Вторник, 12.12.2017, 08:37
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Как вам наш новый дизайн?
Всего ответов: 128
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » Свящ. К.Смирнов

Письмо Патриарху Тихону. Ч.2

Ответа на, что я, однако, не получил; очевидно, по невозможности дать его. Вместо этого в августе месяце у менян храме появился местный благочинный, привезший бумажку следующего содержания:

Канцелярия Хар. Архиепископа.
29 июля 1921 г
№4722.

Копия.

Благочинному 1 округа Лебединского уезда.
Сим дается Вам знать к сведению и для исполнения, что по разсмотрении письма на имя доктора Богословия Т.И.Буткевича (очевидно, не протоиерея) священника Вознесенской церкви г. Лебедина Константина Смирнова, от 28 июня с. г. постановлено: "принимая во внимание отступления от церковного Устава, допущенные свящ. Вознесенской церкви г. Лебедина Константином Смирновым, о которых о. Смирнов пишет в данном письме: 1) воспретить ему, о. Смирнову, свяшеннослужения впредь до ycмотрения; 2) вызвать его в Совещание при Харьковск Архиепископе для об'яснений; 3) совершение богослужения в Лебединской Вознесенской церкви поручить Соборному Лебединскому причту (из коего настоятель собора о. П-ев еще до моего назначения пытался с помощью Буткевича, имеющего скверную привычку всюду устраивать своих присных [1] или клиентов, определиться в Вознесенскую церковь, но не раз, несмотря на пук указов к руке, был изгоняем прихожанами за негодностью; примеч. свящ. К.Смирнова); 4) предписать местному благочинному о последующем немедленно донести в Совещание. С подлинным верно: Благочинный свящ. Он. Семенов"

Так как из нея не было видно, кем именно и на каких канонических основаниях все вышеизложенное "постановлено", не оказалось под ней не только необходимой в таком важном случае, как запрещение священнослужения, подписи епископа. но и вовсе никакой, кроме заверяющей лишь верность с подлинником (очевидно тоже никем не подписанным) - благочинного, то ни мной, ни приходским Советом, как анонимка по форме и первоапрельская шутка по содержанию, она и не была принята, а благочинный, во время ретировался и во избежание столкновения с скопившейся в храме толпой был выпущен мною через боковые запасные алтарные двери.
И действительно, не прошло и пяти минут после его ухода, как в алтаре появилось несколько более горячих голов с вопросом: "где благочинный?" на мой вопрос, зачем он им, коротко ответивших: "вывести ". Тотчас собрался in corpore Приходской Совет. Волнение народа нарастало. Вечером возбужденно настроенная толпа посетила благочинного и местного прот. В. С-ва, который, как выяснилось, был вдохновителем всей начавшейся истории. Но, если вечером все кончилось лишь бранью по адресу о. С-ва, плачем его семьи и перебранкой (искусно сдерживаемой председателем Приходского Совета М.П. Подвезько) с благочинным, то на утро уже чуть свет мне пришлось идти к благочинному и просить его немедленно вызвать к себе священников С-ва, Н-ва, Ф-го и указать им на угрожающую им, буде они будут дома, опасность быть остриженными или избитыми. Первому из них и еще долго не было возможности показаться на улицу без того, чтоб не слышать по своему адресу весьма оскорбительных замечании и эпитетов. Указанная бумага, конечно, была бы совершенно как deus ex machina, не было бы и такого возбуждения (по адресу отдельных лиц), если бы ее привозу благочинным не предшествовало некое случайное обстоятельство: появление неизвестно кем пущенной в оборот копии с доклада Совещанию при Архиепископе "доктора богословия" Т. Буткевича по поводу письма моего, адресованного на его имя. Вот его содержание [2]:

В СОВЕЩАНИЕ ПРИ ХАРЬКОВСКОМ АРХИЕПИСКОПЕ

Д О К Л А Д.

С глубокою скорбию виню себя в том, что принимал некоторое участие в удостоении К. Смирнова пресвитерского сана. Дошедшие до меня слухи заставили меня написать ему по его собственным словам, "истинно братское и истинно пастырское письмо". Его ответное письмо теперь открыло мне глаза, и я увидал, как зло бессердечно я был обманут, каким лицемером я имел дело. Cмирнов обманул меня, представляясь преданным сыном православной Церкви, искавшим священства по призванию, a не ради куска хлеба, человеком скромным, смиренным, любящим. Теперь я вижу, что все это была ложь и лицемерие. Смирнов - гордец, фарисей, лицемер, пустой тщеславец. Он громко и публично восхваляет себя за несуществующие добродетели, он в проповедях своих поносит всех православных священников, нe щадя и достойнейших, как "наемников", торгующих молитвою. Получая девять миллионов рублей [3] в год, выжимаемых церковным старостою при требоотправлениях, он не стыдится говорить о своем бескорыстии, о том, что священник должен быть самым бедным в приходе, не должен иметь ничего своего и т. д. По тщеславию он рассылает свой ответ мне во многих экземплярах и знакомым и не знакомым, прося о том же и меня, в надежде поразить всех своею "ученостью", хотя в действительности эта ученость чужая - Скабаллановича, Мансветова, Лисицина, Дмитревского, Mypетова, Карабинова, Серединского, Голубцова, Аксакова, Неселовского, Орлова, Ф. Смирнова, Катанского, Петровского, Алмазова и Антония Xpaповицкого (вероятно, митрополита). Сам он говорит только с чужого голоса, чужие слова, живет чужим умом; часто говорит, не зная того, зачем говорит. Впрочем о самой личности Смирновa xopoшo высказался протоиерей. С-ов и мне нечего дополнять его. Я остановлюсь только на том, насколько Смирнов является нарушителем церковного Устава и церковной дисциплины. Смирнов, по-видимому, не знает, что такое церковный Устав. Ссылаясь на исследование проф. Мансветова, (не указывая однако же точно цитаты) и других, он говорит: "Устав есть величина историческая". Если бы вместо нзследования проф. Мансветова он заглянул бы в печатный греческий Типикон, то в его предисловии он прочел бы следующее: "Кто не знает, друзья и честные отцы, что Устав есть устой, мерило и образец для желающих жить православно". В канонике же Устав, определяется как один из источников; действующего в Церкви права.
Затем, Смирнов продолжает: '"говоря о ием (Уставе) сознательно, всегда приходится присоединять вопрос: какой именно, какой Церкви и какого века?" Вопросы эти могут вызываться только любознательностью, но не практическими вопросами действительности. Для русcкого православного священника и его служения непременным руководством должен быть только Устав Русской церкви и никакой другой и при том Устав общепринятый, а не сепаратный. Конкретный пример, приводит любимый Смирновым профессор Мансветов ("Церковный Устав". М. 1885, стр. 232): "Когда Александрийский патриарх, явясь в Константинополь задумал было служить литургию по своему служебнику - пришел в чужой монастырь с своим уставом - ему было отказано в этом праве". Еще хуже делает Смирнов, оправдывая себя практикою Грузинской церкви, Харьковской Трехсвятительской или обычаем бывшего Синодального храма, ибо по словам проф. Мансветова (стр. 232) даже Устав Новгородской Софии, или Московского Успенского Собора не может служить образцом служебных порядков для всей русской Церкви. Такое значение может иметь только Типикон, напечатанный по благословению Высшей Церковной власти...
Далее Смирнов интересуется: какого века Уставом следует ныне руководствоваться священнику? Отвечаю: того века, в котором живет вопрошающий, ибо если ныне он будет руководствоваться Уставом Геннадия Новгородского, то он уподобится судье, который в наше время стал бы судить преступников по судебникам Иоанна IV и рвал бы у них ноздри, резал уши. Отступления Смирнова от Устава:

А. На всенощном бдении.

1. Он не читает вечерних и утренних молитв во время 103 пс. и шестопсалмия, разнося их по каким-то "прежде занимаемым местам". Поведение совершенно произвольное, хотя Смирнов и ссылается на проф. Дмитревского и Скабаллановича. В Православной Церкви указанные молитвы всегда были читаемы в ныне положенное время. По Иерусалимскому Уставу... [4], т. е. "в начале 102 псалма священник читает утренние молитвы". О чтении вечерних и утренних молитв в древнерусской Церкви см. рукопис. служебн. XIII в Соф. библ..№ 524 л. 54 об.; № 518, л. 7 об. - XlV в. №№ 522 и 523, рук. М. библ. № 346 (Опис III; 28 и 14), Акт истор., т. I, стр. 480; XV в. служ. ркп. Соф. библ. №№ 534, 66 об.; 537, 78; 538, 69; 539, 94, 540, 120 об.; 836, 71, 839, 50. По ныне действующему Уставу, "егда начнут пети: Вся премудростию сотворил еси, тогда иерей приходит пред царские двери во епитрахили и с откровенною главою стоя глаголет молитвы светильничные". Ясно, что Смирнов не придерживается никакого Устава и действует самочинно или лучше безчинно".
2. Молитву "Возсияй в сердцах наших" он читает на утрене перед Евангелием и притом громко, иначе, как научили его грузины, возгласы "Господу помолимся" и "Яко Свят еси" для него будут логическим безсмыслием. Ясно, что грузины учат не всегда хорошему; им не следовало бы подражать.
3. Молитву (на литии) "Владыко многомилостиве" Смирнов читает по Уставу: но где он ее читает - в притворе или в храме - "зря к западом"?
4. Требование Устава (гл. 18) "о еже когда, стихословятся песни: поем Господеви и Господевп поем" - должно быть выполняемо с уменьем, знанием и благоразумием. Теперь они оставлено не только в приходских церквах, - но и в больших монастырях и даже лаврах и только на 8-й и 9-й песни поется: "Хвалим, благословим, покланяемся Господеви" и "Величит душа моя Господа". Только в великом посту стихословие песен Св. Писания кое-где исполняется так, как требует Устав. В этом, впрочем, ничего соблазнительного нет, так как во многих случаях сам Устав требует исключения из этого общего правила, предписывая вместо песней Св. Писания пред тропарями канона читать: "Слава, Господи, святому, воскресению Твоему", "Пресвятая Богородица, спаси нас", "Преподобная Мати Марие, моли Бога о нас", "Преподобие отче Андрее, моли Бога о нас", и т. д.
5. Хорошо, когда неслужащий священник читает на вечерне "Ныне отпущаещи", шестопсалмие, канон и славословие (на повседневной утрене); но от служащего священника Устав этого не требует, а чтения шестопсалмня и не может требовать. Смирнов ссылается на 7 гл. Типикона; но он но понял или не захотел понять ее, т.к. там ясно различается "предстоятель" и "служащий священник". "Предстоятель глаголет: "Приидете поклонимся" и предначинательный псалом. Аще же, предстоятеля не случится, после глаголет и от старейших священников. Священник же чредный, стоит перед царскими вратами, глаголя тайно молитвы светильничные, стоя непокровен". По древнейшему Студийскому Уставу шестопсалмие даже обыкновенно пелось "со всем вниманием, не громко, но так, чтобы было слышно слегка, не предупреждая друг друга, удерживаясь во все продолжение пения от.... протягивания и соглашаясь в пении с параманарем или канонархом, стоящим посредине между двумя сторонами поющих", ясно, что тогда (XI-ХIII в. в.) шестопсалмие даже никто не читал.
6. Стояние со свечами при пении полиелея всех молящихся обычай добрый и уставный, но он вышел из употребления не по вине духовенства, а по дороговизне восковых свеч.
7. Замена чтения утренних кафизм (2-й к 3-й). пением (попеременно) соответствующих концертов: "Доколе, Господи, забудиши" (Аллеманова), "Господи, кто обитает" (Аллеманова и Георгиевского), "Услыши, Господи, правду" (Львова), "Возлюблю тя, Господи" (Львова и Григорьева), "Услышит тя Господь" (Аллеманова и Малашкина), "Господи мой, вонми", "Господня земля" (Григорьева) - самочинно, безсмысленно и совершенно недопустимо. Что говорит Смирнов в свое оправдание - нельзя понять, но, во всяком случае, не идущее к делу. Люди заманиваются в церковь концертами, как некогда в католической церкви - театральными представлениями; храм Божий превращается в концертную залу, а требования Устава пренебрегаются.

В. На литургии

8. Вынятие на проскомидии (из 4-й просфоры) особой частицы "О всякой душе христианской скорбящей же и озлобленной"... Где здесь отступление - не понимаю. Смирнов указал на это, должно быть, только ради приобретения для себя популярности среди Лебединских читателей его письма ко мне. О скорбящих и болящих молятся все священники.
9. Чтение по сугубой ектении молитвы Василия Великого по примеру священников Харьк. Трехсвятительской церкви также никакой особенности не представляет. И другие священники в этом месте читают различные молитвы, как, напр., об умиротворении, враждующих, о бездождии или недужных и т. п....
10. Поминовение поименно всех пяти патриархов "и святителей земли нашея Антония, Серафима (Костромского), и Нафанаила, их же даруй Свят. Твоей церкви" - неуместно. Устав требует в этом месте произносить имя только того святителя, " его же есть область". Смирнов, очевидно, не понимает смысла этого требования Устава, и почему имя правящего Епископа обязательно предписывается возносить в церковных молитвах тотчас по получении известия о его назначении и при том с предварением слов "Господина нашего". Ему следует внимательно прочесть 13 правило Двукратного Собора с толкованием Вальсамона на него. Тогда он узнал бы, что произнесение имени своего епископа в данном месте есть признание его власти; а также общения с ним. Работать подобает только одному господину [5], а не многим. За многих следует молиться "за их же хощет", но только тайно и в указанных Уставом местах. Без толку молиться, без числа согрешишь.
11. Смирнов всю литургию служит при открытых царских вратах и в свое оправдание ссылается на древнюю церковную практику. Последнее - сознательная неправда. Но самым древнейшим Уставам - как Студийскому, так и Иерусалимскому - литургия, как и ныне, бы совершаема при закрытых царских вратах, за исключением пасхальной неделя. Но почему в пасхальную неделю литургия совершалась и совершается ныне при открытых вратах? В об'яснение этого проф. Мансветов ("Устав.," стр. 150) в полном согласии с профессором Голубцовым, говорит следующее: "крупная особенность в отправлении пасхальной литургии, по начертанию Студийского Устава состоит в том, что, за исключением антифонов она совершалась внутри божественного алтаря священниками, отсюда исторически объясняется происхождение обычая совершать пасхальную службу при открытых цapcких вратах, что само собою требавалось перенесением ее внутрь святилища и участием священников". По Студийскому Уставу [6] греческие даже епископы, за исключением патриархов и Праклийского митрополита, служили и служат Божественную литургию при закрытых царских вратах, которые отворялись только тогда, когда архиереи исходит из алтаря для благословения народа.
Что же касается священнического совершения Божественной литургии, то только в единственном рукописном служебнике XV века (Соф. библ. № 556,130; у Одинцова "Порядок общ. и частн. богослужения в древн. России до XVI века" С.П.Б. 1881 стр. 227-228) сказано, что перед возгласом "и даждь нам едиными уст" священник и диакон кланялись перед престолом, читая молитву "Царю небесный" и вмете с этим отворялись царские двери, а в другом до Никоновском служебнике (см. Соф. библ. №№ 567, л. 20 обор; у Одинцова стр. 211), что по окончании, проскомидии "иерей отворив святые врата, творит часом отпуск" (как на литургии преждеосвященных даров). Там же изложен и странный проскомидийский обряд для отыскания виновных в краже, по молитвам св. исповедников Гурия, Самона и Авива диакона". Уважаемый Смирновым Одинцов называет эти особенности "странными" и утверждает, что они не имеют для себя основания в греческих служебниках, а появились в России, как дело руки простого переписчика. По действующему Уставу Русской православной церкви, царские врата отворяются только для малого и великого входов и по прочтению Евангелия затворяются. А затем отворяются только при выносе Св. Даров для причащения народа, оставаясь отворенными уже до окончания литургии. Смирнов уверяет, что для нарушения этого требования церковного Устава главным "мотивом служило для него желание вернуться к древне-церковной практике; но как показано выше, это неправда: в древне-церковной практике для самочинства Смирнова основании не было. Вернее, он принял на себя дерзкую задачу реформировать богослужение в нашей православной Церкви, но как? По самочинным припискам русского неграмотного писца и дерзким путем пресвитериализма, чрез усвоение исключительных приемов архиерейского служения, на что он намекает неоднократно. Это путь раскольнический!
12. Замена слов "Милость мира" словами "Елей мира" самочинно и невежественно; слово "eleos" значит не только масло, елей, мазь, молодая маслина, но в переносном смысле "милость и приветствие (масляничная ветка во рту Ноевой голубицы, в руках Богоматери и Apxангелa Гавриила - то же, что ныне букет цветов), а также помазание, елейность, трогательность, (в проповедническом смысле, см. "Гомилитику" Фаворова). Чтобы реформировать служебник православной церкви, нужно сначала изучить основательно хоть греч. язык.
13. Совершение таинства крещения по малом выходе и пении тропаря с отделением последований об оглашенном и разрешении риз с пострижением власов в две самостоятельные единицы, совершаемые одна после проскомидии перед началом литургии, а другая, по "Благословенне Господне на вас", с заменой литургийного возгласа "Яко свят еси, Боже наш" равнозначным: "Велий еси Господи, и чудны дела Твоя", слиянием великой и сугубой ектений таинства крещения с соименными ектениями литургии, двойными апостолом и евангелием и обхождением вокруг купели при пении "Елицы во Христа", заменяющем в соответствующих случаях "Святый Боже". Это самочинство при совершении трех таинств преступно и совершенно недопустимое в церкви Христовой. Древняя Церковь ничего подобного не знала. В древней Церкви крещение всегда было совершаемо в храмах (6 Всел. Соб. прав. 59) и особо устроенных помещениях (крещальнях, но не на задворках, как говорит Смирнов), но по соизволению епископа было совершаемо оно и в "молитвенных храминах", находящихся внутри домов (VI всел. соб., пр. 31). Крещениие и взрослых и младенцев, за исключением слаборожденных, всегда совершалось перед литургией, без всякого нарушения ее чинопоследования, с тем, чтобы на литургии новокрещенные - и взрослые и младенцы - могли быть приобщены. Правда, был случай, когда крещение взрослых было совершаемо торжественно во время литургии, но во всяком случае без нарушения ее чинопоследования [7]. Это было во времена царствования Иоанна Контакузина (XIV в.), когда сороцины во множестве присоединялись к православной Церкви. Согласно 78 правилу 6 Всел. Собора оглашенные, приготовленные к крещению, были предназначены к принятию таинства в Великую субботу. "Вечерня в великую субботу" говорит проф. Мансветов ("Устав", стр. 215) "начинается в 10 часов..." Следовательно в белую ризу священник облачатся в самом начале вечерни, а не после апостола, как по теперешнему Уставу. Этот обычай стоит в связи с совершением в этот день крещения над оглашенными: оно происходило во время чтения паремий, и архиерей, отправляясь к крещаемым, надевал на себя белые ризы. Вот что говорится по этому поводу в греческом Служебнике Иоанна Контакузина (Син. библ. № 279): По совершении вечерняго входа и после седания, при начале второго чтения (т.е. паремии) сходит архиерей с седалища своего и входит в скевофилокию надевать белую одежду и белую обувь, и вступив в крещальню, кадит купель и начинает читать молитвы над водою. Перемена одежды на литургии в Великую Субботу есть воспоминание о крещальном обряде, который имел место в практике древней Церкви, и после которого неофиты слушали литургию и принимали причастие в белых одеждах. Поэтому в Великую Субботу и поется: "Елицы во Христа кpеститеся". В частности, так совершалось крещение сороцин в царствование Иоанна Контакузина. Греческий говорит следующее: во время чтений второй паремии "Святися, святися" патриарх сходит с горняго места и отправляется в крещальню, а на горнее место клали Евангелие.
При чтении последней паремии сослужащее духовенство, оставшееся в церкви переменяло великопостные темные ризы на светлые. К концу чтений новокрещенные под руководством чтеца приходили в церковь, за ними следовал патриарх в сопровождении архиереев и иереев, одетых в белые одежды и совершал вход, за которым cлeдoвало восхождение на горнее место и т.д. (Мансветов "Устав", стр. 237). Еще подробнее говорит об этом историк далее: "во святую великую субботу вечером произносится два антифона: первый и последний, потом "Господи возвах" со следующим тропарем 6 гласа "Живоносное Твое восстание славим, спасительное Твое восстание славим, Человеколюбче". И бывает вход с Евангелием; после произнесения "слава" восходит патриарх на сопрестолие и преподает мир, и тотчас говорится прокимен глас восьмой "Вся земля да поклонится Тебе", "Воскликнете Господи", "Рцыте Богу коль страшна дела", затем чтение. На втором чтении "Святися, святися" сходит патриарх с сопрестолия и идет в великую крестильницу и совершает там крещение, на сопрестолии же на седалище его полагается Св. Евангелие и остается здесь до входа. На шестом же чтении певец возгласит "Песнь Исхода" и произносится "Поем Господи, славно бо прославися", а затем следуют и прочие чтения. На последнем - 15-м - певец произносит "Песнь трех отроков" и читается "Благословите вся дела" - целая песнь. В то время как поют "Благословите", находящиеся на сопрестолии иереи сходят со своих мест, облачаются в белые ризы, равно как и диаконы. По совершении сего приходит из великой крестильннцы другой певец с новопросвещенными, предшествуя им, при чем поет прокимен глac седьмой "Блажены, им же оставишася", в "серебрянных вратах" из притвора произносит второй стих глас третий "рех". А третий стих глас третий "и Ты оставил еси нечестие сердца моего" произносит на амвоне, одетый в белый стихарь, заменяя поющего "Благословите". Затем входит патриарх c apхиереями и иереями и крестившими диаконами, одетыми в белые облачения и бывает второй вход в молчании. После входа тотчас за "Трисвятым" поется: "Елицы во Христа креститеся". Ектения же и молитва не говорится, но следует восхождение на горнее место и апостол, прокимена же не бывает.
Теперь спрашивается, что общего, между тем, что случайно происходило в Великой церкви в Константинополе при И.Контакузине, и что ординарно делает теперь в Лебедине Смирнов? Ровно ничего. Там - эсктренный случай крещения взрослых сарацин, здесь постоянное крещение лебединских младенцев. Там патриарх, здесь священник Смирнов, там литургия считается неприкосновенностью, здесь она самочинно извращается. Какое имеет право Смирнов - частный факт из Византийской истории превращать в общее правило? Никакого, он действовал самочинно и неблагоразумно... Основания Смирнова, приводимые в его оправдание - детски наивны и не заслуживают серьезного внимания: отвести таинству крещения подобающее место, естественность слияния таинства крещения с литургией, мнимая практика древней церкви.
14. Совершение литургии в Bеликий Четверг вечером, непосредственно перед "Страстями", начатыми в 9 1/2 час. вечера. По этому поводу мы читаем у Мансветова ("Устав", стр 53): в этот день в четверг, как исключение из общего правила о посте, совершалась евхаристия т.е. полная литургия и даже, что особенно замечательно по отношению к древним порядкам, справлялась она вечером после трапезы по воспоминанию о времени совершения евхаристии И.Христом и согласн обычаям, державшимся первые четыре века в некоторых местностях. Это исключение в пользу В.Четверга, допущенное на собope Карфагенском (прав 50), было отменено 24-м правилом Трульского собора, который мотивирует свое решение тем, что таким образом нарушается строгость поста.
15. Омовение престола (в тот же день, непосредственно перед литургией) в память приготовления Сионской горницы апостолами (Лук. XXII, 8-13 и паралл.) Исидор Сивильский, писатель VII в, умерший в 636 г., действительно говорит, что в Великий Чегверг мыли полы, cтены и престол в церквах, чистили церковные сосуды, освящали миро. В одном из списков Студийского Устава (Син. библ. № 333) также сказано, что в В.Четверг совершается чистка церкви, вследствие чего вечерня справляется не в главной церкви, а церковнице Святого Георгия. Это, конечно, частные, админнстративные распоряжения, как указанные там же и о сыропустной неделе: изменяется лежащая индития на св. трапезе и полагается постная. Но в Уставе Великой церкви сказано: измовение святой трапезы, умовение ног и совершение мира - эти действия никем другим не совершаются, кроме патриарха (Мансветов "Устав", стр. 244). Таким образом простое хозяйственное распоряжение в Великой цepкви превратилось уже в обряд, совершаемый только патриархом. Из Византии в XII веке обряд этот перешел и к нам в Россию. Об этом читаем у Одинцова (Порядок обществ. и частн. богосл. С.П.Б. 1881 г., стр. 89) следующее: в числе чинов существовавших в рассматриваемое нами время имеется вышедший из употреблeния чин омовения св. трапезы в Великий Четверг, существовавший также и в Церкви греческой и, без всякого сомнения, перешедший от нея к ея духовной дочери - Церкви русской. Чин этот состоял в том, что после 3-го и 6-го часов, по каждении святой трапезы и чтении известной молитвы, святителем, ныне священником, разоблачался святой престол и омывался. После этого следовало облачение престола и чтение второй молитвы, чем и заканчивался чин. Обряд этот, впрочем. был оставлен, и в уставных списках XIV в. о нем уже не упоминается". Какое же имел право Смирнов восстановлять то, что было оставлено всею Церковью? Как осмелился он совершать то, что могло быть даже в свое время совершаемо только патриархом - высшим иерархом Церкви? Это ли не самочинство и не нарушение церковной дисциплины?
16. Исповедь Смирнов совершает по чину св. патриарха И.Постника. Уже в XIV, XV в.в. у нас распространилось множество списков исповеди по чину И.Постника. "Такое разнообразие чинов покаяния, говорит Одинцов (стр. 272) обусловливалось, конечно, произволом писцов, которые изменяли и дополняли его каждый по cвoему желанию". Церковь отвергла все эти чины, извращенные безграмотными писцами и уже с XVI века ввела для всех один обязательный чин. Но Смирнову этот чин показался "весьма новым по происхождению и бедным по содержанию", он руководствуется чином, искалеченным писцами, а что касается общенародной исповеди, заменившей у Смирнова таинство покаяния, то о ней мы читаем в книге "О должностях пресвитеров церковных" следующее: "крайнее нерадение и бессовестие есть некоторых пресвитеров принимать исповедь многих не токмо отроков и отроковиц малых, 10 лет не превзошедших, но и юнош и девиц 15 лет, нe спрашивая о гpexax, которые они грехами по невежеству и не почитают. Если к такому непорядку то причиною, что для множества исповедующихся не может пресвитер управиться в один день пред причащением, как обычай есть, то ничто не препятствует за два или три чрез целую седьмицу готовящихся исповедывать, только бы завещал первые дни исповедывающимся, дабы, есть ли совесть их еще чем будет обличать или в случае нового гpexa, пред причастием вторично на исповедь приидти".
17. Смирнов не скрызаег своего отрицательною отношения к акафистам и к чтению их и свое поведение оправдывает ссылкою на мнение митрополитов Kиевского Антония (Храповицкого) и Московского Филарета (Дроздова). Пренебрегает он только Православною Церковью. А между тем "субботу акафиста" знают уже писатели VI века, и этот акафист неизменно поется церковью до нашего времени. Митрополит Филарет в письме к наместнику своему Антонию называет акафист Божей Матeри и Спасителю "чудными песнопениями", а акафист пр. Серию пo его распоряжению неизменно читается в Троице-Cepгиевской лавре. Как грубый эгоист, Смирнов оценивает все только по своим симпатиям и антипатиям и не обращает внимание на то, как любят акафисты православные люди. И здесь по адресу духовенства он замечает, что чтение акафистов особо и хорошо оплачивается, и потому столь усердно и культивируется. Отвратительное замечание. А между тем можно подумать что по его собственному адресу: не потому и он ленится читать акафисты и молиться со своими прихожанами на могилках их умерших родных, что слишком богато обеспечен.
18. Смирнов отказался представить благочинному послужной список на том основании, что он должен пребывать в служении слову. Послужной список для него канцелярская или конторская формальность. Он, очевидно не знает или не хочет знать канонического послания Василия Великого о хорепископах, принятого VI-м Вселенским собором: "Пишу к вам, чтобы вы прислали мне список церковных служителей каждого села с показанием, кем кто определен и каково житие его. Имейте же и вы у себя таковой же список, дабы можно было с находящимися у меня записями сличати ваши, и дабы никому не было возможно вписывать самою себя, когда восхощет". Таким образом Смирнов оказал неповиновение не только благочинному, но и Василию Beликому, а вместе и VI Вселен. Собору.
Из приведенного ясно, на какой опасный, соблазнительный и вредный для Церкви путь вступил священник Смирнов. Как видно из дел канцелярии, он; же дважды давал подписку (в своем пасторском credo и в допросе перед посвящением во иерея) что он в точности будет исполнять требования Устава "Всякое священнодействие и молитвословие совершать по песноположению Церкви", но теперь оказалось, что он сознательно обманул епархиальное начальство. Он утверждает, что он допускает дерзновенные отступления только "от практики, а не от Устава", но это сознательная неправда. Для него обще-цеpковного Устава не существует, он создает свой собственный Устав, во многих частях уже отвергнутый Церковью. Для прекращения зла в будущем, по моему мнению, должны быть приняты решительныя меры. Протоиерей Т. Буткевич.
[1] Ряд бездарностей, посаженных им по близкому родству: ректор семинарии прот. А. Ю-ков, настоятель каф. собора прот. Л. Т-бов.; епарх. наблюдатель церковно-прих. школ В. Д-ко; б. св. Универ. церкви, прот. I. И-ков и т. д. и т.д.
[2] Сделанные в нем местами пропуски об'ясняются неисправностью пушенной в оборот копии и в свою очередь, очевидно, неразборчивостью почерка подлинника, видеть который мне так и не удалось.
[3] При цене 40.000 рублей - пуд хлеба. Финансово-хронологическое примечание свящ. К.Смирнова.
[4] Текст испорчен
[5] Архиерею Небесному, а не земному (о чем весьма часто забывает наше духовенство, боящееся вообще людей больше Бога), а в общении быть со всей Церковью. Прим. свящ. К. Смирнова.
[6] A у нас, кстати, oн давным-давно заменен Иерусалимским. Прим. свящ. К.С.
[7] А если во время "запричастною" выскакивает боковыми дверями священник и на "курьерских" исповедует, это - пресупное соединение таинств и нарушение чинопоследования или нет? Попутный вопрос свящ. К Смирнова.
Категория: Свящ. К.Смирнов | 17.11.2007
Просмотров: 1202 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz