Пятница, 24.11.2017, 00:08
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
История Церкви
Свящ. Г.С.Петров [7]
Запросы современной церкви (1905 г.)
Д.И.Багалей [12]
История города Харькова. Церковь и духовенство
По пути возрождения [13]
Материалы СЦ ЕХБ
Свящ. К.Смирнов [7]
Письмо Патриарху Тихону
А.Левитин–Краснов, В.Шавров [3]
Очерки по истории русской церковной смуты
Да будут все едино [16]
"Низовой" экуменизм. Или попросту братолюбие.
Оливье Клеман [43]
Беседы с патриархом Афинагором
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Только для православных. Что стоило бы удалить из чинопоследования литургии?
Всего ответов: 133
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » История Церкви » Свящ. К.Смирнов

Письмо Патриарху Тихону. Ч.6

Что же представляет из себя этот указ и как надо по существу к нему отнестись. Во-первых, для меня неясна причастность к делу Вашей Святыни, так как слова: "по благословению Св. Патриарха слушали", несомненно, есть лишь определенная вводная формула, во-вторых, не видны совершенно те основания, по которым от меня требуют отказа от восстановления древне-церковной богослужебной практика и как раз в то время, когда Вы в своем обращении к архипастырям и пастырям Русской Церкви, восставая против произвольных, а иногда и литургически безграмотных новшеств, совершенно верно указываете, что "совершая богослужение по чину, который ведет начало от лет древних (а не от Петровских, Галицинских или Победоносцевских!) и соблюдается во всей (nota bene!) православной Церкви, мы имеем единение с Церковью всех времен и живем жизнью всей Церкви". Свидетельствую своей пасторской совестью, что как только Вами или по Вашему поручению каким-либо другим способным к тому лицом таковые неоспоримые основания будут приведены, то я тотчас "раскаиваюсь в прахе и пепле", но до тех пор пребывать в богослужебном единстве с греческой и древней Церковью оставляю и, несомненно, вполне и логически и морально законно, за собою полное, немогущее быть отнятым на то право. Но еще гораздо хуже, по-видимому, обстоит дело в этом указе с его канонической базой. Тут что-нибудь одно: либо полное каноническое невежество того, кто меня обвиняет в слабом знакомстве с постановлениями соборными и правилами церковными, либо открытое циничное попрание этих правил и постановлений, полное каноническое беззаконие.
Я хотел бы знать:
1) На каком основании и по какому праву утверждается (хотя бы и условно и с оговорками) приговор над пресвитером (о лишении его сана) одного епископа, когда на этот счет есть совершенно определенные правила Карфагенского Собора (VI и VII Вс. собор. утвержд. и никакой высшей или равной инстанцией не отмененныя) по преимуществу и занимавшегося церковным судопроизводством, которые гласят:
Пр. 29-е: "Аще, пресвитеры или диаконы обвиняемы будут, то по собрании узаконенного числа из ближних мест избираемых епископов, которых обвиняемые (nota bene! о праве отвода пристрастных см. св. Кирилла Алекс, пр. I) вопросят, т.е. при, обвинении на пресвитера шести (в крайнем. случае по скудости страны, пяти, см. Карф. соб. пр. 14), а для диакона трех, вместе с сими собственный обвиняемых епископ изследует принесенные на них обвинения с соблюдением тех же (что и для епископов) правил касательно дней и сроков изследования и лиц обвиняющего и обвиняемого. Дела же по винам прочих клириков один местный епископ да разсмотрит и окончит" Ср. пр. 113.
Пр. 121-е. "Да не настоит един епископ на решение своего суда". При чем известный канонический авторитет, антиох. патриарх Феодор Вальсамон полагает, что "оно должно быть понимаемо согласно с 11 правилом сего же собора, т.е. когда пресвитер, осужденный епископом, жалуется на сие осуждение, тогда епископ не должен настоять на своем решении и усиливаться исполнить оное, а должен предоставить дело разсмотрению полного собора или определенного в правилах числа епископов", а тем более не нарушать правило 28-е, отчуждая от общения ранее отказа, от явки на суд по грамоте избранных на то епископов.
2) Почему и на каком основании я не был вызываем в суд ни в Харьков, ни в Москву и решение постановлено заочное, хотя правила прямо гласят:
Апост. 74. "Епископ (следовательно, согласно вышеприведенному Карф. соб. пр. 29-му, и пресвитер) от людей вероятия достойных обвинемый в чем либо, необходимо сам должен быть призван епископом, и аще предстанет и признается или обличен будет, да определится епитимия. Аще же зван быв, не послушает, да позовется вторично чрез посылаемых к нему двух епископов. Аще же и тако не послушает, да позовется и в третий раз чрез двух посылаемых к нему епископов. Аще же и сего не уважая не предстанет, собор по благоусмотренню своем да произнесет о нем решение, да не мнится выгоду имети, бегая суда."
Карф. соб. пр. 28: "Да не будет обвиняемый отчужден от собрания; разве когда, быв призван к ответу грамотою, не явится в избранных судити его в назначенное время, т.е. в течение месяца от того дня, в который по дознанию, получена им грамота. Аше представит истинные и необходимые причины, препятствовавшие ему явиться к ответу противу того, что на него представлено, то без предосужденяя да имеет свободу к оправданию в течение другого месяца, но по прошествии другого месяца да не будет в общении, доколе не очистит себя доказательствами по делу. Аще же пред всецелый того лета собор явиться не восхощет, дабы по крайней мере там дело его окончено было, то имеет быть сужден, как произнесший приговор сам против себя. [1]
3) Каким каноническим правилом осуждается, то, что мне первоначально инкриминировалось, т.е. мои отступления от обычной богослужебной практики, и притом так безаппеляцнонно, что, вопреки вышеприведепному Карф. соб пр. 28, я был сразу же подвергнут предварительному запрещению в священнослужении - не только до суда, но до вызова для объяснения, т.е. до формального следствия.
4) Почему мое дело, согласно выраженному мною желанию, не было передано на рассмотрение еп. Сумского Корнилия, вопреки прямому указанию правил: Сард. собора 14; Карф. собор. 11, 37, 139, предоставляющих обвиняемым право апелляции к соседним епископам, на чем я теперь и настаиваю - с перенесением дела, буде Ваша святыня разсматривеет мое осуждение, как осуждение со стороны архиеп. Харьковского только, к указанному числу русских епископов, мною "вопрошенных", буде же таковое осуждение разсматривается, как и осуждение и Вашим Святейшеством, и Вы не находите, с одной стороны, оснований к кассации, а с другой аппеляцию к подчиненным Вам епископам и пересмотра дела ими невозможными, - к одному из восточных патриархов или на всероссийский собор ("всецелый собор того лета" - Карф. соб. пр. 28; ср. каноническое послание сего собора к папе Целестину по делу пресвитера Апнария).
Я конечно, отлично знаю, что в настоящее время мне главным образом будет инкриминироваться продолжение богослужения в состоянии запрещения со ссылками на правила: Апостольск. 28 и 31; Антиох. собора, 4 и 5; Карф. собора 10, 11, 38; Василия Великого [2], но:
I. Первое из них говорит об "изверженном", при том "праведно изверженном" и за "явные вины", а все это ко мне совершенно, как видно из всего вышеизложенного, неприложимо; второе имеет в виду лишь того пресвитера, который "презрев собственного епископа, отдельные собрания творити будет", я же ни отдельных собраний не творил, ни епископа своего не презревал, ни молений о нем не прекращал, прося и доселе, чтоб Господь дал ему "право править слово истины", третье опять говорит лишь об "изверженном" пз сана, а не о запрещенном и при том, надо полагать, что, в согласии с 28-м Апостольским, тоже только о "праведно" изверженном, а не "по малодушию ли (nota bene) [3] или распре или по какому-либо подобному неудовольствию епископа", как говорит о том 1 Вс. собор, пр. 5; четвертое опять лишь буквально повторяет второе, т.е. Апост. 31, пятое прибавляет к этому лишь другую возможность: воздвижение "иного алтаря вопреки церковной вере и уставу", чего, ясно каждому, тоже нет; шестое оканчивавается очень характерной и важной оговоркой: "впрочем с рассмотрением, не имеет ли справедливые жалобы на епископа", каковою я как раз имею, и наконец, седьмое говорит об отлученном за свое "небрежение" и потому тоже к делу не идет; восьмое же имеет в виду, специальный случаи: соблазнительный образ жизни некоего, пресвитера Григория, при том тоже ставит дело условно: "аще не исправив себя, дерзнешь каснуться священнодействия". Итак все анафемы отпадают.
II. Интересно знать, почему у нас правила на поверхности консисторского и синодального моря бесправия, всплывают лишь по мере надобности, а в остальных случаях преспокойно тонут в нем. Так, те же правила требуют извержения из сана: а) за симонию, т.е. за поставление в сан "на мзде" или по мирской протекции, причем подвергаются извержению и отлучению все: и поставленный и поставивший и содействовавшие. См. правила: Апостостольск. 29, 30: IV всел. соб. 2; VI всел. соб., 11, VII вссл. соб 4, 5,19, Вас. Вел. 90, окр. посл. Геннадия и в особенности интересное послание Констант. патриарха Тарасия, которым бы нужно было выклеить все стены и углы наших консисторий и епископских и синодальных канцелярий; б) за блуд, клятвопреступление и татьбу; см. Апостольск. 25, которое у нас открыто и преблагополучно попирается весьма многими иереями и даже монахами и епископами; в) за драку, бывающую у нас при дележке "братской" кружки и других "доходов" нередко даже и в алтаре. См. Апостольск 27; г) "за пьянство и игру в карты, чему мало кто из нашего духовенства не причастен. См. Апостольск. 42 и 43, VI всел соб. 50; д) за взимание процентов. См. Апост. 44, VI всел. соб. 10, Карф. соб. 21, Лаод. собора 4; е) за неучительность пастырей, которая почти поголовна в особенности в глухой провинции и не в смысле только неспособности, но и, притом главным образом, нерадения. См. Апостольск. 58; ж) за крещение детей, без уважительной причины и особого разрешения епископа, на дому. См. VI всел. соб. 59, ср. 31. А что таких уважительных причин в большинстве случаев нет, а подкладка тут другая, чисто материальная, утробная, об этом сказано уже выше и этого никто по совести отрицать не будет; з) за преждевременное рукоположение, т.е. в сан пресвитера ранее 30-летнего возраста, когда и Спаситель только выступил на проповедь, а диакона 25-летнего. См. VI всел. соб., пр. 14 и 15, Неокесар. соб. 11, Карф. соб. 22, ср. Кирилла Ал. пр. 4, запрещающее рукоположение недавно женатых; к) за общение с евреями и лечение у них. Ст. VI всел. соб., прав. 11; к) за сокрытие (в дороге или где бы ни было) "страха ради иудейска" своего духовного сана. См. Апостольск. 62; л) за принятие участия в мирских государственном и общественном управлении и делах, как то до недавнего времени практиковалось у нас духовенством, входившим в состав Госуд. Совета, Думы и городских и земских самоуправлений. См. Апостольск. 81, Двукрат. Констант. собора, 11; м) наравне с святотатством за стяжание себе во время пребывания в клире каких-либо новых земель - угодий, что есть ни что иное, как "похищение стяжаний Господних". См. Карф. соб. пр. 41. А кто у нас из духовенства не мечтает и не печется о приобретении различного рода городских и загородних земель и угодий; и) за допущение торговли в церковной ограде, как в Харьков. (да и иных) соборе, а тем более в стенах храма. См. VI всел. соб. пр. 76;. о) за переход епископа из малого стольного города в больший. См. Апостольск. 14, Антиох. соб. 21, Сард. соб. 1, которое откровенно выясняет и "сокровенную причину таких переходов и домоганий", говоря "явна причина, для коей оно приемлется, потому что никогда не можно было обрести ни единого епископа, который бы из великого града во град меньший переведен быти тщался. Отселе явствует, что таковые пламенною страстью многостяжания возжигаются и гордости более работают. Таковым не должно имети общения ниже наравне с мирянами". Это только все для примера, а не для исчерпывающих указаний, как не говорю я и о тех правилах, которые хотя и не угрожают извержением, но все же существуют и не исполняются; наприм., о не ношении духовенством нашим бархатных и шелковых ряс (VII всел. соб., 16), длинных волос (sic! VI всел. соб., пр. 21), о не передаче мест по наследству (Апостольск. 76; VI всел. соб. 33), о не перемещении пресвитеров (см. I всел. соб, 15, которое прямо гласит: "заблагорассуждено совершенно прекратить обычай, вопреки апостольскому правилу, обретшийся в некоторых местах: дабы из града в град не переходил ни епископ, ни пресвитер, ни диакон. Аще же кто по сем определении святого и великого собора таковое что-либо предприимет, или допустит сделать с собою таковое дело, распоряжение да будет совершенно недействительно [4] , и перешедший да будет возвращен в церковь, в которой рукоположен "; ср. IV всел. соб., 5, 20), о недопущении входа в алтарь мирян (VI всел. соб., 69; Лаод. соб. 19), о недопустимости смешанных браков (VI всел. соб. 72; Карф. соб. 3О), об обязанности печалования (заступничества) перед светской властью (Сард. соб., пр. 7), о недопущении инославных в Правосл. храм (Лаод. соб., пр. 6) или о тех, которые собственно касаются только мирян и их отлучения: за блуд (Василия Вел. 59, Григория Нисс., 4) прелюбодеяние (Анкир. соб. 20, Вас. Вел. 58, 75-76,78-79), кровосмешение (VI всел. соб., 54; Неокесар, 2), вольное и невольное убийство, а равно убийство на войне (Анкир. соб. 22-23, Вас. Вел. 13, 56, 57, Гр. Нисс., 5), за произведенный себе или другой выкидыш (VI вселенского собор. 91, Анкир. соб. 21, Вас. Вел. 2, 8), за кражу и особенно святотатство (Вас. Вел. 61), за непосещение или преждевременное оставление храма (Апост. 9, VI всел. соб. 80, Сард. соб. 11), за вступление в третий брак (Васил. Вел, 4 и 50). Разве все это выполняется и разве не могло бы выполняться и разве, от этого не разцвела бы и не очистилась бы жизнь Церкви? И кто же во всем этом виноват, как не наше духовенство, его угодничество и собственный более чем низкий моральный уровень? А существование развода, с правом вступления в новый брак вопреки прямым запрещениям и Евангелия и ап. Павла (1 Кор., VII, 10-11) и 48 Апост. прав., притом с оффиц. признанием в качестве законных поводов к разводу таких, как безвестная пятилетняя отлучка, сумасшествие одного из супругов, которые прямо идут вразрез с требованиями правил VI всел. соб. 39, Вас. Вел. 31, Тимофея Алекс., 15 и т. д. А между тем все эти правила совершенно обязательны для неопустительного исполнения со стороны, всех членов и органов Церковной жизни вплоть до поместного собора. Исчисляя все их поименно VI всел. соб. пр. 2-е прямо по этому поводу говорит: "никому да не будет позволено вышеозначенные правила изменяти или отменяти. Аще же кто обличен будет, яко некое правило из вышереченных покушался изменить или превратить, таковой будет повинен против того правила понести епитимию, каковую оно определяет", т.е. не извергнувший, когда нужно было извергнуть - извержение, не отлучивший когда указывалось отлучить - отлучение и т. д. То же подтверждает и 1-е правило последнего VII вселенского собора со ссылкой при этом на известный 8 ст. I гл. посл. ап. Павла к Галатам: "аще мы или ангел с небесе благовестит вам иначе, еже благовестихом вам, анафема да будет". Правда, неисполнение канонов в Церкви, да еще в Русской Синодально-консисторской - болезнь вековая, застарелая, привычная, почти что здоровье для больных, но совершенно тем не менее прав Двукрат. Конст. собор, когда в 7-м своем правиле говорит, что "ничто, вкравшееся вопреки закону и порядку не может восхищати себе преимущества дел, произведенных согласно с правилами" или Василий Вел. в 87 своем правиле пишущий "неужели нам, когда найдем что-либо благоприятствующее нашему сладострастию, подчинять себя под работу закона, а когда какое из предписаний закона явится тяжким, прибегать к свободе, сущей во Христе. [5] А что у нас именно так поступалось и поступается уже было указано выше, когда мною говорилось, что при ясном указании 81 апост. правила, воспрещающего под угрозой извержения участие духовного мира в государ. уравлении, в одном и том же 1909 г. прот. Буткевичу за его политическую деятельность Св. Синодом дается митра, а другой священник за такую же политическую деятельность, хотя и в протвоположном направлении (несмотря на то, что вовсе не то или иное направление, а служение двум господам: Церкви и государству, Богу и миру осуждается правилом) лишается сана. Но что такое отношение к каноническим правилам было прежде, когда истинным владыкой Церкви был обер-прокурор, когда по мягкому выражению митр. Антония (Церк. Вед. за 1907 г. № 5, стр. 31) в угоду власть имущим Синод „поступал неискренно и неправильно", когда через него проходили и им освящались такие возмутительные по несправедливости и безчеловечию дела, как лишение сана: (затем четвертованного) еп. Ростовского Досифея Глебова, Новгород. архиеп. Феодосия Яновского, Киевского арх. Варлаама Вонатовича, Ворож. епископа Льва Юрлова, Коломенского митр. Игнатия Смолы, Ростовского арх. Георгия Дашкова, Казанского митр. Сильвестра Холмского, арх. Феофилаква Лопатинского и, наконец, Ростовского митр. Арсения Мацеевича, что падает на один только 18-й век, не говоря уже о 19 и 20-м вплоть до нашумевшего в 1912 г. дела еп. Гермогена Саратовского или лишения сана свящ. Г.Петрова и проф. Петр.Дух.Ак. архим. Михаила (Семенова [6] ) - это еще неудивительно, но теперь ведь Церковь свободна, ея представителей м.б. не так сытно кормят, но зато во внутренней жизни и не стесняют, был, наконец, и Всероссийский поместный собор, на который так много возлагалось надежд. Где же теперь обновление, каноны, их исполнение, правда, дух Христов? Как возможны теперь такие соблазны и беззакония, как хотя бы, напр., известный указ Высш. Церковной власти от 6 дек. 1918 г. о замене при совершении таинства евхаристии виноградного вина любым обыкновенным ягодным соком, когда 3-е Апостольское правило прямо определяет за это, без всякого иерархического различия лиц виновных, извержение, а "Учительное известие" говорит "аще кто дерзнет кроме самого виноградного вина на иных винах или соках или вино с чем смешанное будет, никакого таинства не совершит"? Ведь это значит, что нас либо оставили без величайшего таинства, необходимейшего, по слову Христову, залога жизни вечной, либо столько же столетий, сколько насчитывает их себе наше "Учительное известие", неизвестно для чего обманывали. Не напрасно, очевидно, митрофорный политик Буткевич разсылал это, так понравившееся нашим батюшкам и привившееся помимо всякой необходимости, распоряжение "секретно".
„Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подавать брату случая к преткновению или соблазну" (Римл. ХVI, 13). У нас теперь всюду висят плакаты "Царь, поп и кулак" и иные подобные им карикатуры. Кто их вывешивает? Советская власть, коммунистическая партия, большевики? Нет, конечно, нет! Нх истинные поставщики - само духовенство, себя уронившее, незаслужнвшее никакого уважения, - сословие, духовно, религиозно совершенно выродившееся. Мы постоянно слышим рефераты, речи на тему "Бога нет". Кто их истинные авторы? Коммунисты, марксисты? Кто подготовлял для них аудиторию? Сотрудники культ и политпросвета? Нет и нет! Наша духовная семинария с ея нигилизмом, с ея преподавателями пастырского богословия и литургии в пиджаках - вот кто. Мы виноваты! Нам показывают и раскрывают лишь нас самих. Будем каяться, тянуться и других тянуть к свету - во всех направлениях. Плохо, схоластично, ничего не говорит уму и сердцу наше богословие; будем очищать его от этой схоластики н мертвечины, а не негодовать сейчас же, как вознегодовал как-то на страницах "Странника" (за 1916 г., февраль-март, стр. 240 сл.) на меня Одесский проф.-прот. А.Клитин за то, что я поставил на страницах одного из толстых Петроградских журналов такое очищение православия проф. Моск.Дух.Ак. М.М.Тарееву в заслугу, и не один Клитин, а сотни Клитиных и Лаврских по сотням поводов и случаев. Попали по безвременью в качестве времено управляющих, народом не избранных, на кафедры великих святителей и городов епископы ограниченных сил и малого свечения, пусть будет вспомнено Карф. соб. пр. 85, гласящее: "да не будет позволено никакому временно управляющему епископу удерживати за собою престол, который ему поручен, яко временно управляющему, но да тщится он в течение года избрати н ароду епископа. Аще же вознерадит о сем, то по окончании года иный вренменно управляющий да изберется", пусть уступят место более силльным. да не рукоположенным, прибавлю о себе, с нарушением Сард. собора пр. 10 и Двух.Констант. соб. пр.17, как то было нар. недавно сделано у нас в Харькове при рукоположении в сан епископа учителя семинарии П.Кратирова... Пришло в упадок наше богослужение, потеряло свой истинный литургический характер, свелось на требы и акафисты, будем менять древнее неблагочиние на новое благочиние, не будем подражать невежественному патриарху 17 века Иосифу, который, когда Никон (тогда еще м.Новгородский), а также протопопы Неронов и Вонифатьев стали настаивать на уничтожении так называемого многогласия (т.е. отправления богослужения сразу чуть что не в десяток голосов, с одновременным чтением: диаконом ектении, священником молитв или возгласов, чтецом псалмов или канонов, певчими стихир и т. д., остатки чего и доселе у нас существуют), "за обыкновенность тому доброму порядку прекословие творяше и никакоже хотяше оное древнее неблагочиние на благочиние пременити"; (М. Макарий. Ист. рус. Церкви; т. XI, стр. 167-176), причем, само собою разумеется, не был одинок, а наоборот, весьма, типичен в этом "прекословии". Так, в том же Макарии по сему поводу мы читаем такие, обращенные к сторонникам обновления, слова тогдашних "попов" старого закала: "заводите-де вы, ханжи, ересь новую, единогласное пение; беса-де имате в себе" или "нам-де хотя умереть, а к выбору (уложению) о единогласии рук не прикладывать; ты-де (обращение к "новому" Гавриловскому попу Ивану) ханжа, еще молодой, уж-де ты был у патриарха в смирении и ныне у патриарха в смиреньи же будешь!" А к восточным патриархам по сему поводу обращались такие вопросы, что даже наш семинарский Макарий поражается и патетически восклицает: "Читая эти вопросы нашего п. Иосифа, невольно думаешь: вот что считал он "великими церковными" потребами; "вот чего не умел или не осмеливался решить сам!" (Ibidem). Неужели и мы при при всем развитии нашей богословской и в частности литургической науки не возвысились над ним? Вопрос только пожалуй, не в этом, а в том поднялись ли мы морально, духовно, не опустились ли мы даже с уровня "домостроя". При всей невольной многопредметности и по местам детальности моего письма, мне кажется, вполне ясна его основная тенденция - это борьба, объявленне войны в нашей церковной жизни всему тому, что уводит людей от Бога, отшибает от Церкви, всему бытовому, безыдейному, всему тому, что, в полное подтверждение теории исторического материализма, выросло на почве, нашего "хабарничества". Это же основная тенденция и всей моей деятельности и вместе с тем подлинчая причина, почему так ополчился на меня весь "духовный" мир, от мала до велика - мир по-прежнему pазсуждающий, что "лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели, чтобы весь народ погиб" (Иоанн. XI,50). "Давайте, истяжемтесь!" Пусть будет законный, гласный, безпристрастный суд. Пусть против меня будут выставлены определенные каночнческие обоснованные обвинения, пусть будут привлечены вполне компетентные эксперты-специалисты, а не горе-доктор богословия Буткевич. До тех же пор это все только сплошная неправда, злоба и гордость забывших слова Спасителя о том, что "князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими, но между вами да не будет так, а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою, и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом" (Мф. XX, 25-27). Ваша Святыня все это письмо, может быть, сочтет либо за великую дерзость пресвитера, освеливающегося всенародно обращаться к Патриарху, либо за нечто, не стоющее ответа словом или делом, истинно христианским словом или делом. Но да будет мне разрешено остановить Ваше внимание на двух эпизодах - одном из жития Вашего Небесного Покровителя или соименника, св. Тихона Задонского, а другом из жития св. ап. Иоанна Богослова, как поветствует о сем св. Климент. Ал. В первом ("Жития святых" архиеп. Филарета Гумялевского; ав., стр. 100-101) читаем: "Сидел раз Святитель на крыльце своей кельи и боролся с помыслами самомнения, которые упорно нападали на его душу. Вдруг подбежал к нему юродивый (Каменев), окруженный мальчишками, и, ударив по щеке, сказал ему на ухо: "не высокумь". "В ту же минуту почувствовал я, что бес высокоумия отступил от меня", говорил преосвященный. За это врачество св. Тихон положил выдавать юродивому каждый день по три копейки и выдавал по самую кончину". Возвращаясь с Патмоса в Ефес, говорит второе, Иоанн посетил окрестные страны для того, чтобы там лоставить епископов и хорошенько устроить церкви. В одном городе; недалеко от Ефеса, он встретил одного красивого, энергичного и бойкого юношу, которым он тотчас заинтересовался так, что поручил его особенной заботливости епископа. Этот взял его к себе, наставил его в евангельском учении и присоединил его через святое крещение к Церкви. Но с этого времени он ослабил свой надзор за ним. Юноша, так рано избавившийся отеческого руководства, попал в дурное общество, даже сделался предводителем шайки разбойников, превосходя всех своих товарищей подозрительного поведения, насильственными поступками и кровожадностью. Через несколько времени Иоанн снова пришел в этот город и явил себя весьма внимательным к юноше. "А отдай-ка мне", сказал он епископу, "то сокровище, которое я и Господь вверили тебе в присутствии всей Церкви". Епископ со вздохом сказал: "юноша умер для Бога и сделался разбойником. Вместо того, чтобы жить при церкви, он со своими товарищами теперь живет в одной горе". Тогда апостол с громким воплем растерзал на себе одежду, ударил себя по голове и воскликнул: "ах! кого я поставил хранителем души моего брата". Тотчас на лошади с провожатыми он отправляется к тому месту, где живет шайка разбойников. Караульные хватают его, но он не бежит от них, напротив просит, чтобы они представили его к их атаману. Когда этот узнал в нем Иоанна, тогда от стыда бросился бежать. Апостол забывши свои лета, гонится за ним, сколько у него есть сил и кричит ему: "Сын мой, зачем ты бежишь от меня, от меня, твоегo отца, безоружного старика. Сын, сжалься надо мной. Не бойся. Тебе есть еще надежда на жизнь. Я буду отвечать за тебя перед Христом. Если нужно, я с удовольствием пожертвую своею жизнью за тебя, подобно тому, как Христос умер за нас. Для тебя я готов умереть. Остановись!" Вот примеры для подражения! Вот истинно христианский дух! Проникнемся же, им и "да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лиця Его ненавидящии Его; яко исчезает дым, да исчезнут" (Пс. 67,2-3). Преосвященный Харьковский Нафанаил как-то в разговоре со мной, на мое указание, что является совершенно недопустимым явлением в церковной жизни поставление священниками первых попавшихся кандидатов без всякого разбора, без всякого ознакомления, с их подлинной личностью, без действительного всестороннего испытания их жизни и жизненных идеалов, как бы в возражение указал на случаи, на которой натолкнулся преосв. Курский Назарий по прибытии в свою епархию. В одном из сел бежал священник; прихожане, за отсутствием архиерея поступили очень просто. Нашли из своей среды какого-то грамотея Фому, которому и рекли: одевай ризы и служи за попа, и Фома служил, пока не приехал архиерей. Владыко видел в этом ужас и вместе с тем доказательство, что медлить с поставлением священников, отбирая достойных от недостойных, не приходится. Я тоже вижу ужас - еще в тысячу раз больший, чем Владыко, но только не в том, что нерукоположеный Фома служил (это, конечно, само по себе), а в том, что до этого Фомы и по соседству с этим Фомой и ни год и ни два, а целые десятилетия по крайней мере стояли такие же Фомы, хотя и со ставленническими грамотами в руках, которые не показали, не сумели показать народу ни своей молитвой, ни своей жизнью, ни своим пастырским служением, какая разница между Фомой и истинным священником. Да сгинут, а не поднимают голову эти рясоносные Фомы, да пропадет русский бытовой поп и да станет на его месте в сиянии, истинно духовной жизни Христовой правды и молитвенного вдохновения христианский идейный спященник. Поп должен уйти, священник придти. "Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех" (Мф. V. 16).
ВАШЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА нижайший послушник,

священник К. Смирнов.

16 апр. 1922 года.



[1] Те три повестки, которые я получил, были вызовами, во-первых, не от собора имевших меня судити 6-ти епископов, а от одного своего епископа, а во-вторых, были вызовом не на суд, а для предварительных об'яснений и увещания, как явствует из вышеприведенного их текста.
[2] Может быть, с дополнительным обшшсьнсм по 39 и 55 Апостольск. правилам, из которых первое, как совершенно верно в свое время отметил (Церк. Вед. за 1906 г., **, стр. 183) проф. прот. Горчаков есть лишь неправильный перевод греческого оригинала с заменой словом "ведома" (gnome) словом "воли", а второе слишком растяжимо и дает простор "надменности власти мирския", которая "вкрадывается под видом священнодействия" весьма часто в деятельность наших епископов, и о которой говорит III Вс. собор пр. 8.
[3] Я имею в виду натиск Буткевича и его присных.
[4] Этот принцип "недействительности" незаконных распоряжений и действий церковной власти, как видно из целого ряда правил, вообще присущ каноническому праву. Ср. Ант. соб., пр. 19, VII вс. 3; Апост. 76, Ант. 23, I вс. 16 и т.д.
[5] Положим, все это не для толстокожих, о которых, как о Харьковском Буткевиче с братией, можно сказать словами басни Крылова: "А васька слушает, да ест".
[6] А снятие сана знаменитым архим. Феодором Бухаревым или преследование профессоров прот П.Я.Светлова, М.М.Тареева, Д.Коновалова и т.д., т.е. всего живого, светлого!
Категория: Свящ. К.Смирнов | 17.11.2007
Просмотров: 1128 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz