Суббота, 24.06.2017, 02:13
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Оглашение
Доминик Бартелеми [11]
Бог и Его образ
Архим. Борис Холчев [4]
Беседы
К.-С. Льюис [10]
Кружной путь
Дан Ричардсон [2]
Вечность в их сердцах
Дороти Л. Сэйерс [16]
Человек, рождённый на Царство
Молитва фарисея [13]
Для тех, кто понимает, что не дорос до мытаревой
Дэвид Берсо [6]
История жизни Патрика, пробудившего Ирландию светом Евангелия.
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Как вам наш новый дизайн?
Всего ответов: 127
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Оглашение » К.-С. Льюис

Книга четвёртая. Снова на дороге
Сомневается ли кто-нибудь, что, если мы удалим из сознания человеческого пустые мнения, обольстительные надежды, недолжные ценности, мечтания и тому подобное, многим останутся лишь меланхолия, недовольство и неприязнь к самому себе?
Фрэнсис Бэкон


Глава 1

Неизлечимые


Стража разбежалась. Рыцарь спешился, обтер свой меч о густой мох и ударил изо всей силы по решетке.
- Выходите,- сказал он.
Никто не шевелился, узники переговаривались:
- Принимаем желаемое за действительное... Нет уж, нас не проведешь!
Примерный подросток подошел к выходу и сказал:
- Именно, не проведешь! Что, съели?
И показал им язык.
- Какая прилипчивая болезнь, - сказал рыцарь Разум.
- Можно и мне с тобой? - спросил Джон.
- Иди, пока достанет сил, - отвечал рыцарь.


Глава 2

Копия и подлинник


Мне снилось, что Джон идет у стремени по скалистой долине, которую миновал когда-то ночью. Дыру в скале не охраняли, было тихо, лишь цокот копыт раздавался в камнях, а за скалою лежал зеленый склон.
Трава едва пробивалась, но Джон увидел крокус, и впервые за много дней сердце его пронзила сладостная скорбь. Отерев слезы, он спросил:
- Скажи мне, есть мой остров или он мне мерещится?
- Как же я скажу, - отвечал рыцарь, - если ты сам не знаешь?
- Но ты можешь знать!
- Я могу знать только то, что знаешь ты. Я могу перенести твою мысль из тьмы во свет. Ты же спрашиваешь о том, чего нет и во тьме твоего сознания.
- А если это мираж, плох он или нет?
- Я не сужу о том, что хорошо, что плохо.
- Нет, пойми, - сказал Джон. - Приводит это к темнолицым или с них начинается? Меня хотят убедить, что я просто приукрашиваю похоть.
- А что ты думаешь?
- Многое тут похоже, - сказал Джон. - И остров, и похоть приятны. И остров, и похоть пробуждают томление. Остров приводит к похоти. Да, похожего много.
- Конечно, - сказал рыцарь. - Но помнишь ты мою третью загадку?
- Я не понял ее, - признался Джон.
-- Сейчас поймешь. Твоя тяга к острову похожа на тягу к темнолицым девицам. Стражники выводят отсюда, что одна из них - копия другой. Выводят они, к тому же, что обе они - копия твоей любви к матери, а та, в свою очередь, - копия похоти, и так далее, по кругу.
- Какой же на это ответ?
- Можно ответить так: что же тут копия, что - подлинник?
- Я об этом не думал.
- Ты еще слишком молод, чтобы много думать, - сказал рыцарь. - Но ты можешь и должен увидеть, что если две вещи похожи, надо спросить, одна ли - копия второй, вторая ли - первой или обе они - копии третьей.
- Какая же третья?
- Многие полагают, что всякая тяга - копия нашей любви к Хозяину.
- Полагали, но теперь подумали и отвергли. Наука доказала...
- Наука не могла ничего доказать, ибо никак не связана с тем, что лежит на Запад и на Восток от этой страны, за ее границей. Тебе скажут, конечно, что если две вещи похожи, хорошая - копия, плохая - подлинник. Но это чистые домыслы. Ученые делают вид, что к их учениям привели исследования; на самом же деле они сперва приняли свои учения, потом подкрепили их нужными фактами.
- Были же у них какие-то основания все это принять!
- Не было, ибо они уже не слушали здравых советчиц.
- Кого же это?
- Моих младших сестер, Философию и Теологию.
- Сестер! А кто ваш отец?
- Ты узнаешь его раньше, чем хотел бы. Спускались сумерки, и путники наши, завидев небольшую ферму, зашли туда и попросились на ночлег.


Глава 3

Esse est percipi [1]


Наутро они отправились дальше, и я увидел во сне, как они движутся меж холмов, по извилистой долине. Джон шел у стремени рыцаря. Оковы упали с него, когда умер Дух, но наручники еще держались, и полцепи болталось на каждой руке. Было тепло, на кустах набухли почки.
- Рыцарь, - сказал Джон, - я думал о твоих словах и, кажется, понял. Остров очень похож на место, где я нашёл темнолицукудевушку, и все же это - лишь его тень. Одного я не пойму.
- Чего же? - спросил Разум.
- Никак не могу забыть этих прозрачных людей. Если мы такие на самом деле, все наши мечты - мерзость.
Быть может, хорошее - не всегда копия, плохое - не всегда подлинник. Но если речь идет о человеке, что хорошего может он породить? Скорее уж наши благие мечты - словно кожа, сквозь которую глядел великан.
- Так, - сказал Разум. - А теперь ответь мне на два вопроса. Во-первых, откуда ты взял, что остров - твоя мечта?
- Не станешь же ты доказывать, что он на самом деле есть!
- Прибавь: или что его на самом деле нет.
- Надо же выбрать то или это!
- Ничуть. Пока у тебя нет свидетельств, даже и нельзя. Неужели тебе не вытерпеть сомнения?
- Кажется, я не пробовал...
- Учись, иначе со мной долго не пробудешь. Это совсем не трудно. Правда, в Гнуснополе это запрещено, они должны поставлять по мнению в неделю, иначе Маммон не будет платить. Но здесь думай, сколько хочешь, только не решай, пока не додумал.
- А если я до смерти хочу знать, и свидетельств нет?
- Тогда умирай, ничего не поделаешь! Они помолчали, потом рыцарь сказал:
- И второй вопрос. Почему ты считаешь, что там, в темнице, ты видел то, что "есть на самом деле"?
- А как же? Ведь только кожа... ну, и мускулы скрывают эту пакость.
- Хорошо, тогда я тебя спрошу: какого цвета вещи во тьме?
- Наверное, никакого.
- А какой формы? Знаешь ли ты о них хоть что-то, чего не дали тебе чувства?
- Наверное, нет...
- Как же ты не поймешь, что великан тебя надул?
- Почему?
- Он показал, какими были бы внутренности, если бы ты их видел. Другими словами, он показал то, чего нет;
то, что было бы, если бы мир был устроен иначе. На самом деле наших внутренностей не видно. Они - не цветные объемные предметы, они - ощущения. "На самом деле" сейчас - приятная сытость, тепло, да многое, только не эти трубки и губки!
- Не могу забыть эту опухоль.
- То, что ты видел - великаньи фокусы. На самом деле боль есть или ее нет.
- Разве лучше, если больно?
- Это зависит от человека.
- Кажется, начинаю понимать. И все же, неужели нет никакой правды в том, что мне показали?
- Почему же, такие зрелища полезны для врачей. И потом, - Разум улыбнулся, - невредно иногда вспомнить о своей немощи. Ты из рода, которому нечем особенно гордиться.
Джон посмотрел на рыцаря, и ему стало страшно - лишь на минуту; он увидел постоялый двор.
- Смотри-ка! - сказал он. - Не зайти ли?


Глава 4

Выход из тупика


Под вечер, когда они снова вышли в путь, Джон спросил рыцаря о второй загадке.
- У нее две разгадки, - отвечал тот. - Первая: мост - это рассуждение. Великан разрешает рассуждать себе, запрещает - другим.
- Как это?
- Ты же слышал. Если спорят с ними, они скажут, что ты прикрываешь доводами свои влечения, и не станут отвечать. Но если кто готов слушать их, они спорят и доказывают, сколько им угодно.
- Понимаю. Как же им ответить?
- Спроси их, можно ли верить доводам. Если нет, ученье их никуда не годится, ибо они создали его, рассуждая. Если да, пусть послушают и нас, и возразят по существу.
- Да, это я понял, - сказал Джон. - А вторая разгадка?
- Мост - учение о том, что мы принимаем желаемое за действительное. Им они тоже хотят и пользоваться, и не пользоваться.
- Как так "не пользоваться"?
- Разве они не твердят, что Хозяин - всего лишь наша мечта?
- Ну, это уж правда!
- Теперь подумай. Как по-твоему, и Сигизмунд, и Снобы, и даже лорд Блазн хотят, чтобы над ними был Хозяин?
Джон остановился и подумал. Сперва он пожал плечами, потом схватился за бока и хохотал до упаду. Когда он устал и замолчал, он представил себе, какой был бы вид у Глагли, Фалли и Болта, если бы пронесся слух, что Хозяин существует и едет к ним; и расхохотался так, что оковы упали с его рук. Рыцарь молча смотрел на него.
- Дослушай, - сказал он наконец. - Не так уж это смешно.
Джон отер слезы и стал слушать.
- Теперь ты понял, когда им выгодно, а когда невыгодно это учение?
- Не совсем...
- Разве ты не видишь, что будет, если ты примешь их правила?
- Нет! - сказал Джон и ему стало страшно.
- Да ведь они хотят, - сказал Разум, - чтобы никто не верил в Хозяина. Это и есть их мечта.
- Не приму я их правил! - вскричал Джон.
- Лучше воспользуйся тем, чему у них научился, - сказал рыцарь. - Учение о мечте и действительности не так уж глупо.
- Что же в нем хорошего?
- Пойми, оно может свидетельствовать лишь о том, что Хозяин есть, особенно в твоем случае.
- Почему в моем?
- Потому что ты боишься Хозяина больше всего на свете. Я не пытаюсь доказать, что любая теория верна, если неприятна - но если уж какая-нибудь верна поэтому, вера в Хозяина будет первой!
Когда рыцарь это говорил, они достигли вершины, и, хотя холм был невысок, Джон остановился. Оглянувшись, он увидел зеленую долину и холмы, а за ними - огромную гору, сверкавшую в лучах заката.
- Не знаю, куда ты ведешь меня, - сказал он, - но дальше, ты уж меня прости, пойду сам.
- Как хочешь, - отвечал рыцарь. - Только советую тебе свернуть теперь налево.
- Куда же я попаду? - спросил Джон.
- Обратно на дорогу, - сказал Разум.
- Мне и на тропке хорошо, - сказал Джон. - Благослови меня, рыцарь.
- Я не благословляю и не проклинаю, - отвечал тот. Они попрощались и рыцарь скрылся из виду, а Джон побежал, боясь погони, и бежал, пока не заметил, что одолел еще один холм, по самой вершине которого шла тропа налево и направо. Джон постоял и свернул направо, к заходящему солнцу.
[1] Быть - значит быть в восприятии (лат.)
Категория: К.-С. Льюис | 17.11.2007
Просмотров: 1007 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz