Вторник, 12.12.2017, 22:01
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Какими версиями "Цитаты из Библии" вы активно пользуетесь?
Всего ответов: 192
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » Свящ. К.Смирнов

Письмо Патриарху Тихону. Ч.1
ПИСЬМО
Патриарху Московскому и всея Руси
СВЯТЕЙШЕМУ ЕПИСКОПУ   Т И Х О Н У

(О том, что есть и чего быть не должно, и

о том, чего нет и что быть должно)



Священника Константина Смирнова.



И З Д А Н И Е
Лебединского Вознесенского прихода
1922 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Пока по некоторым формальным и техническим затруднениям затягивалось дело печатания настоящего письма, оно сделалось своего рода как бы пережитком – в смысле адреса: патр. Тихон отстранился от дел, его место заняло Временное Высшее Церковное Управление, которому, и придется теперь, по всей вероятности, рассматривать здесь написанное. Так обстоит дело с адресом; но совсем не так обстоит оно с содержанием: последнее как раз теперь–то приобретает свой вязший интерес и значение. Начинаясь одной из "обыкновенных историй", одной из иллюстраций того положения, что наша Церковь, по выражению Θ.М.Достоевского находится в параличе, настоящее письмо в своем post-scriptum‘е кончается определенной программой. Пусть же эта программа будет не только post-scriptum‘ом, припиской письма и чающего лучшего будущего сердца, но и post-scriptum‘ом, припиской истории, ее очередной страницей, а оправдание автора в его лучших стремлениях оправданием Церкви в ее живых силах.

И З Д А Т Е Л И


9/vi-1922 г.


Господь мне помощник, и не убоюся: что сотворит мне человек?
Господь мне помощник, и аз воззрю ни враги моя; обыдоша мя яко пчелы сот, и разгорешася яко огнь в тернии; и именем Господним противляхся им.
Отверзите мне врата правды: вшед в ня исповемся Господеви; сия врата Господня, праведнии внидут в ня.
О, Господи, спаси же; о Господи, поспеши же
Пс. 117. ст. 6-7, 12, 19-20, 25.

Ваше святейшество!

Козни врага рода человеческого сильны. "Он человекоубийца бе искони и в истине не стоит, яко несть истины я нем. Когда глаголет лжу, от своих глаголет, яко ложь есть и отец лжи" (Іоан. VIII, 44). И эту ложь, эти козна приходится встречать иногда там, где их, казалось меньше всего можно было бы ожидать..
На днях мне вручен указ, выданный из состоящего при Вашей Святыне Синода от 5 февраля 1922 г. за № 148. Этот указ, несомненно, есть удивительное и всецелое действие этой лжи и козней, которые свили себе прочное гнездо в "ведомстве Православного Исповедания," ведомстве, пережившем все "ведомства".
И вот нет другого средства к раскрытию этих козней и лжи, как публичное, в слух всей Церкви обращение к Нам, к Вашему богословски просвещенному вниманию, истинно церковному сознанию и пастырской совести.
Приходится начинать издалека.
20 лет тому назад, в один из субботних сентябрьских вечеров 1902 г. после всенощной в "крестовой" в большой сводчатой полуосвещенной гостиной Витебского архиерейского дома сидели и вели беседу об иночестве, Боге и Его святом законе двое: старец епископ и 14-летний мальчик-гимназист, зачарованный еще тогда красотой православного богослужения, высотой евангельских идеалов, прелестью иноческого жития. Это било первое их знакомство, первый разговор. Мальчик этот (сын одного из местных высших судейских чинов) был пишущий эти строки. Прошло четыре года, архиерейский дом сделался своим, как бы родительским. Гимназия кончена, началась усиленная подготовка к Дух. Академией. Знакомство с преосв. Антонием (Храновицким, другом и соучеником еп. Витебского Серафима), с его произведениями, гимном монашеству еще более укрепили меня в принятом намерении одеть клобук, посвятить себя на всецелое служение Церкви. Но человек предполагает, а Бог располагает. Экзамены выдержаны, сии препятствия побеждены, но воля родительская непобедима, и университет (Харьковский) заменяет Академию. Начинаются занятия философией. Изучаются философские классики, пишется конкурсное, увенчиваемое золотою медалью, сочинение по метафизике души. Но не забываются ни молитва, ни богомыслие, ни религиозно-философский гносис. Еще на студенческой скамье в местном, состоящем при университете, научном Историко-Филологическом Обществе делаются доклады, в Актовом зале университета читаются публичные лекции, с церковной кафедры университетского храма произносятся (с благословения архиеп. Арсения) проповеди, и центр и основа всего этого - Бог, Христос и Его Евангелие. Со сдачей государственных экзаменов, женитьбой (на дочери проф. философии Московского университета Н. Я. Грота) и началом службы по Министерству Народного Просвещения жизнь с внешней стороны как будто бы еще более сворачивает с правого пути, но это отхождение "на страну далече" только видимое: внутри начала вечной жизни, вечных интересов по прежнему превозмогают. Служба в Петрограде, Москве (при университете), равно как (в должности директора) в захолустных Путивле и Чугуеве по прежнему тесно связана с теми же размышлениями, с теми же, публичными устными (в салоне Л.Н.Швартц, в зале Моск. Юридического Собрания, в стенах возглавляемых учебных заведений) и письменными (на страницах "Рус. Мысли", "Веры и разума" и др. журналов) выступлениями на темы: "Во что верил Христос?", "О смысле жизни", "Имманентной философии христианства", о "Логике неба и земли", о "Бессмертии" и т. д. В 1918 г., на ряду с выпуском читанного в Москве (изд. бр. Башмаковыми) курса логики, начинается, хотя вскоре, вместе со смертью журнала, и замирает, печатание на страницах "Богослов. Вестника" магистерской диссертации "О времени и вневременном в связи с опросом о бессмертии". Продолжаются по прежнему и сыновние отношения к архиеп Серафиму (Мещерякову) и знакомство с архиеп. Антонием (Храповицким), акт о вторичном избрании которого на Харьк. кафедру (в 1917 году) у престола Благовещенского собора судьба, как секретарю епархиальн. с'езда, также указывает писать мне многогрешному. Тогда же возникает мысль снова вернуться в "отчий дом" и одеть теперь, если уже не клобук то хоть рясу бельца. Но штурмуемый отовсюду митр. Антоний пугается, находит ее несвоевременной, просит подождать успокоения "житейского моря, воздвигаемого напастей бурею" и до поры до времени отклоняет ее вьшолнение. Проходит рще три года, школа окончательно рушится последняя надежда провести в ней трудовое начало пропадает, усиленное штудирование Лая, Киршенштейнера, Дюйи и др. не помогает, сотрудники изменяют и связь с делом воспитания подрастающего поколения окончательно порывается. 15-ю апреля 1920 года вp. упр. Харьк. епархией преосв. архиеп. Нафанаилу подается мною прошение следующего содержания:

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Нафанаилу, Архиепископу Харьковскому и Ахтырскому.

Директора Чугуевской Мужской гимназии
К. А. Смирнова

ПРОШЕНИЕ.
С юношеских лет стремясь к служению Богу и Его святой Церкви и до сих пор в течение 14 лет, будучи лишь живым подтверждением глубоко печального содержания притчи Христовой о двух сынах: сказавшем, "пойду" и не пошедшем и сказавшем "не пойду" и пошедшем (Мф XXI, 28-31), прошу Вашей Архипастырской помощи распродать мне имение мое [1] (Мф. XIX, 16-24) и не зарыть одною таланта, данного мне от Бога, в землю (Лук. XIX, 12-26), приняв в число соработников своих на ниве Божией и послать, если можно, вещать слово Божие к простецам мира сего.


К. Смирнов.

К сему прошению было приложено следующее:
ПАСТЫРСКОЕ credo.
В дополнение к прошению своему о приеме меня в число пастырей Христова стада, считаю необходимым, во избежание всякого рода недоразумений и взаимного непонимания, предоставить Вашему Высокопреосвященству нижеследующее изложение своих взглядов на пасторское служение и основ своих религиозно-философских воззрений.
А. Взгляд на пастырство.
Резко различая, вслед за высок. митр. Aнтонием (Храповицким) два пути пастырства - латинский и православный - первый, как вид внешне-общественной деятельности, а второй, как делание исключительно внутреннее, особое молитвенное настроение, ношение в своей совести грехов и заблуждений всей своей паствы, и потому сводя все содержание православного пастырского богословия к учению о 1) пастырской совести и 2) о пастыре, как совести (общественной), последний приемлю, а первый всецело отметаю. Переходя же в частности к совершению таинства исповеди, как к главному пульсу церковной жизни, полагаю современное ее состояние совершенно ненормальным, ибо она должна быть духовным врачеванием и в качестве такового состоять из тех же моментов, что и всякое иное врачевание: 1) доведения больного до сознания, что он болен, и что ему необходимо, как бы болезнь не была для него привычной и потому малозаметной, лечиться; 2) постановки, на основании имеющихся симптомов и данных самим больным показаний, определенного диагноза болезни; 3) соответствующего лечения (эпитимии), образец которого дан самим Христом в известном указании богатому юноше и 4) в снятии тяготы омертвелого греха, и, укреплении веры в моральную силу личности болящего, непотухшую в нем искру Божию и Его всесильную помощь. Молитва пастыря должна быть неусыпающей; приобщение святых Тайн ежедневным, проповедь и при общественном служении и при частных требах неопустительной, притом имеющей прежде всего в виду пробуждение совести и кроме вечных тем, зова к небу ничего в себе не заключающей.
Б. Взгляд на священнослужение.
Будучи с одной стороны поклонником строго уставного, (в широко-научном смысле этого слова) богослужения и его поэтических красот и в этом смысле верным учеником Скабаллановича, а с другой стороны вообще эстетом, тонко чувствующим все достоинства и недостатки тех или иных произведений живописи, музыки и архитектуры, как со стороны выдержанности их стиля и вообще чисто художественной, так и соответствия их своему назначению и долженствующих быть вложенными и них духовных идей и настроения, придаю огромное значение архитектуре храма, находящейся в ном иконописи, чтению и пению и болезненно чувствую всякого рода невежество, уродство и профанацию в этом отношении. Алтарь для меня самое святое место, а не род кулис, где можно, переговариваться, где может быть склад всякого рода вещей вплоть до зеркала, умывальника и шубы с галошами. Туда, в "святое святых", никто не должен входить, кроме священнослужителей и то с великим благоговением и в соответствующем облачении. Никакого хождения и сбора денег (помимо сбора при дверях при выходе из храма) во время богослужения быть не должно, а для всех неудосужившихся придти к началу (по подобию лютеранских церквей или хотя бы просто на просто мало-мальски сносного театра) двери храма должны быть закрыты, дабы не слышать нам грозные слова Спасителя: "дом мой - дом молитвы - вы сделали домом торговли", а слова "Двери, двери" не были бы пустым звуком.
Ни за какое требоисполнение и вообще ни за какую молитву пастырь брать отнюдь не должен, а иметь на подобие апостола Павла в руках свое собственное ремесло или же, в крайности, если и обеспечение от прихода, то общего характера, отнюдь не побора применительно к тем или иным случаям и проявлениям религиозной жизни пасомых.
В. Основы общих религиозно-философских и богословских воззрений.
Будучи воспитан на Несмелове, Тарееве, кн. С.Трубецком, архиеп. Антонии (Храповицком) и Сергии (Страгородском), прот. Светлове, иеромонахе. Михаиле (Семенове), иером. Tapасии и т.д. являюсь страстным и непримиримым противником, так называемой юридической теории и вообще чисто внешнего истолкования христианства. Психология и прагматизм (в духе "Догмат и критика" Леруа) - вот мой подход к догматам, нераздельность этики и догматики - вот моя основная позиция; и не апология, а идеология и не от Бога к человеку (как обычно в догматиках и апологиях), а от человека к Богу, чрез Христа Его - вот моя религиозная педагогика.
Г. Взгляд на выборное начало.
Наконец частность, но немаловажная. Вместе со Всероссийским собором выборное начало отвергаю и по мотивам практическим, так как оно ведет лишь к искательству, интригам и подрыву пастырского авторитета, и по мотивам чисто идейным, принципиальным, поскольку но смыслу собствен. пастырского служения Христа и всех Его слов в этом отношении Апостолам, пастырство есть посланничество и духовное рождение (не детьми, конечно, своего духовного отца, а обратно). Почему и с своей стороны, не считаю возможным указывать места желательного своего будущего священнослужения, всецело полагаясь на волю Божию Вашею десницею в данном случае долженствующую действовать, а от себя приношу лишь просьбу, предстоящий мне подвиг на первых шагах не делать очень трудным и использовать мои знания; индивидуальные особенности и рвение достодолжным образом.

К. А. Смирнов.


На прошение последовала резолюция: "принять, предложив указать место служения", однако целый год прошел в ожидании со стороны архиепископа, что я укажу место, а с моей, что он найдет приложение моим вере, любви к закону Божию, знаниям и силам, в то время... время диаконов и псаломщиков по выражению преосвященного другой епapxии. В феврале 1921 года состоялось со стороны профессуры Харьковского Университета (членов приходской университетской Антониевской общины) избрание меня настоятелем университетского храма, каковое избрание. сначала мною принятое, затем, по зрелом размышлении, на тех основаниях, что служение в университетском храме без настоящего прихода, без возможности ежедневного совершения Богослужения и т.д. будет не тем, что я ищу, было мною отклонено и было принято совершенно случайно, волею Божиею, состоявшееся избрание меня настоятелем скромной Вознесенской церкви гор. Лебедина. 25 марта архиеп. Нафанаилом, согласно моему желанию, в любимом мною Благовещенском соборе было совершено рукоположение меня в сан диакона, а 28 того же марта в Кафедральном соборе - во пресвитера. 3-го апреля я прибыл в Лебедин и в тот же день вечером, после торжественной церковной встречи и приветствия со стороны своей паствы, совершил первое всенощное бдение, а на следующий день литургию.
Богослужение мое, как это сейчас же определилось, стало резко отличаться от богослужения в других церквах и вместе с тем привлекать массу молящихся, которых иногда бывает так много, что не смотря на сравнительную обширность трехпрестольного храма, падающих в обморок от духоты не всегда предоставляется возможным вынести. Отличительной чертой богослужения является не только уставность, продолжительность, и торжественность его постановки и неизменно сопутствующее ему живое слово назидания и вдохновения, но и родство его с прежней золотой эпохой жизни Церкви, с тогдашней богослужебной практикой. Не распространяясь, в чем конкретно состояли и состоят эти последнего рода особенности, так как это будет видно из приведенной далее, возникшей отсюда, переписки, скажу только, что вместе с другими, еще более реально его задевавшими моим "новшествами", они вызвали бурю негодования и озлобления со стороны местного уездного, почти сплошь распившегося, распустившегося и опустившегося (если только было откуда опускаться) духовенства, дошедшего до венчания малолетних, венерических болезней, открытых незаконных сожитий, драк в алтаре с принесением жалоб по сему случаю в Исполком, всяческому вымоганию вознаграждения со стороны прихожан и т. д. и т. д. а затем по пословице "свой своему по неволе брат" и Харьк. духовного мирка, главным застрельщиком где выступил последний обломок Амвросиевской (с ее взяточничеством и ростовщичеством) эпохи горе-митрофорный протоиерей и такой же горе-доктор богословия Тимофей Буткевич, обратившийся ко мне со следующим полуоффициальным письмом:

КАНЦЕЛЯРИЯ
Харьк. Архиепископа
10/23 мая l92l г.
№ 2430. г. Харьков.
Многоуважаемый о. Константин Александрович

Пишу Вам вынуждено. В Харьков приходят слухи о Вашем пастырском служении и приятные (чинное священнослужение и прекрасные проповеди) и требующие проверки (служение литургий при отверстых царских вратах, омовение престола, поздно совершенная литургия в Великий Четверг). Последние уже подали большой соблазн даже Вашим богомольцам. Я особенно, по понятным [1] Вам причинам, смущен этими слухами. Ради блага Церкви прошу Вас строго исполнять требования церковного устава, и не "соблазнять малых сих".

Ваш покорный слуга прот. Т.Буткевич.



На это, имея в виду корректность тона его письма, я в середине июля ответил ему в том же корректном тоне следующее:
Глубокоуважаемый о. Тимофей!
Большое спасибо за истине братское и истинно пастырское письмо. Очень рад, что получил его именно от Вас - доктора богословия, с которым у нас, надеюсь, найдется общий, понятный обоим язык науки и логики. Что касается его содержания, то должен сказать, что слухи доходящие до Вас совершенно верны, т.е. совершаемое мною богослужение сравнительно с общераспространенным имеет некоторые особенности, но только особенности ведущие к соблазну не "малых сил", которые от них в восторге и наполняют храм до последних пределов, стекаясь изо всех (даже сельских приходов), а, если так можно выразиться, "сих больших", т.е. главным образом двух местных протоиереев С-а и П-ва, и то не думаю, чтобы они ими искушались искренно, так как хоть семинарию они да окончили и кое-что знать должны. Искушаются же они и возмущены в глубине сердца совершенно другим: тем, что я не, беру за требы, открыто называю это в проповедях торговлей молитвой, проповедую, что священник должен быть самым бедным в приходе, не должен иметь ничего своего, не хожу с "молитвою", на". могилки", поминки и т. д. [2] . И в этом смысле местное, а может быть и не местное только духовенство, т. е., разумеется, те из среды его, которые пошли, как говорится, "не ради Иисуса, а ради хлеба куса" будут одинаково искушаться моею деятельностью, буду ли я в точности исполнять ныне действующий в Русской Церкви Устав или не буду, т.е. буду ли я не затворять царские двери во время литургийного канона, или же, наоборот, буду их держать закрытыми, скажем, иа всенощном бдении во время 103 Пс.; литии, полиелея, великого славословия и последующих ектений, как того требует упомянутый Устав (см. описание образцовой всенощной в Киев. Дух. Ак. у проф. Скабалланонича "ТОЛКОВЫЙ ТИПИКОН", вып. II, стр. 330-336), буду ли я, далее, находиться вне алтаря, на солее во время возгласов: "Благодать Господа" и "Горе имеем сердца", чего не предусматривает этот Устав, или же во все время того же всенощного бдения (входя в алтарь лишь для каждения и чтения Евангелия), что предусматривается Уставом [3] . Но как бы то ни было, я должен, хотя ради внешнего их успокоения, привести те основания какие лежат в основании моих дерзновенных отступлений, только лучше скажу, от практики, а не от Устава: так будет точнее, не говоря уже о том, что поскольку Устав есть величина историческая (см. исследования проф. Мансветова, Лисицина и Скабаллановича, т. I.), говоря о нем сознательно, всегда приходится присоединять вопрос: "какой именно, какой церкви и какого века?". В этом то и вся суть. Особенности моего служения, сводятся к следующему:
А. Всенощное бдение.
1) Отсутствие чтения вечерних и утренних молитв во время 103 пс. и шестопсалмия, вследствие разнесения их по прежде занимаемым ими местам на ектениях (подобно литургийным: прилежного моления, об оглашенных, "Боже духов", I и II верных и т. д.), на что ясно указывают их возгласы и практика соединяемой с вечерней литургии преждеосвященных даров: я разумею три первые, о которых сказано: "зане по ектениях глаголются". Более, подробные научно-исторические справки см. у проф. А. А. Дмитриевского "Вечерняя молитва". Руков. для сел. пастырей; 1888 г., II, стр. 494-507; III, стр. 29-32 и у проф. М. Скабаллановича "Толковый Типикон", вып. 11, стр. 71-75 и 203-205.
2) Чтение одной из утренних молитв "Возсияй в сердцах наших" в своем месте (перед Евангелием с возгласом "Яко Свят еси Боже наш и во святых почиваеши"...) вслух. Основания; а) логическое - бессмыслие возгласов: "Господу помолимся" и "Яко свят".... (придаточное предложение!) без молитвы, весьма содержательной и умилительной; б) историческое - древн[ие] рукоп[исные] служебники и практика Грузинской церкви. См. прот. Кекелидзе. Литург. грузинские памятники, Т. 1908; стр. 166.
3) Чтение литийной молитвы: "Владыко многомилостиве"... "всем на землю приникшим" и "иерею зря к западом". Основание - сии слова Типикона. -
4) Замена обычных канонных припевов "Преподобне Отче"... и т.п. стихами ветхозаветных песен. Основание - глава Типикона о "Поим Господеви и Господеви поим".
5) Чтение "Ныне отпущаеши", шестопсалмня, канона и славословия (на повседневной утрени) лично мною. Основание: Типикон, гл. VII, 1-е зри - молитвословия, читаемые настоятелем.
6) Стояние при пении полиелея (но не летних воскресных "Непорочен") со свечами вcex молящихся во время всякого всенощного бдения. Основание - Типикон, гласящий: "И раздает настоятель священнослужителем и стоящему в храме святем народу свещи".
7) Замена чтення утренних кафизм (2-й и 3-й) пением. (попеременно) соответствующих концертов; "Доколе, Господи, забудиши" (Аллеманова), "Господи, кто обитает" (Аллеманова и Георгиевского) "Услыши, Господи, правду" (. Львова), "Возлюблю тя, Господи" (Львова и Григорьева), "Услышит тя Господь" (Аллеманова и Малашкина), "Боже мой, вонми" и "Господня земля" (Григорьева). О последней особенности можно было бы пожалуй и не говорить, если бы весь данный инциндент не напоминал мне невольно другого, имевшего место многой много лет тому назад и теперь кажущегося прямо анекдотическим. Зиновий Отенский в своем "Истины показании" (стр. 968-972) пишет: "Поведаша Захария (Щечкин), глаголя: во Пскове поют на леторгии "Отче Наш", хотят же воспевати и "Верую во единого Бога") как убо в нашем граде не поют Господскую молитву: "Отче Наш"? Аз же отвещах, рекох: что убо о сем рещи, точию, яко многа, безумия есть дела начинание сие. Тем же согрешают много поюще "Отче Наш" и "Верую во единого", поколебающе святых устав и недалече от еретик и суть по клятвою", (ср. проф. А.А.Дмитриевского. Богослужение в России в 16 веке; стр. 120-122 и обязательно соврем. Типикон, гл. VII-1-e зри, где и доселе данные молитвословия указывается читать настоятелю).
В. Литургия.
8) Вынутие на проскомидии (из 4-й просфоры) особой частицы "о всякой душе христианской, скорбящей же и озлобленной и т.д. (см. 3-е прошение литийной ектении). Основание: "Устав облачения и проскомидии ХIII В. Афон. Пантел. монастыря", изд. проф. Красносельцевым в его "Материалах для истории чинопоследования литургии Св. Иоанна Златоуста", стр. 9-15; ср. Симеона Солунского Писания Св.Отц.Церкви, относ. к из'яснению бонгослужения: т. II, стр. 127 и н диссертацию о. проскомидии. прот. С.Муретова.
9) Чтение на сугубой ектении литургийной молитвы Василия Вел. "Помяни, Господи, Святую Соборную и Апостольскую Церковь, юже от конец даже до конец вселенныя"... Основание: ее исключительный, вселенский, в любви все охватывающий дух, практика многих церквей, в том числе и Харьков. Трехсвятительской, и всегдашнее существование на этом месте тех или иных молитв.
10) Поминовение поименное всех пяти патриархов и "святителей земли нашей Антония, Серафима (Костромского) и Нафанаила, ихже, даруй святей Твоей Церкви" и т.д. Основание: желание чувствовать и дать чувствовать другим вселенскость своей веры, а также громко молиться за близких сердцу архипастырей и хотя бы практика синодального храма во имя св. Отец, где точно такое же поминовение считается возможный во дни храмового праздника (см. чин празднования храма при Св. Синоде).
11) Оставление царских врат открытыми от малого входа до возгласа: "Вонмем. Святая святым" и епиклесис (призывание Св. Духа) вслух с замедлением ради того начала пения "Тебе, поем"' (довольно позднего происхождения) до "Яко быти причащающимся". Главный мотив вернуться к древней церковной практикe, сделать богослужение более торжественным и всех захватывающим, всем понятным и видимым, вызывающим должное благоговение и страх к моменту, а совершение таинства евхаристии действительно литургическим (leitos (=leos=laos)+ergon) См. по этому поводу прекрасные строки у проф., Голубцова в его посмертной рабоче. "Историческое объяснение обрядов литургии". Богосл. Вестн. 1915 г., кн. 7-8, стр. 577-581, откуда мне, постоянно вспоминается замечание там цитированного древнейшего Александрийского Людольфова списка литургии о каноне литургии: "и повторяет народ слова епископа", ср. его же ст. "О причинах и времени замены гласного чтения литургийных молитв тайным. Богос. Вестн.; 1905 г., III стр. 69-75 и работу об "Анафоре" доцента Карибанова. Основания: а) практика греческой церкви (см. соответ. работы прот. Серединского - Хр.Чт., 1871. г. Фоменко - Тр.К.Дух.Ак., 1895 г. и монографическую проф. Дмитревского), имеющая свой отзвук, не только. в литургии архиерейской, особенности которой в данном случае вытекают, конечно, не из differentia specifica [4] архиерейской благодати (см. Голубцов. Об особенностях архиерейского служения литургии с точки зрения древн. церковного обряда. Бог. Вестн.; 1903 г. I, стр. 499-515; ср. Н.Аксаков. Предание церкви и предание школы, там же, 1908-1909г.г.), но и в весьма интересном замечании Пентикостариона (Kиeв; 1904г. стр.11). "Да будет же вестно и, се, яко врат царских алтаря по всем церквам во всю светлую седмицу не затворяем и во время причащения" (nota bene! не "во время: Яко да царя", а именно "и во время причащения"!); в) практика ряда наших монастырей, в том числе Московского Симонова, что значится даже на стр. 26 его описания. М. 1867 г. [5] ; с) отсутствие доводов против, ибо символическое значение закрытая врат в завесы в данном смысле имеет, конечно, здесь не менее относительное и проблематическое значение, чем и при литургии архиерейской или пасхальной, не говоря уже о том, что еще совсем недавно священнической литургии были свойственны те же особенности, которые ныне отличают, литургию архиерейскую: омовение рук во время "Иже Херувимы" в царских вратах (см. А. Дмитриев, ект. Богослуж. в XVI в. и С. Муретов. Чин проскомидии в русской Церкви. Чит. в О-ве люб. дух. просв. 1892 г. возглашение диакона: "И всечестного отца нашего (имя рек), приносящего святыя дары сия Господеви Богу нашему" (см. собр. др. литургий Renodot'a, Swensona, а также ХII, кн. I собр. сочин. I.Златоуста, изд. С.-П.-Б. Дух. Ак. 1906г., стр. 417 и научно-критическое издание греческого текста, литургии Василия Вел. проф. Орлова) и т. д
12) Замена слов "Милость мира" словами "Елей мира" в силу большей правильности и осмысленности чтения в подлиннике не "eleos eirenes" a "elaion eirenes" по созвучий искаженного; ср. молитву освящения елея при таинстве крещения;
13) Совершение таинства крещения по малом выходе и пении тропаря с отделением последований об оглашенном и разрешении риз с пострижением власов в две самостоятельные единицы, совершаемые одна после проскомидии перед началом литургии, а другая, по "Благословенне Господне на вас", с заменой литургийного возгласа "Яко свят еси, Боже наш" равнозначным: "Велий еси Господи, и чудны дела Твоя", слиянием великой и сугубой ектений таинства крещения с соименными ектениями литургии, двойными апостолом и евангелием и обхождением вокруг купели при пении "Елицы во Христа", заменяющем в соответствующих случаях "Святый Боже". Основания: а) необходимость отвести сему великому таинству - принятия в лоно Церкви нового ее члена, нового гражданина Царствия Божия - подобающеe ему место, сделать и его истинно литургическим (ср. Ф. Смирнов, впоследствии еп. Хрисанф, Происх. и литургический характер таинств. Тр.К.Д.Ак. 1874г.), извлекши его совершение из церковной сторожки и других церковных углов и задворок; в) естественность слиянья; с) принципиальная возмможность, указываемая не только аналогичным совершением таинств священства и иноческого пострижения (см. диссер. арх. Иннокентия) - ныне, и елеосвящения (см. проф. А. Катанского. Очерк истории обрядовой стороны таинства елеосвящения Хр.Чт. 1880г. кн. 7-8 стр.123 сл. и A.Пeтpoвский. Хр.Чт. 1903г., июнь и Правосл. богосл. энциклопедия, т. V), и брака имеющего явно литургическую структуру вплоть до "И сподоби нас, Владыко", "Святая святым", "Возлюбим друг друга" - см. служ. митр. Kиприана Московск. Синодальн. б-ки № 344, сербский требник 15 века той же б-ки № 373 и работы о сем таинстве Катанского и Петровского (Хр. Чт. 1880г. и один из последних годов) - прежде, но даже и таким замечанием, как замечание молебного пения "о получении прошения д о всяком благодеянии Божий": "Аще на божественной литургии сие бывает, по "Благословенно царство" ектения обычная, к ним же прилагаются благодарственные. По входе же тропари последующие и по дневном прокимне - благодарственный и по апостоле дневном - апостол благодарения, также и по дневном евангелии - благодарению. По евангелии же и по обычных ектениях прилагается благодарению. Пo заамвонпой же молитве чтет иерей молитву благодарения, и поется славословие великое посреди церкви, якоже и, на утрени", и, наконец, д) непосредственно практика древней церкви, о чем см. у Симеона Солунского. Писания, св. отц. и учит. Церкви, относящиеся к из'яснению богослужения; т. II, стр. 60; ср. более подробное научно-историческое рассмотрение вопроса у проф. Алмазова "История чинопоследования таинства крещения и миропомазания" и у А. Петровского "Особенности древн. крещальн. практики" "Христ.Чт." за один из последних годов. [6]
Теперь о совершении мною:
14) Поздней литургии в Вел. Четверг вечером (непосредственно перед страстями, начатыми в 9 1/2 час. вечера). Основание-древн. церковная практика, отмечающая этим данный день, как день тайной вечери, совершенной Господом вечером. См. Бл. Августина Пис. 54(113) к Ион, гл.4.7, ср. проф. М.Скабаллановича. Tолковый Типикон, т. 1, стр. 145 и 281-282 и III Карфаген. собора правило 9-е.
15) Омовения престола (в тот же день, непосредственно перед совершением литургии) в память приготовления Сионской горницы Апостолами (Лук. XXII, 8-13 и паралл.) Основание - существование в Православной Цepкви наряду с чином омовения ног (судя по Б.Требнику, в совершении своем, между прочим, не являющегося, принадлежностью исключительно лишь архиерейского служения) и такого чина; бывшего в употреблении у греков. См Goar. Euhologion, sen Ketuale Graecorum. Paris 1674, p. 624, а также служебник XII в. Моск. Сии, б-ки №343-л.27 обор; ХVIв. той же б-ки №356-л.104 об. и требники XV в. №372-л.65 и № 375-л.99; ср. Горский и Невотруев. Описан. слав. рукописей Моск.Син. б-ки. Отд. III-книги богослуж.; ч.1. М.1869, стр. X, 10,63,152 и 201, а равно статью архим. Макария в "Чтен. в Импер. Об-ве истории и древн. Российских при Моск. У-те" за 1861 г., стр. 36 и работу о Новг. Соф. Соборе П. Соловьеиа и др.
16) Исповеди, по чину св. патр. Иоанна Постника с чтением паремии (Иезек. XXXVII, 1-14), апостола (Iак. V,10-20) и Евангелия (Лук. XV, 1-10), произнесением соответствующей великой ектений, пением в своих местах подобающих тропарей ("Покаяния отверзи ми двери", "Душе, моя, душе моя", "Се жених грядет" и "От юности моея") и большим количеством предысповедных и поисповедных молитв, чем положено их в современном чине, весьма новом по происхождению и бедном по содержанию. Основание: величественность, красота, сильное действие на душу и историческая влиятельность чина Иоанна Постника. (см. проф. Алмазов. Тайная исповедь, т. 1 стр. 72-132), сказывающаяся, между прочим, в том, что соответствующее евангелие "исповеданию" значится и до сих пор в указателях евангельских чтений при служебных и учебных евангелиях, и, наконец,
17) О трудно и мало скрываемом мною отрицательное отношение к акафистам и их чтению, (обычно, в противоположность канонам, стихирам и пр. песнопениям всенощного бдения, особо и хорошо оплачиваемому и потому столь же успешно культивирующемуся, несмотря на то, что А.Ф. Ковалевскому: [7] и прочим их призванным и и не призванным авторам далеко, конечно, до Iоанна Дамаскина, Козьмы Моюмского; Иосифа Песнописца, Романа Сладкопевца [8], Андрея Критского, братьев Студитов и проч., ныне с охотой и легко пропускаемых и сокращаемых).
Основание - невыгодное впечатление, производимое содержанием большинства акафистов, находящее подтверждение своей верности не только в их истории (и статистике: до учр. Синода 17, в Синод. период 127 одоб. и 301 неодоб.), подробно и беспристрастно прослеженной в изследовании проф. Попова (Каз. 1903 г.), но и в соответствующих отзывах мнтроп. Филарета Дроздова (собр. мнений и отз.; т. III, стр. 403-404 и т. V, ч. 1, стр. 247) и Антония (Храповицкого) (Собр. соч., 1900 г.; т. II, стр. 250-251).
В заключение очень прошу простить меня за длинность письма, вылившегося невольно в род научного реферата, в котором Вы, конечно, вовсе не нуждаетесь. Но ведь это писано ради успокоения мятущейся совести "малых сих", которым посему я очень и просил бы Вас переслать прилагаемую копию, его... Другую посылаю Владыке, так как думаю, что ни Ваше письмо, отправленное через канцелярию за. №, ни мое ответное письмо, не носят другого характера, как писем открытых; ему же безусловно. не безынтересно, знать, что делается у него в епархии (ср. Лаод. соб.., пр. 58 - "aneu gnomes").

Искренно уважающий Вас

Маг. философии, священник К. Смирнов.

[1] Совершенно непонятным, как мне совершенно непонятно чего ради о.Буткевичу вообще понадобилось распространять молву о каком-то нашем прошлом знакомстве, которое на самом деле сводится всего-навсего только к тому, что я учился к том университете, из которого его вывели "во время оно" под руки.
[2] В великие праздники предпочитаю посещению именитых прихожан посещение тюрьмы, больницы и приютов, и не собирая корзинами, а развозя.
[3] Ведь, удивляет же их и соблазняет даже и то, что стоит прямо на ряду, как-то: пение Рождественских ирмосов 27 января, в день памяти Григория Богослова или на повечерии в день Пятидесятницы; Пасхальных - на крестопоклонной седмице (воскресенье, четверг и пятница); "Благообразный Иосиф" через каждые семь недель в 8-мую при начале песнопений 2-го гласа, "Волною морскою" в неделю перед Рожд. Христовым и входом Господнем в Иерусалим, "Помощник и покровитель" в начале Филиппова поста по случайному совпадению в этом году первой его седмины с 6-ым гласом, где эти ирмосы стоят на повечерии, или "Господи, Владыко живота" в Петровку и т. д.- лишь бы это только исходило от о. Константина Смирнова.
[4] Диакона - греть, священника - светить, епископа -зажигать.
[5] А сейчас можно прибавить - и целых епархий: Полтавской, Таврической, напр.
[6] Одной из особенностей древнего чина крещения, пишет доц. свящ. А.Петровский, является его связь с литургией.... Вылившись при патриаршем служении в указанные формы, рассматриваемый акт утратил npи священническом служении свою торжественную обстановку, но сохранил главную существенную черту и особенность: совпадение по времени с малым входом на литургии.
Возможный под условием соединения крещения с литургией обряд введении новокрещенных в церковь на малом входе естественно должен был исчезнуть с обособлением таинства и его отделением от Евхаристии.
Церковь не могла однако всецело забыть древней практики. В качестве воспоминания о ней она удержала введение новопросвещенных в храм или для совершения миропомазания или для причащения.
Практика 1-го рода предписывается между прочим чином крещения по рукописи XIII века Синайской библиотеки №360. "После крещения священник берет его (новокрещенного) и входит в храм с пением: "Блажени, имже"... здесь он читает молитву.: "Благословен еси, Господи вседержителю, Источниче благих" помазует его Святым миром, говоря: "Печать Дара Духа Святого", а затем отходит, поя: "Елицы во Христа". (А. А. Дмитриевский - описание литург.: рук.т.II). стр. 195, ср. указания Симеона Солунского, что "Прежде Церковь совершала крещение в то время, когда мы на праздники на Божественной литургии поем: "Елицы во Христа". Ор.cit).
Если связь крещения с литургией привела к превращению литургийного акта (входа-ввода) в крещальный (хождение вокруг купели), то тоже самое и притом под влиянием той же связи произошло и с дальнейшим действием литургии - Чтением Апостола и Евангелия. С формальной стороны они - составная часть литургии, с идейной крещения. Входя в состав крещения, еще в период его соединения с литургией, чтение Апостола и Евангелия, естественно осталось в данном чинопоследовании и после его обособления, отделения от Евхарист
Категория: Свящ. К.Смирнов | 17.11.2007
Просмотров: 1360 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz