Понедельник, 19.08.2019, 16:23
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Какими версиями "Цитаты из Библии" вы активно пользуетесь?
Всего ответов: 273
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » По пути возрождения

По поводу переговоров

Что же, собственно хотели реформаторы? В их призывах всегда чувствовалось и негативное, и позитивное начало.

В своем отрицании «инициативники» чрезвычайно привлекательны, поскольку именно они облекли наконец в словесную форму подозрения многих членов ВСЕХБ относительно руководства организации. Наконец-то нашелся кто-то, кто осмелился выступить против государственных гонений и вмешательства государства в дела церкви. Нашлись люди, которые отважились взглянуть в глаза опасности, "вызвав огонь на себя".

Позитивный заряд их призывов заключался в том, что побуждали многих обновить их духовную жизнь, освятить. Их обаяние, привлекавшее к ним людей, заключалось в их активном миссионерском духе. Причем, первое место они отводи ли работе с детьми и молодежью. Поэтому даже вполне законопослушные члены ВСЕХБ не могли устоять, когда на официальные богослужения их детей не пускали, а в общинах "инициативников" в это время осуществлялись различные молодежные программы. В конце концов, оправдывались родители, их первый долг — воспитать детей христианами.

По поводу переговоров о воссоединении

За период с 1963 по 1969 гг. ВСЕХБ провел три всесоюзных съезда, на которых утверждалось, что причины раскола устранены. Но воссоединения с СЦЕХБ не состоялось. Почему?

Делегаты съезда 1963 г. избирались по географическому признаку, тогда как на последующих съездах каждый делегат представлял около 500 членов церкви. Камнем преткновения было то, что Оргкомитет не был официально представлен на съезде 1963 г., даже просто зачитать перед собравшимися его заявление составляло проблему. От приглашений съездов 1966 и 1969гг. СЦЕХБ решил отказаться, поскольку его представителям предлагалось присутствовать только на правах гостей без права голоса. Поэтому реформаторы обвинили первый съезд в том, что он был просто фальсификацией, поскольку н. нем не была представлена вся полнота церкви. Отчасти они подразумевали также и то, что делегаты были далеко не апостола ми, чтобы в полной мере представлять церковь Христову. Но самое серьезное обвинение заключалось в том, что делегаты представляли только официально зарегистрированные общины - иными словами, по их оценкам, только треть членов церкви.

Но к 1966 г., когда ВСЕХБ принял устав, в котором были учтены все требования реформаторов, события повернулись таким образом, что реформаторы уже не могли признать все эти изменения. Хотя в печати официальных заявлений не делалось, лидеры ВСЕХБ надавили на местные общины, заставив их провести конференции и осудить заявление Оргкомитета. В своих заграничных поездках они всегда подчеркивали, что верующие попадают в тюрьму только потому, что нарушают законодательство. Второй серьезной проблемой было то, что если и возникали благоприятные ситуации для того, чтобы попытаться договориться (как, например, на съездах 1963 и 1966гг.), они почему-то обязательно упускались: во время первого съезда лидер реформаторов Прокофьев был в тюрьме, а в 1966 г. шел судебный процесс над Крючковым и Винсом. Правда, руководство ВСЕХБ могло сделать смелый жест и отложить съезд до тех пор пока эти люди не смогут на нем присутствовать. Вместо этого они избрали объединительную комиссию, в которую вошли уважаемые люди, известные своим стремлением восстановить единство союза.

Объединительная комиссия провела четыре консультации, обратилась к церквям с двумя открытыми письмами, в которых советовала стараться восстановить единство не местном уровне, а кроме того, члены комиссии лично посетили 200 местных церквей. В. И. Лебедев обвинял их в том, что в некоторых официально зарегистрированных общинах они обличают местные церкви, поддерживающие СЦЕХБ, как отпавшие от Христа, и заявляют, что им нет прощения. Еще одну проблему представляли собой местные пресвитеры, которые в гордыне своей никак не хотели признавать свои ошибки. Не меньшие трудности создавали и руководители СЦЕХБ, которые советовали членам поддерживавших их церквей не вступать в переговоры с членами комиссии. Один из московских наблюдателей заметил еще одно слабое место объединительной комиссии: она ошибочно считала себя "некоей нейтральной организацией, независимой от ВСЕХБ" и в результате втянулась в деятельность, заранее обреченную на провал. Осуществить это стремление — сохранить свой нейтралитет — было особенно трудно, поскольку в комиссию выбирались доверенные лица обеих сторон, но при этом они не наделялись никакой властью. Кроме того, наблюдателю так и не удалось объяснить, почему комиссия, в которую было избрано двенадцать членов, со временем разрослась до пятнадцати человек, причем трое из них представляли Москву.

С каждым годом воссоединиться становилось все трудней и трудней по двум причинам. С каждым новым арестом, с каждой новой скандальной статьей в газете, особенно если в них ГОВОРИЛОСЬ о готовности ВСЕХБ к сотрудничеству с государством, сдвигались все новые и новые барьеры на пути к единству. Когда сторонник СЦЕХБ М. И. Лазарев спросил Карева на съезде 1966 г., будут ли они молиться за оказавшихся в тюрьме братьев по вере и помогать им, Карев ответил, что поскольку он и сам был в заключении, он сам никогда не забывает узников и всегда за них молится. Для многих эти слова перекидывали спасительный мостик, но было и другое более серьезное препятствие.

Речь идет о том, что оба совета все больше и больше сознавали сколь глубоки их расхождения по самым фундаментальным вопросам, несмотря на то, что на словах обе стороны утверждали, что между ними нет догматических расхождений. Все это выявилось только на последнем этапе, когда в 1969 г. была еде. дана последняя попытка договориться.

Правда первая встреча представителей обеих сторон состоялась еще в 1966 г. в Москве. Пять представителей СЦЕХБ (Геннадий Крючков, С. Г. Дубовой, М. П. Кондрашов М. Г. Батурин и М. П. Храпов) встретились с девятью московскими лидерами. Переговоры продолжались четыре часа и, судя по стенографическому отчету реформаторов, обмен мнениями проходил на удивление откровенно. Собственно говоря, встреча чуть было не кончилась, не успев начаться, поскольку реформаторы отказались приветствовать своих оппонентов братским поцелуем. Когда Карев поинтересовался, в чем причина такой отчужденности, Геннадий Крючков сказал, что они еще не отменяли своего решения об отлучении от церкви руководства ВСЕХБ, поэтому братья по вере их не считают.

Реформаторы заранее спланировали предстоящую дискуссию, поэтому им оставалось просто идти по основным пунктам повестки дня, не вступая в диалог с оппонентами. Единственной их целью было выяснить, готов ли ВСЕХБ устранить причины раскола. Иными словами, откажутся ли его лидеры от того, что они написали в 1960 г. и от своего сотрудничества с государством? Карев и его единомышленники говорили, что устав 1960 г. так и не был принят, и в то же время настаивали на том, что это была совершенно необходимая акция. Карев заявил, что это власти специально добились раскола среди евангелических христиан, чтобы посеять вражду между зарегистрированными и незарегистрированными группами, поэтому устав зарегистрированных общин исходил не только из официального законодательства, но и из тайных инструкций.

Далее Карев напомнил, что в Библии говорится об открытых и закрытых дверях. На протяжении истории атеистического государства бывали и такие моменты, когда для христианской деятельности двери вдруг широко распахивались. Потом, в 1929 г., они наглухо захлопнулись. "Всем нам был открыт лишь один путь — в тюрьму. Когда Сталин умер, дверь опять начала приотворяться, но это продолжалось не долго. В 1959 г. двадцать первый съезд КПСС решил положить конец всем видам организованной религиозности. Приоткрытой осталась лишь маленькая щелка... в этой-то ситуации нам и пришлось в 1960 г. "материализовать" эти закрытые двери в устав и сопровождавшую его инструкцию". На это Крючков возразил, что Христос никогда и не для кого не закрывает двери, нельзя позволять обстоятельствам одерживать над собою верх. Карев, со своей стороны, сказал, что, возможно, именно постоянно закрывавшиеся перед ним двери стали побудительной причиной миссионерского путешествия апостола Павла по Европе.

Дальше дискуссия коснулась различий подходов к взаимоотношениям с государством. Реформаторы постоянно заявляли, что лидеры, настаивавшие на сотрудничестве с государством, практически, заодно с ними, хотя и твердят о полном отделении от пего. Однажды Карев направил своим оппонентам копию декларации 1918 г. об отделении церкви от государства, подчеркнув: "Но не государства от церкви! Вот о чем должны помнить все верующие!" Для Карева это было проявлением политического реализма, но он понимал также, что это означает, что церковь должна подчиниться государству. Так он трактовал 13 главу послания апостола Павла к Римлянам.

У нас нет возможности более подробно остановиться на обмене мнениями. Одно было ясно: стороны с самого начала не нашли общего языка. Член СЦЕХБ Николай Батурин продолжил встречу, зачитав любимую реформаторами цитату из 6 главы 2-го послания апостола Павла к Коринфянам: "Выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому, и Я прииму вас". По мнению реформаторов, эта встреча лишний раз подтвердила тот факт, что "деятели ВСЕХБ далеко отошли от Бога, причем все они оправдывают свои грехи и продолжают погрязать в них".

Лидеры ВСЕХБ считали, что эти переговоры и продолжившая их дальнейшая дискуссия на съезде 1966 г. были серьезным шагом вперед на пути к воссоединению. На деле все эти "встречи на высшем уровне" мало что давали вплоть до 1969 г., когда была проведена целая серия в четыре раунда переговоров. В ходе двух первых встреч достаточно трезво Настроенные представители обеих сторон старались найти точки соприкосновения и обе стороны готовили свой проект Декларации, которую, по их мнению, должна была подписать противоположная сторона.

 

Завершающий тур переговоров

На первых двух встречах, проходивших 19 апреля и 17 мая главных лидеров не было. Геннадий Крючков и Георгий Винс все еще были в тюрьме, поэтому основным представителем реформаторов был М.Т.Шаптала, возглавлявший СЦЕХБ в отсутствие. Представитель ВСЕХБ высказал мнение, что переговоры о воссоединении явились логическим следствием принятия пересмотренного варианта устава на двух последних съездах и взаимного признания ошибок. Однако для реформаторов это была всего лишь возможность провести очередную бурю дискуссию, задав свои основные четыре вопроса.

Прежде всего, они хотели знать, как расценивал ВСЕХБ историю с документами 1960 г.: как необходимость, как ошибку или как грех? После выступлений нескольких представителей московского руководства реформаторы пришли к заключению, что мало кто из ВСЕХБ, положив руку на сердце, готов признать то, что это была "греховная ошибка", подавляющее большинство членов этой организации просто констатировало, что принятие этих документов спровоцировало раскол. Но и это уже был большой прогресс.

Во-вторых, реформаторы хотели убедиться в том, что деятельность Оргкомитета не расценивается больше как "дьявольское наваждение". Московское руководство заверило, что смотрит на сторонников СЦЕХБ как на любимых братьев, с которыми оно хочет наладить общение. Но, судя по их отчету, реформаторы ждали большего, поскольку они сетовали на то, что руководство ВСЕХБ так и не признало акцию "инициативников" исполнением воли Божией на благо всем верующим.

В-третьих, реформаторы стремились выяснить отношение ВСЕХБ к заключенным. ВСЕХБ был готов признать, что большинство заключенных страдают за свои религиозные убеждения, хотя есть среди них и просто жертвы собственной безответственности. Все они, конечно, ревностно "работали Господу", но часто это была "ревность не по разуму". Реформаторы же отвергали саму возможность предположения, что кого бы то ни было из них арестовали за то, что он вступил в конфликт с властями, и утверждали, что всех их посадили за то, что они верующие.

И, наконец, последний интересовавший их вопрос выявлял глубоко укоренившееся взаимное недоверие. Реформаторы хотели удостовериться в том, что во время своих заграничных поездок ВСЕХБ не будут представлять "инициативников" в ложном свете. ВСЕХБ отказался предоставить документальный отчет о том, что его представители говорили на последних конференциях ВБА.

На первой встрече представитель СЦЕХБ зачитал письмо, которое должны были подписать лидеры ВСЕХБ. Суть этого документа сводилась к тому, что руководство ВСЕХБ признает себя виновным, просит прощения за принятия антиевангельских документов, а также за то, что поддерживало общение только с теми церквями, которые были официально зарегистрированы. Фактически представитель СЦЕХБ утверждал, что только после принесения руководством ВСЕХБ полного публичного Покаяния, реформаторы смогут обсудить с ними вопрос о проведении совместного съезда и воссоединении. Представитель ВСЕХБ обещал, что покаянное письмо будет написано, после чего было решено позднее провести повторную встречу.

На следующем раунде переговоров, состоявшемся 17 мая 1969 г., инициативу перехватили представители ВСЕХБ, сообщив о решениях, принятых за десять дней до этого па пленуме ВСЕХБ. Там было подтверждено, что в своей повседневной жизни все члены церквей ЕХБ должны руководствоваться только Словом Божиим и уставом: принятым на съезде 1966 года, а решение об объединении, принятом на съездах 1963 и 1966 гг. должно стать базой для воссоединения. Третьим пунктом, на котором они настаивали, было построение общины па принципах, соответствующих законодательству о богослужении. Наконец они вручили реформаторам заявление, в котором говорилось об их покаянии, и попросили подписать его. Однако реформаторы отказались, предлагая вместо покаянного заявления ВСЕХБ подписать декларацию с взаимным признанием ошибок и извинением друг перед другом. Правда, если бы они внимательно перечитали свой собственный отчет о предыдущей встрече, они увидели бы, что представители ВСЕХБ с самого начала говорили о взаимном покаянии.

Но гораздо более значительным было то, что обе стороны постарались завоевать поддержку общественного мнения, опубликовав свои версии отчета о переговорах. "Инициативники", описав в своем журнале первую встречу соперников, призвали всех ее участников постараться предотвратить продолжение Осуждения темы единства на местном уровне, иными словами, предоставить решение этого вопроса одному СЦЕХБ. Вскоре после второй встречи ВСЕХБ опубликовал необходимые, с его точки зрения, условия воссоединения. ВСЕХБ признавал, что обе стороны понаписали в адрес друг друга кучу пренеприятнейших вещей, даже отлучили друг друга от церкви, и поэтому первым шагом к воссоединению должен быть отказ обеих сторон от взаимных обвинений и для начала простить друг друга. Необходимо продолжить переговоры о воссоединении, причем отчеты о них должны обнародоваться, чтобы все члены общины могли их оценить.

Когда был освобожден Георгий Винс, Александр Карев предложил ему возобновить переговоры, но Винс настаивал на формальном приглашении СЦЕХБ. Для него это было равноценно официальному признанию СЦЕХБ полноправным участником переговоров. Президент Илья Г. Иванов направил им такое письмо, после чего состоялись еще две встречи, 29 октября и 4 декабря 1969 г. На всех четырех раундах переговоров присутствовало только четыре человека, имевшие возможность в полной мере осознать глубины проблемы и оценить позиции договаривающихся сторон, равно как и представляющих их личностей. На последних двух встречах произошли серьезные столкновения между старым руководством (Иванов, Карев и Моторин) и реформаторами Крючковым и Винсом. Причем обе стороны снова обменялись вариантами покаянной декларации, которую они так и не подписали.

По-видимому, ВСЕХБ надеялся на то, что его уступки и разрекламированное покаянное заявление приведут, наконец, к воссоединения, тогда как лидеры СЦЕХБ рассматривали переговоры прежде всего как возможность принять капитуляцию противника. Кроме того, им сопутствовали всевозможные проблемы. Судя по отчетам, обе стороны постоянно подчеркивали разницу своих позиций, что чрезвычайно осложняло переговоры. Кроме того, обе стороны испытывали на себе давление и другого рода. Сразу же после первых двух встреч был осужден С. Т. Голев. В ходе дискуссии реформаторы все время помнили, что некоторые из их лидеров в тюрьме и их нельзя оставлять в беде. С другой стороны, и делегаты от ВСЕХБ, и государство хоть и стремились вернуть в стадо "заблудших овец" СЦЕХБ, но не ценой полной капитуляции. Само проведение этих переговоров в Москве, на территории ВСЕХБ, создавало массу проблем, ибо у стен могли быть уши. Никто друг другу не верил: иуд среди обеих договаривающихся сторон хватало.

Каким должен был стать союз?

Переговоры и обмен документами выявили еще одну фундаментальную проблему: стороны имели в виду две совершенно разные концепции церковного единства. Год спустя СЦЕХБ, обобщив материалы переговоров, заявил, что нельзя "объединяться с ВСЕХБ, сохранив верность Господу". Уже в своем письме от 22 сентября 1962 г. они говорили, что выступают за объединение во Христе, но за объединение с "верными, а не с грешниками". Это подразумевало, что члены церкви должны взять на себя роль судей и оценивать своих братьев. Кроме того, Крючков заявлял, что если каждый отдельный христианин, как гражданин и должен подчиняться государству, то нигде в Библии не говорится, что церковь в целом тоже должна подчиниться государству.

ВСЕХБ постоянно подчеркивал, что восстановление единства для него первоочередная задача, но подразумевал под этим чисто организационное объединение. Однако вскоре стало ясно, что восстановление союза потребует единой позиции, официального отречения от собственной точки зрения. Но сторонники ВСЕХБ считали, что единства требовали сами евангельские заповеди, поэтому истинные евангелические христиане, по их мнению, непременно должны были выработать единую позицию. Кроме того, объединившись, оба союза стали бы вдвое сильнее, особенно в спорных ситуациях. Еще одна причина, почему ВСЕХБ возлагал столь большие надежды на воссоединение с реформаторами, заключалась в том, что это совпадало с желанием государства. Итак, противоречие заключалось в подходе: должен ли это быть духовный союз или всего лишь организационное объединение.

За этим стояло фундаментальное противоречие двух концепций церкви. Правда, обе стороны соглашались, что церковь должна состоять только из людей, пришедших в нее добровольно, повинуясь своим убеждениям, она должна быть "церковью верных", но на практике понимали это по-разному. Так, например, реформаторы ставили святость выше единства, утверждая, что с радостью подождут, пока на обретут полного единства в Боге на небесах. "Наша основная цель — чистота веры и единство, но вера превыше всего", — говорили они. Члены ВСЕХБ, напротив, были готовы признать за членами церкви право на многочисленные падения. Они считали, что стяжание святости — продолжительный процесс, в ходе которого вся жизнь постепенно освящается. Конечно, подобное концептуальное расхождение, возможно, не настолько глубоко, чтобы утверждать, что раскол уходит корнями в догматическое столкновение, но достаточно серьезно, чтобы требовать от каждого члена церкви, чтобы он определил свою позицию по данному вопросу. Кроме того, повышенное внимание "инициативников" к святости объясняет, почему в их концепцию церкви не вписывались пятидесятники и почему они вообще отвергали экуменизм.

С самого начала представители ВСЕХБ постоянно подчеркивали, что главным препятствием к объединению является гоп дыня. Документы "инициативников", заявляли они, исполнены, высокомерия, они составлены людьми, считающими себя безгрешными и все свое внимание сосредоточивших на грехах руководства ВСЕХБ. Возможно, это был всего лишь тактический маневр, с помощью которого они хотели отвести глаза общественности, скрыть собственные ошибки, но как бы там ни было к 1966 I. стало очевидным, что за бесконечными обвинениями в адрес ВСЕХБ и его сторонников не следует смиренного признания собственной неправоты. Но даже если бы лидерам "инициативников" и удалось доказать, что они во всех своих действиях руководствовались высшими мотивами, полностью исключив какие бы то ни было низменные соображения, новозаветная мораль требовала от них покаяния. Христианин должен всегда искать высшего блага не для себя, а для другого. Следовательно, у Карева и его единомышленников были все основания обвинять реформаторов в гордыне, хотя то, что они сами так отчаянно цеплялись за собственный официальный статус, также свидетельствовало о том, что они склонны переоценивать собственное значение. Руководители ВСЕХБ считали себя незаменимыми и полагали, что будущее союза евангелических христиан зависит от того, останутся ли они на своих постах.

Итак, мы прикоснулись к самой очевидной и в то же время самой болезненной причине краха союза евангелических христиан. И если апостол Павел утверждал, что великая тайна, которую церковь должна наглядно продемонстрировать государству заключается в том, что множество людей действительно могут стать едины во Христе, советские евангелические христиане были вынуждены явить собой обратный пример. Это не могло не причинять им боли. На протяжении всей истории переговоров каждая сторона ждала от оппонентов большей лояльности, чем проявляла к ним сама. Похоже, ни те, ни другие не унаследовали от своих предшественников духовные ценности 20-х годов, когда вера выражалась в не противящейся злу любви. Правда, к тому времени все эти пацифисты-непротивленцы окончательно канули в Лету. Только среди пятидесятников и менонитов можно было встретить людей, придерживавшихся этих убеждений, да и то только по отношению к военной службе. Кстати, именно этим объясняется их согласие присоединиться к союзу, в котором они обречены были всегда оставаться на вторых ролях. Незадолго до своей смерти И. К. Панько снова призвал пятидесятников не выходить из союза, поскольку Новый Завет учит христианина всегда считать других лучше себя.

Развитие второго союза — СЦЕХБ

ВСЕХБ согласились участвовать в официальной дискуссии с лидерами Оргкомитета только после того, как в сентябре 1965 г. реформаторы объявили о создании Совета Церквей Евангелических Христиан-Баптистов (СЦЕХБ). Как только этот орган был учрежден, он тут же начал обрастать собственной организационной структурой, таким образом, у советских евангелических христиан-баптистов фактически стало два союза.

Первый лидер реформаторов А. Ф. Прокофьев играл в новой организации ведущую роль вплоть до своего ареста в мае 1962 г. Потом этот человек, о котором сравнительно мало известно, неожиданно стал помехой для реформаторов. Во время своего пребывания в ссылке (1967-72) он написал открытое письмо, в котором совершенно переставил акценты в трактовке возрождения духовности, а потом был уличен в прелюбодеянии и отлучен от церкви СЦЕХБ. Другой одаренный, но гораздо более миролюбиво настроенный лидер Борис М. Здоровец также лишился со временем своего влияния. После десяти лет заключения и ссылки (1962-72) он провел на свободе десять месяцев и снова был арестован и приговорен еще к четырем годам заключения.

Геннадий К. Крючков и Георгий П. Винс (с августа 1963 г.) очень быстро были признаны основными лидерами движения. Оба они были сравнительно неплохо образованы: Крючков был специалистом по электричеству, а Винс — инженером-электриком. Оба были молоды и напористы, оба впервые попали в тюрьму. Отец Винса был активным членом евангелического Движения в Сибири и на Дальнем Востоке, впервые арестованным в Москве в 1930 г. на баптистской конференции. Георгию тогда было всего два года. В юности Георгий видел отца только в короткие (всего в несколько лет) интервалы между арестами. Последний раз его забрали в 1937 г; больше о нем ничего не известно.

Георгий начал посещать церковь еще в Сибири в 1944 г. Вскоре он обратился и принял крещение 5 июня 1945 г. Ему было тогда всего семнадцать лет. В 1946 г. он вместе с матерью переехал в Киев, где вскоре стал проповедником официально зарегистрированной церкви на Спасской улице. Все эти годы он учился. В 1954 г. он окончил Киевский политехнический институт, защитив диплом как инженер-электрик. В январе 1952г. он женился на Надежде Ивановне Лазарук. Надежда приняла крещение еще в пятнадцать лет. К октябрю 1961 г. Георгий Винс вместе с другими членами местного отделения ВСЕХБ присоединился к призыву реформаторов созвать съезд. В мае 1962г. он впервые присутствовал на расширенном заседании Оргкомитета. Через месяц киевская община отлучила его от церкви. Тогда Винс и его единомышленники создали свою незарегистрированную церковь, в которой с октября

1962 г. он стал евангелистом. Один из старших "инициативников" А. А. Шалашов посвятил его на служение. Наконец в августе 1963 г. Георгий Винс оставил научную работу в институте и полностью посвятил себя деятельности в Оргкомитете. В сентябре 1963 г. он был избран его секретарем.

Отец Крючкова Константин Павлович был членом московской общины евангельских христиан, руководителем хора. В 1929 г. он был осужден на три года заключения. Геннадию было тогда три года. В семье было пятеро детей. Жить без отца им было очень трудно. В 1933 г. Константина Павловича выселили из Москвы. Семья начала кочевать с места на место, несмотря на то, что здоровье отца пошатнулось, его отправили в Донбасс работать на шахте, потом в Узловую (Тульская область), опять шахтером. В 1955 г. мать Геннадия скончалась, оставив сиротами двенадцать детей. Константин Павлович вернулся с семьей в Москву, женился во второй раз и стал активным членом церкви. В 1961 г. он вместе с сыном присоединился к "инициативникам" и был пресвитером в московской общине баптистов-реформаторов вплоть до своей смерти в 1976 г.

Побывав в детстве и отрочестве в таких отдаленных местах как Ашхабад (Туркмения), Астрахань, в кочевьях у калмыков, Геннадий Крючков в 1944-50 гг. отслужил в Советской Армии и, вернувшись домой в Узловую (Тульская область), в 1950 г. поступил на шахту электриком. В 1951 г. он обратился к Богу, принял крещение в Тульской евангелической церкви и женился на Лидии Васильевне. В это же время он начал выступать с проповедями. Вскоре он был избран руководителем хора, потом диаконом и, наконец, стал пресвитером в официально незарегистрированной церкви в Узловой. В 1959 г. государство начало сильно притеснять незарегистрированные общины в тульской области, ив 1961 г. на встрече с представителями Украины Крючков предложил создать инициативную группу. Вскоре после этого счастливая случайность избавила его от ареста: в тот момент, когда его должны были забрать, он был на совещании в Москве. В результате он потерял работу и был вынужден скрываться. Теперь все его время принадлежало Оргкомитету.

В первые годы существования движения реформаторов Крючков и Винс оставались на свободе, но поддерживавших их местных пресвитеров арестовывали одного за другим и приговаривали к заключению. Оба лидера были молоды, легки на подъем и всегда умудрялись на шаг опережать представителей власти. Их сторонники на следствии отказывались давать на них показания. Однако после массовой демонстрации в Москве в мае 1966 г. обстановка изменилась. Не прошло и нескольких месяцев, как Винс и Крючков оказались за решеткой вместе с другими руководителями движения. Судили обоих лидеров вместе, и они умудрились довольно успешно защищаться, несмотря на то, что исход судебного разбирательства был предрешен заранее. Три года, проведенные в заключении, подорвали здоровье обоих, особенно Винса. Крючков использовал это время для усиленного чтения, углублялся в изучение советского права и философии, чтобы впоследствии более успешно руководить реформаторами. Винс же писал стихи, которыми впоследствии суждено было тронуть сердца тысяч людей во всем мире.

Категория: По пути возрождения | 16.11.2007
Просмотров: 1340 | Рейтинг: 4.7/3 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2019 Сайт управляется системой uCoz