Вторник, 12.12.2017, 06:18
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Список модулей к "Цитате" лучше давать
Всего ответов: 81
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » К.-С. Льюис

Книга вторая. Соблазны
Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху.
Исход 20,4.


Глава 1

Сказал безумец [1]


Я лежал в постели, и спал, и глядел, как Джон идет по темной, холодной дороге. Шел он долго, занялось утро, у дороги показался кабачок, и женщина открыла дверь, чтобы вымести мусор. Джон спросил ее, можно ли здесь позавтракать и, пока она стряпала, дремал у очага на неудобном стуле. Когда он проснулся, светило солнце, завтрак стоял на столе, а за столом сидел и ел еще один путник, у которого все три подбородка поросли рыжей щетиной. Насытившись, путник встал спиной к огню, откашлялся и сказал:
- Хорошее утро, молодой человек.
- Прекрасное утро, сэр, - согласился Джон.
- На Запад идете?
- Да... да, на Запад.
- Вижу, вы меня не знаете.
- Я не здешний, сэр.
- Ничего, - сказал путник. - Я - мистер Умм. Надеюсь, вы обо мне слыхали. Рад помочь вам, тем более, что еду туда же.
Джон поблагодарил его и, выйдя на улицу, увидел хорошенькую двуколку, в которую был запряжен пони, такой гладкий, что шерстка его сверкала в утреннем воздухе. Джон сел в двуколку, мистер Умм хлестнул толстого пони, и они покатили по дороге, словно не было на свете никаких забот.
- Откуда же вы, молодой человек? - спросил мистер Умм.
- Из Пуритании, сэр, - отвечал Джон.
- Приятно оттуда вырваться, а?
- Как хорошо, что вы так думаете! - обрадовался Джон. - А я уж боялся...
- Надеюсь, узким меня назвать нельзя, - сказал м-р Умм. - Я пойму любого, кто придет ко мне за помощью и просвещением. Но Пуритания... это уж, знаете!.. Наверное, вас учили бояться Хозяина?
- Я и сейчас иногда...
- Не осложняйте себе жизнь, молодой человек. Его нет.
- Нет Хозяина?!
- Не было, нет и не будет.
- Это точно? - переспросил Джон, и в сердце его родилась дивная надежда.
- Куда уж точнее! Вы посмотрите на меня, молодой человек. Как вам кажется, легко меня провести?
-- Нет! - быстро ответил Джон. - Но почему же решили, что Он есть?
- Управители выдумали, чтобы держать нас в узде. Дошлый народ, я вам скажу. Знают свой интерес. Чего-чего, а мозгов им не занимать. Не хочешь, а залюбуешься. Да, управители, я вам скажу...
- Значит, сами они в Него не верят?
- Как не верить! Верят. Они чему хочешь поверят. Истинно, дети. Науки не знают, мозгов нет, что хочешь, то им и вкрутишь.
Джон помолчал и начал снова.
- Как же вы узнали, что Его нет?
- Колумб, Галилей, книгопечатание! - закричал м-р Умм так зычно, что пони вздрогнул.
- Простите? - сказал Джон.
- Э? - сказал м-р Умм.
- Я не совсем вас понял.
- Чего тут не понять! У вас, в Пуритании, верят всяким басням. Науки не знают, нет образования. Вот, например, я вас удивлю: Земля круглая, как апельсин! Так-то, молодой человек.
- Отец мне это говорил, - растерянно сказал Джон.
- Нет, нет, нет, не путайте! Вы его неправильно поняли. Мы прекрасно знаем, что в Пуритании Землю считают плоской. Что-что, а тут я не ошибусь. Словом, дело ясно. И потом, раскопки.
- А что это?
- Ну, вам говорили, что дороги проложил Хозяин. А этого быть не может, так как старики помнят другие дороги, похуже. Более того: они шли не туда, куда теперь. Ничего не попишешь!
Джон промолчал.
- Ничего не попишешь, я сказал, - повторил м-р У мм.
- Конечно, конечно! - заторопился Джон и покраснел.
- Наконец, этнографы и фольклористы...
- Простите, я не совсем...
- То-то и оно! Ученый ходит по отсталым деревушкам и собирает басни про Хозяина. Да что там, в одной деревне считают, что у Хозяина есть хобот. Может это быть, я вас справшиваю?
- Навряд ли...
- Более того: нам известно, почему они так считают. Когда-то из зверинца сбежал слон, а кто-то - видимо, спьяну - увидел его на холме, и вот, извольте.
- А слона поймали?
- Кто его должен ловить?
- Эти, ученые.
- Молодой человек, вы меня не поняли! Тогда еще не было никаких ученых.
- Как же они узнали?
- Да, туманные у вас представления о науке!.. Скажу попроще: узнали они потому, что в соседней деревне видели примерно тогда же беглую змею. Называется это индуктивным методом. Гипотеза, молодой человек, подобна снежному кому, а говоря попроще - если вы достаточно часто повторяете догадку, она становится научным фактом.
Джон подумал и сказал:
- Кажется, я понял. Почти все истории про Хозяина - выдумки. Значит, выдуманы и остальные.
- Что ж, для новичка неплохо! Когда же вы приобщитесь к науке, домыслы сменятся твердым знанием.
Толстый пони пробежал немало и они увидели развилку.
- Если вам прямо на Запад, - сказал м-р Умм - тут мы расстанемся. А может, поедем вместе? Видите, какой замечательный город!
Джон взглянул туда, куда шла дорога поуже, и увидел на пустыре крытые толем домишки, один страшнее другого.
- Это и есть, - сказал м-р Умм, - знаменитый Шумигам. Хотите - верьте, хотите - нет, но я еще помню, как здесь была жалкая деревушка. Когда я приехал в первый раз, тут жили сорок человек, а теперь - двенадцать миллионов, четыреста тысяч триста шестьдесят один, в том числе немало влиятельных газетчиков и популяризаторов. Скажу не хвастаясь, приложил тут руку и я. Если вы хотите к нам присоединиться...
- Нет, спасибо, - сказал Джон, - я бы еще немножко прошел по большой дороге.
Он вылез из двуколки, и вдруг прибавил:
- Я не уверен, сэр, что понял все ваши доводы. Это точно, что Хозяина нет?
- Точнее некуда, - отвечал м-р Умм. - Будьте спокойны.


Глава 2

Холм


Затем я увидел, что Джон пошел по дороге легко и быстро и, сам того не заметив, очутился на вершине холма. Там он остановился, задохнувшись не от усталости, а от счастья. "Нет Хозяина!" - ликовал он. Изморозь сверкала серебром; небо давно очистилось; позади, на ограде, сидел снегирь; вдалеке пел петух; а Хозяцна не было. Джон засмеялся, вспомнив длинный список в темной и невысокой комнате отчего дома. "И ямы нет!.." Он огляделся, и дух у него перехватило от радости: на Востоке, в утреннем свете, поднимались горы, подобные синим, лиловым и пурпурным тучам, на самых вершинах уже играло солнце, и вершины эти можно было принять за высокий замок. Джон понял, что до сих пор не осмеливался смотреть на горы. Теперь он знал, что Хозяина нет, и увидел, что они прекрасны, быть может - прекрасней острова. "Не пойти ли на Восток?" - подумал он, но тут же решил, что если мир так хорош, неважно, куда идти.
И тогда он увидел человека, поднимавшегося по склону холма, а я понял во сне, что зовут незнакомца мистер Виртус [2] и он чуть постарше Джона.
- Как называются эти места? - спросил Джон.
- Божий Дол, - отвечал м-р Виртус.
И они пошли дальше, на Запад. Когда они прошли немного, м-р Виртус посмотрел на Джона и едва заметно улыбнулся.
- Чему вы смеетесь? - спросил Джон.
- Тому, что вы так счастливы, - ответил Виртус.
- Будешь счастлив, - сказал Джон, - когда всю жизнь боялся Хозяина и узнал, что Его нет.
- Ах, вон что!
- Надеюсь, вы в Него не верите?
- Я ничего не знаю о Нем. Конечно, кое-что слышал, как все мы.
- Неужели вам хотелось бы Его слушаться?
- Я никого не слушаюсь.
- Пришлось бы, у Него ведь черная яма.
- Что мне яма, если его приказы осудит моя совесть!
- Да, вы правы. Нет, просто не верится, что можно чихать на этот список! Смотрите, опять снегирь. Подумать только: захочу - и подстрелю, никто мне не указ!
- Вам хочется его подстрелить?
- Н-нет... - сказал Джон, снова посмотрел на птичку, и повторил: - Нет, совсем не хочется. А все-таки, хотелось бы - мог бы.
- То есть, вы могли бы, если бы выбрали это.
- Какая разница?
- Очень большая.


Глава 3

Немного южнее


Я думал, что Джон спросит еще, но тут они оба увидели женщину. Шла она медленней, чем они, и, когда они ее нагнали, оказалась красивой, разве что слишком смуглой. В отличие от темнокожей девицы она была не развязной, а приветливой, и молодые люди обрадовались такой встрече. Они назвали себя, назвалась и она, сперва - мисс Компромисс, потом и просто Лирией.
- Куда держите путь, мистер Виртус? - спросила она.
- Не все ли равно? - ответил он. - Движение важнее цели.
- Значит, вы просто гуляете?
- Конечно, нет! - и Виртус несколько смешался. - Я совершаю паломничество. Раз уж вы настаиваете, признаюсь, что цель мне не очень ясна. Но не в этом суть. Размышления идти не помогут. Главное - делать по тридцать миль в день.
- Почему?
- Так надо.
- А, вон что! - вмешался Джон. - Значит, и вы верите в Хозяина.
- Нет. Я не говорю, что это Он так велел.
- Тогда кто же?
- Я сам.
- А зачем?
- Это все умозрения! Что могу, то делаю. Мог бы, делал бы больше. Главное - иметь свои правила и соблюдать их.
- А вы куда идете? - спросила Лирия Джона. И Джон рассказал ей про остров с самого начала.
- Тогда вам надо повидать папу, - сказала Лирия. - Мой отец - сам лорд Блазн. Живет он вон там, через полчаса дойдем.
- Ваш отец был на острове? Он знает путь?
- Он очень часто говорит совсем как вы.
- Идите и вы с нами, Виртус, - сказал Джон. - Вам ведь все равно.
- Нет, - сказал Виртус. - С дороги сходить нельзя.
- Почему? - спросил Джон. - Не понимаю.
- Вот именно, - сказал Виртус.
Они спустились на зеленую лужайку, за которой лежал лес. Мне показалось, что Джон колеблется, но потому ли, что на дороге было слишком жарко, потому ли, что он рассердился на Виртуса, или потому, что туда шла Лирия, свернул к Югу.


Глава 4

Легкий путь


Идти по лужайке было легко, трава ложилась под ногами, грело солнце, где-то печально и нежно звонили колокола.
- Это в городе звонят, - сказала Лирия. Теперь они шли рука об руку, и даже целовались, и тихо говорили о чем-то нежном и печальном. Лесная тень и звон колоколов напоминала Джону об острове и, почему-то, о темнолицей девице.
- Именно этого я и хотел, - сказал он. - Девица груба, остров бесплотен. Вот она, истинная жизнь!
- Это любовь, - вздохнула Лирия. - Вот он, истинный остров!
Потом я увилел во сне город, старинный, в шпилях и башнях. Лежал он в долине, через него медленно текла река, дома были сверху донизу увиты плющом. Джон и Лирия вошли в старинные ворота, пробитые в обветшалой стене, постучались у резной двери, их впустили, и хозяйка повела гостя в полутемную сводчатую комнату с витражом. Им принесли сласти, плоды и вино, а вслед за этим явился сам лорд Блазн, среброкудрый старик в мягких одеждах. Джону показалось, что он похож на управителя в маске, но гораздо лучше его, ничуть не страшный, не говоря уж о том, что маска ему не нужна, у него такое лицо.


Глава 5

Лия, а не Рахиль


Пока все угощались, Джон говорил об острове.
- Здесь ты обретешь его, - сказал лорд Блазн, глядя ему в глаза.
- Как же так, в городе?..
- Он везде и нигде, - промолвил старец. - Надеюсь, даже в Пуритании знают, что замок Хозяина - в нашем сердце.
- Я не замок ищу, - сказал Джон. - А в Хозяина я не верю.
- Что значит "верить"? - спросил старец. - Те, кто говорил тебе о Хозяине, и ошибались, и не ошибались. Красота - это истина. Хозяин, которого они жаждут - здесь, в сердце. Остров, который ты ищешь, ты уже нашел.
Наевшись, старец взял арфу, провел рукой по струнам, и Джону показалось, что он слышит дивные звуки, которые предвещали видение. Тут старец запел - не тем печальным, мягким голосом, каким говорил, а сильно и звонко, и в комнате зашумело море, закричали птицы, подул ветер, загрохотал гром. Джон увидел свой остров, больше того - он ощутил его благоуханье сквозь острый запах волн, словно до песчаного берега оставалось несколько ярдов.
Но только он коснулся ногой песка, песнь оборвалась, видение исчезло, Джон очутился на низком диване, рядом с Лирией.
- Спойте еще раз! - вскричал он. - Прошу вас, спойте!
- Я знаю много других песен, - сказал старец. - Лучше не слушать одну и ту же два раза подряд.
- Я умру, лишь бы ее услышать, - сказал Джон.
- Хорошо, - сказал певец. - Тебе виднее. Он мягко улыбнулся, покачал седыми кудрями, и Джон, сам того не желая, подумал, что после пения речь его немножко глупа. Но волна дивных звуков смыла все мысли. На сей раз Джон наслаждался еще больше и подметил много нового, и решил: "Теперь я не забудусь и выжму из этой песни все". Он уселся поудобней, Лирия взяла его руку, и ему было прятно, что они увидят остров вдвоем. Наконец, остров явился, но Джон едва его заметил, ибо у самой воды стояла златокудрая дева в сверкающем венце. "Ну, вот! - обрадовался Джон. - Совершенно светлая кожа!..", и протянул руку к сияющей золотом деве. Любовь его была так чиста и прекрасна, что он пожалел себя, и даже деву, за то, что они так долго томились в разлуке. Когда он собрался ее обнять, песнь оборвалась.
- Спойте еще, спойте еще! - закричал он.
- Что ж, если хочешь, - сказал старец. - Приятно, когда тебя ценят, - и запел снова.
Теперь Джон обратил внимание на самый напев, и заметил, какие пассажи лучше, какие хуже. Обнаружил он и длинноты. Остров виднелся еле-еле, да он о нем и не думал. Лирия совсем приникла к нему, и когда, взрыдав напоследок, отец ее кончил песню, он увидел, что дочь его и гость целуются. Тогда он встал и сказал:
- Вы нашли свой остров...
И вышел на цыпочках, отирая глаза.


Глава 6

Ихавод


- Никому не понять нашей любви, - вздохнул Джон.
Тут раздались быстрые шаги и, стуча подошвами, вошел молодой человек с фонариком. У него были черные волосы, а рот походил на щель. Увидев их, он громко фыркнул. Они отскочили друг от друга.
- Опять твои штучки? - спросил он.
- Да как ты смеешь! - вскричала Лирия, топая ножкой. - Сколько тебя просить?
Молодой человек повернулся к Джону.
- Вижу, старый дурак вас обработал, - сказал он.
- Не смей так говорить о папе! - воскликнула Лирия, густо краснея и тяжело дыша. - Все кончено! - она посмотрела на Джона. - Нашу мечту растоптали... Нашу тайну опошлили... Мы должны расстаться. Уйду и умру! - и она выбежала из комнаты.


Глава 7

Его здесь нет [3]


- Ничего, не умрет, - сказал молодой человек.
- Много раз пугала. Кто она такая, в сущности? Темнорожая девка.
- Как так! - вскричал Джон. - А ваш отец?
- Они его кормят, темнорылые, а он и не знает. Зовет их музами, душой и тому подобное. Обыкновенный сводник!
- А как же остров? - спросил Джон.
- Утром потолкуем. Я с ними не живу, я живу в Гнуснополе, и завтра туда еду. Возьму-ка я вас и покажу, что такое поэзия. Без дураков. Первый сорт.
- Спасибо вам большое, - сказал Джон. И молодой человек отвел его в другую комнату, и все легли спать.


Глава 8

Большие надежды


Проснувшись, они позавтракали вместе, чтобы скорее уехать. Отец еще спал, а сестра всегда завтракала в постели. Потом, когда они вышли, сын лорда Блазна показал Джону свою машину.
- А? - сказал он. - Вот она, поэзия. Красота! Джон промолчал, ибо машина никак не наминала об острове.
- Да ты пойми! - настаивал сын лорда Блазна, носивший имя Болт. - Предки творили кумиров, богов и богинь, но все это были темнокожие девки, только припудренные. Фаллический культ, и больше ничего. А уж в ней похоти нет, верно?
- Еще бы! - сказал Джон, глядя на открытый мотор. - Какие уж тут девушки! Скорее змеиное гнездо или логово ежей.
- То-то! - сказал Болт. - Сила! И заметь (он понизил голос), сколько денег на нее ухлопано.
И они сели в машину, и Болт долго нажимал на какие-то штуки, пока она не сорвалась с места и не ринулась вперед. Джон опомниться не успел, как они пронеслись через дорогу, на Север, и проехав какие-то пустоши, разделенные проволокой, оказались среди стальных домов.
[1] Псалом 13,1
[2] Virtus (лат.) - добродетель
[3] Мт 28,6
Категория: К.-С. Льюис | 17.11.2007
Просмотров: 940 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz