишь Дух Сына умеет произносить имя "Отца". Следовательно, человечество должно быть оживотворено Духом Сына, для того. чтобы оно могло признать в Боге своего "Отца" и тем самым окончательно избавиться от навязчивого обмана чувств, искажающего непереносимый лик со времени первого мятежа. Павел свидетельствует перед нами:"Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Авва, Отче!"8)(Гал 4,6). Для Павла (2 Кор 1,21), как и для Иоанна (1 Ин 2, 20.27), Дух, сообщенный Иисусом тем, кто крестился в Его смерть, приобщает к Его помазанию как Сына.

Выбор слов

Таким образом, становится ясно, что я не случайно до сих пор употреблял слово "Souffle"(*) вместо принятого обычно "Esprit"(**) и слово "Помазанник" там, гце чаще употребляется "Мессия" или "Христос". Французское слово "esprit" скорее имеет смысл греческого слова "нус" (острота ума), чем смысл греческого "пнéвма", означающего прежде всего жизненно важное дыхание. В латинском языке слово "spiritus", от которого проиходит французское "esprit" в силу явной связи с глаголом "spirare" не утратило своего первоначального смысла – "дыхание". Если мы ограничимся переводом на французский словом "esprit" еврейского "рýах", или греческого "пнéвма", или латинского "spiritus", то мы тем самым сразу отвергнем все образные асоциации, вызываемые этими словами. Тогда становится непонятно, почему "Esprit" дает жизнь или призывается "от четырех ветров", или почему он сообщается Духом ("Souffle") Иисуса (Ин 20,23) и взывает к имени Отца. Напротив, это становится понятно, если учесть, что "esprit" есть прежде всего "souffle". Мне представляется весьма важным для сохранения духа Библии жертвовать как можно меньше изначальными образами, за которыми лежит целое миропонимание, еще не выраженное в философских понятиях.

Можно, конечно, возразить, что к "souffle" в Библии мало-помалу добавились многочисленные черты интеллекта, которые это слово не может выразить, тогда как слово "esprit" наводит мыль на них более естественным образом. С эти следует согласиться; добавим даже, что именно созревание библейской мысли заставило добавить к нашему слову "esprit" понятие "нус", тогда как само оно родилось из понятия "пнéвма". Но это перенесение смысла есть свершившийся факт. "Esprit" во французском языке полностью утратило связь со своим корнем. Если мы хотим вновь обрести его библейские корни, то мы должны употреблять слово "souffle" и заранее принять те богатые и плодотворные дополнения, которые внесло в его первоначальный смысл употребление этого слова в ходе Откровения.

Я не собираюсь менять словарь классического богословия или катехизиса, я хочу лишь поставить некоторые основные проблемы, касающиеся словаря библейского богословия. Оно должно остаться погруженным в некую живую систему образов. Если оно ею пожертвует, то станет всего лишь спекулятивным богословием, с маловразумительной рационализированной структурой.

Напомним, что слово "мессия", калькированное с еврейского, означает "помазанник", как и "Христос", калькированное с греческого. Но этимологический смысл уже утрачен для нас в этих словах. В связи с этим я полагаю, что библейское богословие должно быть весьма заинтересовано в том, чтобы сохранить как можно более живым образ помазания, когда оно говорит об Иисусе.

Возродиться от Духа

Теперь вернемся к тайне этого Иешуа, Помазанника Святого Духа. Когда Креститель увидел, как Дух сходит и покоится на Том, Кто выходит из вод Иордана, он понял, что Тот пришел крестить не так, как он сам – только в воде, но в воде и Духе.

Действительно, вскоре Иисус в ночной беседе с влиятельным фарисеем по имени Никодим приоткроет перед ним неслыханную возможность:

    Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.
    – Как может человек родиться, будчи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?
    – Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе:"должно вам родиться свыше". Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа (Ин 3,3-8).

Подобно тому, как ребенок, рождаясь на свет, обретает дыхание ("souffle") человеческой жизни, появляясь из материнского лона, так и позднее ему предоставляется возможность придти в мир царства, когда он получит Духа ("Souffle") новой жизни, рождаясь9) из лона крещальных вод. Здесь речь идет о новом творении, когда Дух, носящийся над водами, оживляет то, что из них выходит. Таинственное событие, произошедшее на глазах Крестителя с Иисусом, выходящим из Иорданских вод, тем самым обретает всю полноту своего смысла в качестве знамения.

Еше не было на них Духа...

Но в тот момент, когда Иисус говорит с Никодимом, это возрождение не может еще свершиться, и Иоанн умрет, оставив своим ученикам еще неполное крещение. Примерно через тридцать лет после смерти Крестителя Павел встречает в Ефесе нескольких учеников и спрашивает их:

    – Приняли ли вы Святого Духа, уверовав?
    – Мы даже и не слыхали, есть ли Дух Снятый.
    – Во что же вы крестились?
    – Во Иоанново крещение (Деян 19,2-3).
Тогда Павел велит им креститься во имя Господа Иисуса. Святой Дух нисходит на них10), и они начинают говорить языками11) и пророчествовать12).

...Потому что Иисус еще не был прославлен

Неведение ефесских учеников находит объяснение у евангелиста Иоанна, который говорит: "Еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен" (Ин 7,39). Но какое событие имеет в виду евангелист, когда говорит о "прославлении" Иисуса? Можно подумать, что речь идет о Воскресении. Однако еще до Своих Страстей Иисус возвещает ученикам о Своем свершившемся прославлении (Ин 12,23; 13,31; 17,1.5), и это в таком контексте (12,23-24; 13,30-31), где все сосредоточено вокруг предстоящего мученичества. Действительно, парадокс Креста, который обычно считают характерной чертой Павловой мысли (1 Кор 1,18-25), тайно присутствует в Евангелии от Иоанна. Так, Иисус возглашает в Вербное воскресенье:"Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе"(Ин 12,31-32).

...и вознесен от земли...

Этот контраст между падением князя мира cero13) и предстоящим вскоре вознесением Иисуса превращает последнее в славное событие, в котором нам хотелось бы видеть Его восхождение из могилы и воцарение на небесном престоле. Чтобы помешать нам предаться мечтам о великолепии такой славы, евангелист так поясняет слова "вознесен от земли": "Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет" (12,33). В этом же смысле уже в 3,14-16 говорилось:"И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную".

...как медный змей...

Сравнение "вознесения" Сына Человеческого и "вознесения" змия говорит об очень многом: народ, утративший веру в своего Бога, хотел восстать на Моисея в пустыне. Бог наслал на него ядовитых змей. Пораженный этой карой, народ признал свою вину, и Моисей ходатайствовал за него. Тогда Бог велел Моисею сделать медного змея и поставить его на возвышенности на манер знамен египетских номов. "И если жалила змея какого-либо человека, он смотрел на медного змея и оставался жив" (*) (Числ 21,4-9). Этот медный змей, которого израильтяне сохранили, стал впоследствии объектом идолопоклонства, поэтому Езекия вынужден был уничтожить его (4 Цар 18,4). Эти смешанные воспоминания, связанные со знаменитым "медным змеем", побудят автора Книги Премудрости уточнить, что того, кто обращал взоры к медному змею, спасал не созерцаемый им материальный предмет, а "Спаситель всех". Которому адресовался призыв о помощи. Подобно филактерии, медный змей был знаком, который должен был напомнить о "заповеди Закона" (Прем 16,6-7; см. Исх 13,9).

...чей вид спасает верующих

Чтобы спастись от змей, нужно было смотреть на змею, прибитую к древу, и точно так же для того, чтобы спастись от смерти, нужно смотреть на Распятого, прибитого ко кресту. И подобно тому, как недостаточно было смотреть плотскими глазами на медный предмет, а нужно было прозреть глазами веры Спасителя всех, так и недостаточно смотреть плотскими глазами на Распятого, прибитого к проклятому дереву, но нужно прозреть глазами веры славу Единого Сына, явленную в этом распятии. И еще – точно так же, как медный змей был знаком, напоминающим о заповеди Закона, так и Распятый есть знак, напоминающий о заповеди Нового Закона, т.е. о любви14) ибо "так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного" в добычу смерти, обрушивающейся на Его мятежных детей, "дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин 3,16).

Поэтому прославление Сына, прибитого ко Кресту, есть предмет не доказуемой очевидности, а веры. Поэтому Сын нуждается в Заступнике, чтобы утвердить и доказать Его славу, таинственно являемую только глазам веры, и Этот Заступник, или Утешитель (Параклет), и есть Дух истины (Ин 14,17), свидетельствующий о Нем (Ин 15,26).

Дух свидетельствует о Сыне...

    Кто побеждает мир,
      как не верующий, что Иисус есть Сын Божий?
    Это Он, пришедший водой и кровью: Помазанник Иисус,
      не только – водою,
      но водою и кровью.
    И Дух свидетельствует,
      потому что Дух есть истина.
    Итак, три свидетельствуют:
      Дух, вода и кровь,
      и эти три свидетельствуют согласно.
    Если мы принимаем свидетельство людей,
      то свидетельство Бога – больше.
    Ибо таково свидетельство Бога,
      что Бог отдал Сына Своего:
    ...Бог даровал нам жизнь вечную,-
      и жизнь эта в Сыне Его.
    Имеющий Сына имеет жизнь,
      не имеющий Сына не имеет жизни.
    Я написал вам это,
      чтобы вы, верующие во имя Сына Божия,
      знали, что имеете жизнь вечную (*) (1 Ин 5,5-13).

Пришедший водой покаяния и кровью смертных мук есть Сын Божий – в этом и заключается предмет спасительной веры и первое свидетельство, принесенное Духом истины. И в самом деле, речь идет о том, чтобы "уверовать во имя Единородного Сына Бохия" (Ин 3,18), ибо "верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни" (3,36). Но Сын станет предметом веры лишь будучи прославлен восхождением на Крест, и тогда "узрят Его... те, которые пронзили Его"(0ткр 1,7; Ин 19,37; ср. Зах 12,10). Ибо это "восхождение" является поистине Его вступлением на престол. Вот что, сам того не зная, выразил Пилат, сказав:"Что я написал, то написал" (Ин 19,22) – по поводу надписи на Кресте. С ее помощью он хотел выставить в смешном виде знатных иудеев, назвав Казнимого их царем.

Как схождение Духа на Иисуса в момент крещения не было дарованием нового дара, так не станет им и прославление на Кресте. Новое здесь в том, что казнь Иисуса дает верующим возможности созерцать в этом прославлении Его достоинство Единородного Сына (1,14), достоинство, дарованное Ему той любовью, которой Отец возлюбил Его прежде основания мира (17,24.5). Слава Сына состоит в том, чтобы быть "Единородным, сущим в недре Отчем" (Ин 1,18), Возлюбленным16), в Котором благоволение (Мк 1,11) Отца, Тем, Кому Он "дает Духа без меры" (*), потому что любит Сына и все дал в руку Его".

...устами центуриона

Но действительно ли является Сыном Тот, Кто, будучи осужден религиозными начальниками Своего народа и повешен на виселице проклятых (Гал 3,13), умирает, вскричав:"Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? "(Мк 15,34-37)? И однако, именно видя, как Он испускает таким образом Свой последний вздох, римский центурион, стоящий на посту у Креста, воскликнул: "Истинно Человек Сей был Сын Божий!" (Мк 15,39). Конечно, этот гой не знал причин осуждения, как не знал и признаний, сделанных любимому ученику. Он не разделял обманутых надежд тех фанатиков-националистов, которые тщетно ждали от Иисуса восстановления национальной независимости.

Но Иисус сказал: "На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы" (Ин 9,39). Ни один из тех, кто должен был бы видеть это ясно, не сумел признать вслух перед лицом Распятого, что Он – "Сын Божий". Ни израильские богословы, ни борцы за освобождение, ожидавшие, что Помазанник Божий принесет избавление, ни ученики, взращенные Им Самим – не исповедали Сына в самый момент Его прославления. Лишь солдат оккупационных войск, несший привычный наряд на месте распятия, стал глашатаем Духа истины. Ходатая за Сына, и произнес это торжественное свидетельство. Ибо Сыну надлежало быть "предметом пререканий" (Лк 2,34) во время Его кровавого воцарения на Лысой горе.

Крест – слава Единородного

А теперь прислушаемся к тому, что свидетельствует Дух истины перед лицом умирающего Иешуа Назарянина: любовь Отца к Своему Единородному Сыну разительно проявляет себя в этом погружении Сына, подобно зерну, в человечество, которое сможет обрести в Нем целостность. Ибо зерно умирает в земле лишь затем, чтобы дать ей свой плод. Сын испустил последний вздох смертного человека лишь затем; чтобы вернуть Дух умирающему человечеству. Если Отец избрал в жертву Своего единственного Сына, то это потому, что Он – Его Возлюбленный, в Ком Он хочет завершить судьбу возрожденного человечества. Его Сын – единственный подлинный образ Его, и по этому Образу Ваятель хочет придать человечеству окончательное сходство с Собой. Умирая на кресте. Сын полностью выражает образ Отца. И в самом деле, Бог есть любовь (1 Ин 4,8.16). Жертвуя Своей жизнью за тех, кого Он любит, Сын дает им самое высшее свидетельство – свидетельство любви (Ин 15,13). Поступая так. Сын возводит Свою любовь к людям на уровень точного образа той любви, которой любит Сам Отец (Ия 15,9; 17,23). При последнем вздохе Распятого тайна любви, которая есть Бог, полностью открывается людям. В безвинной Жертве, умирающей ради того, чтобы Ее палачи обрели жизнь, любовь достигает высшего накала. Так "имя" Отца (Тот, Кто дарует жизнь любовью) высочайшим образом прославляется Сыном (12,28; 17,26), и вместе с тем прославляется Сын как "Тот, Кто пришел во имя Отца Своего" (*) (Ин 5,43).

Но никто ие может приступить верою к тайне Сына, распятого в блеске славы, если Отец, пославший Сына, не привлечет к Нему ученика Своего Сына (6,44) внутренним свидетельством Духа истины, внушающего верным исповедать свою веру перед лицом до тех пор непонятного Креста их Спасителя.

Строить гробницу Сыну Божию?

Итак, с того момента, когда Сын взошел на Свой жертвенный престол. Дух (7,39) свидетельствует о Его славе как Его защитник. Он шепчет на ухо тем, кто пронзил Его и теперь остолбенело глядит на Него, и требует от них пересмотреть Его дело. Этот пересмотр произойдет в их сердцах, заставит их признать себя палачами Бога и осудить себя, тогда как они считали себя праведными судьями, осудившими злодея. И Божественный Защитник произносит Свою защитительную речь не только в Страстную пятницу. Он произносит ее перед всеми теми, кто не признан и отвергнут своими братьями по образу Того, Кто есть Образ Божий. В самом деле, "Бога никто никогда ие видел" (1 Ин 4,12), и мы оказались перед лицом казнимого Назарянина не затем, чтобы судить себя, судя Его, но мы без конца оказываемся перед лицом тех, о ком Он сказал:"Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне"(Мф 25,40), и "так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне" (ст. 45). Именно перед лицом тех, кто, подобно Ему, не понят и отвергнут, можем мы судить об истинности исповедания веры, в силу которой мы хотим приветствовать как Сына Божия Того, Кого отвергли Его братья. Перед их лицом мы услышим, как Защитник становится обвинителем:"Горе вам, лицемеры, что строите гробницы" Сыну Божию, говоря:"если бы мы жили во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови" Сына Божия. "Таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили" Сына Божия (ср. Мф 23,29-31). Что это за вера, которая "строит гробницу" Сыну Божию? Такова твоя вера, если ты думаешь отблагодарить Того, кто за тебя умер от любви, удушая в своей утробе Его Дух, умирающий от любви к самым отверженным из Его братьев.

Дух, Защитник или Обвинитель

"Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну" (Ин 5,22). Перед лицом Сына-Судии стоит Дух-Защитник. Защитительная речь этого Ходатая обратила однажды палачей, побудив их признать верою Сына-Судию в Том, Кто был осужден в Великую Пятницу. Будут ли они каждодневно узнавать Того же Осужденного в любом отверженном? Если да, то они имеют в Духе истины Ходатая пред Судией, ибо Духу Сына, Который есть Любовь, не тесно в них; напротив, Он сделался их жизнью. А если не так, то Дух истины станет их обвинителем перед Судией и обличит лицемерие их веры, которая якобы воздает славу Сыну, а на деле не хочет вспыхнуть огнем любви, от которой Он сгорел.

Крешальный дар Духа

Именно крещение есть та точка, где Дух Иисуса дарует жизнь тому, кто решился погрузить свою собственную смерть в смерть Сына Божия. Крещение скрепляет печатью исповедание веры тех, кто услышал защитительную речь Духа-Ходатая. И в то же время крещение оживляет Духом Сына сыновей Адама, избравших местом своей смерти крест Сына Божия.

Последний смертный вздох Иисуса был высшим деянием Духа любви, и с него началось бушевание Этого Божественного Духа в мире. Этот Дух разорвал завесу в храме и оживил мертвых (Мф 27,51-52) в то мгновение, когда умер Тот, Кто есть Воскресение (Ин 11,25). Это Он воскресил Распятого и восставил Его в сиянии славы Сына Божия (Рим 1,4) и Господа. А затем тем же Духом Господь объял Своих учеников в день Пятидесятницы (Деян 2,2-4.33). И это Он овладевает теми, кто принимает крещение во имя Господа Иисуса (Деян 2,38; 8,17; 10,44-48; 19,5-6; 1 Кор 6,11; Тит 3,5), и возрождает их (Ин 3,5-6).

Завет, написанный Духом Божиим на сердцах

Но таинство крещения – лишь начало жизни, которая вся должна быть прожита под знаком этого таинства. Что это значит? То, что крещеный ветхий человек должен сгореть от того же Духа любви. Который рождает нового человека. Покорность Духу любви, исшедшему от распятого Сына Божия, есть закон жизни родившегося сыном Отца в Единородном Сыне.

Крещальный дар Духа скрепляет печатью Новый Завет, заключенный Сыном Божиим и "написанный не чернилами, но Духом Бога живого, не на скрижалях каменных, но на плотаных скрижалях сердца" (2 Кор 3,3). Ягве возвестил об этом устами Иеремии:

    Вот наступают дни, когда Я заключу с домом Израиля Новый Завет. Я вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, говоря один другому:"Познайте Ягве!" Но все они будут знать Меня, от малого до большого, так говорит Ягве! (*) (31,31-34).

А устами Иезекииля Он уточняет сказанное:

    Окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь. И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам, и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой, и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять (*) (Иез 36,25-27).

Отец изымет у сына Адамова то, что этот падший называет "любовью", и вложит в него то, что Он сам называет любовью и что есть Дух Его. Тогда жизнь этого человека в глазах его братьев примет вид креста его Господа. И Отец узнает Своего сына в том, кого Дух возродит по образу Единородного.


ПРИМЕЧАНИЯ

1) К этому образу скоротечности можно прибавить образ тени (1 Пар 29,15; Иов 8,9: 14,2; Пс 101,12; 108,23; 143,4; Еккл 6,12; 8,15; Прем 2,5; 5,9). Вот еще другие сходные образы: рассеивающийся утренний туман или выпавшая на заре роса, которая испаряется на солнце (Ос 6,4), легкие облака, тающие в полуденном небе (Прем 2,4), исчезающий дым (Ос 13,3), полова, которую ветер сдувает с тока (Соф 2,2), искра, сверкающая одно мгновение (Прем 2,2), след, оставляемый кораблем (Прем 5,10), след пролетающей в воздухе птицы или стрелы (Прем 6,11-12), память об однодневном госте (Прем 5,14), сновидение, улетучивающееся при пробуждении (Пс 72,20), кузнечик, одним прыжком скрывающийся с глаз (Пс 109,23), трава или цветок, увядающий от восточного ветра (Ис 40,6-8), вянущие розы в венке (Прем 2,8), пена волн, уносимая бурей (Прем 5,14). Это обилие образов, сосредоточенных вокруг одной темы, показывает, насколько одержим Израиль мыслью об утрате источников жизни.
2) 1,14.17; 2,11.17.26; 4,4.6.16; 6,9.
3) Кроме текстов, приведенных на этих страницах, см. Быт 18,27; Иов 10,9; Пс 7,6; 21,16; 29,10; 43,26; 89,3; 102,14; 103,29; Еккл 3,20; Сир 16,30 – 17,1; Ис 26,19; Дан 12,2.
4) См. Ис Нав 7,6; 1 Цар 4,12; 2 Цар 1,2; Неем 9,1; Нов 2,12; Плач 2,10; Иез 27,30; Откр 18,19.
5) Мф 3,16; Мк 1,10; Лк 3,22; Ин 1,32.
6) Напротив, так проявляет себя "нечистый дух", когда Иисус изгоняет его из одержимых (Мк 1,26; 9,26; ср. Лк 9,39).
7) Отца Давида. образцом сыновнего моления?
8) На арамейском языке, родном языке Иисуса, "aббá" ["аввá"] означает "отец". Этим словом начал Иисус Свою молитву во время Гефсиманского борения (Мк 14,36). Марк, который привадит это арамейское слово, услышанное Петром из уст Иисуса, был спутником Павла в начале его служения (Деян 12,24; 13,13; 15,37.39). Когда через несколько лет Павел будет писать Послание Галатам, почему он употребит арамейское слово, чтобы выразить сыновнюю мольбу, которую Дух Иисусов внушает Его ученикам? Почему он повторяет это арамейское слово в том же контексте в Послании Римлянам (8,15), если галаты и римляне не знают арамейского языка, который к тому же менее знаком Павлу, чем греческий и еврейский? Не потому ли, что молитва борения, о которой ему рассказал Марк, была для него образцом сыновнего моления?
9) О крещения как новом рождении см. также послание Титу (3,5):"0н спас нас... банею возрождения и обновления Святым Духом".
10) Дар Святого Духа тесно связан с крещением, принятым во имя Господа Иисуса (Деян 2,38). Однако иногда дар Духа предшествует крещению (Деян 10,44-48), или же для того, чтобы дар этот последовал за крещением, требуется возложение рук (Деян 8,15-17).
11) О харизме глоссолалии, связанной с даром Духа, ИБ, прим. на Деян 2,4.
12) О харизме пророчества в первоначальной Церкви см. Иб, с.1453, прим. l.
13) Иоанн снова говорит о "князе мира сего" в 16,11 (ср. 14,30). Смысл выражения "мир сей" уточняется разными контекстами, в которых оно встречается в его Евангелии (8,23; 12,25.31; 13,1; 18,36) и в его Первом Послании (4,17).
14) Крест Иисусов есть высшее выражение любви Божией к людям: Мф 20,28; Ин 10,11; 15,13; 1 Ин 3,16; Рим 5,8; Еф 5,2.25.
15) Для Иоанна обладание вечной жизнью целиком зависит от веры в то, что "Иисус есть Сын Божий". Помимо приводимых здесь текстов см. Ин 6,40 и заключение Евангелия (20,31).
16) Иисус называется "Возлюбленным" Отца в Мф 3,17; 12,18; 17,5; Мк 1,11; 9,7; 12,6; Лк 3,22; 9,35; 20,13; 2 Петр 1,17.
* Это слово означает прежде всего дыхание, затем Дух. – Прим. пер.
** Дух, ум. – Прим. пер.

Другие материалы по теме
Категория: Доминик Бартелеми | 16.11.2007
Просмотров: 1377 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz