Понедельник, 11.12.2017, 04:12
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Человек
Том Маршалл [12]
Правильные взаимоотношения
Генри Клауд, Джон Таунсенд [17]
Фактор матери
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Как вам наш новый дизайн?
Всего ответов: 128
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Человек » Том Маршалл

3. ЛЮБОВЬ, ПЕРЕНОСЯЩАЯ ВСЕ

Глава 3. ЛЮБОВЬ, ПЕРЕНОСЯЩАЯ ВСЕ

Мы начинаем с предмета любви не потому, что это, без сомнения, самый важный элемент, но потому что наша хорошая осведомленность о нем и акцентирование его часто не позволяют нам увидеть его истинное значение.

Мы обычно совершаем две серьезные ошибки, судя о месте любви в личных взаимоотношениях. Одна из них состоит в том, что мы вообще не отводим ей места в некоторых взаимоотношениях, таких, например, как взаимоотношения на рынке бизнеса и коммерции, и другая в том, что мы ожидаем, что она будет нести все бремя в других взаимоотношениях, таких как брак и воспитание детей. «Если мы просто будем достаточно любить друг друга, все будет хорошо». Как мы увидим, мы ошибаемся в этих обоих предположениях.

Частично проблема может заключаться в том, что в нашем языке слово «любовь» стало таким часто встречающимся, что оно почти утратило все свое значение. Я могу сказать в разных случаях: «Я люблю свою жену, я люблю рыбалку, Бога, духовную музыку, итальянскую кухню и кроссворды». Тогда возникает вопрос, как на самом деле я люблю мою жену? Так же, как люблю пищу или запутанные кроссворды? Любовь, как слово, превратилась в сильно обесценившуюся валюту.

Давайте, из всего, что вы, возможно, читали или слышали о предмете любви, выделим некоторые основные принципы, которые помогут нам разобраться с ним. На практике, хотя нам часто говорят, что мы должны любить, проповедники редко говорят нам, как это делать.

Во-первых, отличайте эмоциональную любовь от волевой любви. Эмоциональная любовь касается наших чувств и привязанностей. Я могу чувствовать нежность при виде маленького ребенка, романтические чувства в присутствии прекрасной дамы, сострадание, состоящее из любви и печали, при виде нуждающегося человека, и так далее. Такие чувственные состояния всегда являются побочными продуктами, то есть они являются умственными реакциями на события и происшествия, которые происходят в окружающей среде, и которым мы подвергаемся. Они важны; наши эмоции являются частью Богом данного дара нам, как личностям. Они являются мотивирующими средствами, или ментальные двигатели, то есть они движут нами. Слово «эмоция» происходит от латинского слова movers, то есть «двигаться». Но так как наши эмоции являются реакциями, сами по себе они не несут моральной ценности. Чувства «любви» могут, например, привести нас к похоти так же легко, как и к брачной привязанности.

Эмоции предназначены для придания силы нашему поведению, но на них самих нельзя полагаться, решая, каким должно быть наше поведение. Чувства нежности и даже сострадания могут стать приятными состояниями, которые мы испытываем ради их самих. Когда это происходит, они дегенерируют в простой сентиментализм. Эмоции предназначены для того, чтобы двигать нами, они никогда не предназначались для того, чтобы они были целью сами по себе.

Другой тип любви — волевая любовь, которая включает в себя реакцию нашей воли или активный выбор. Это преднамеренный выбор, который придает любви моральную ценность. Я могу выбрать любовь. Вот почему Бог говорит: «Люби Господа, Бога твоего»,1или: «Любите врагов ваших»2. Если любовь просто является делом ваших чувств, как я могу любить Бога, если я не испытываю любви к Нему, или как, наконец, я могу испытывать любовь к тому, кто только что украл мой автомобиль или очернил доброе имя моей жены?

Любовь, в действительности, является реакцией, которая должна задействовать весь наш потенциал. Бог, Который есть любовь, и, поэтому, является автором и началом любви, очень ясно определяет параметры любви, хотя я сомневаюсь, осознаем ли мы важность этого заявления. Бог говорит, что любить нужно «всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею»3. Любовь, базирующаяся только на теплых чувствах, является просто настроением; любовь, базирующаяся только на нашем разуме, является всего лишь восхищением; и любовь, базирующаяся только на воле, является милосердием в формальном, негативном смысле. Мы можем сказать тогда, что любовь имеет основные свойства отношения, то есть, в ней есть познавательный или интеллектуальный элемент, есть также эмоциональный, или чувственный элемент, и есть также элемент поведения. Именно любящее отношение важно во взаимоотношениях.

Во-вторых, мы должны осознать чрезвычайную важность того, что мы должны сперва полюбить Бога. Это не значит, что Бог желает быть прима-балериной или возглавлять рейтинг популярности, но только когда мы любим сперва Бога, мы можем должным образом и без усилий любить затем других людей. Действительность состоит в том, что наша сотворенная сущность была создана для Божественной любви. У нас есть сотворенная потребность быть любимым любовью, на которую можно положиться, и которая никогда не изменяется. У нас есть глубокая жажда безопасности и желание, чтобы нас любили ради нас самих и ни по какой другой причине, не за то, что мы сделали, дали или чего мы достигли, но просто ради нас самих. Только Бог может так любить. Только Бог любит от полноты, а не от нужды. Один Он любит нас только ради нас самих. Только Его любовь неизменна, как и Он сам. Тем не менее, если наша потребность в таком виде любви не удовлетворяется Божьей любовью, мы идем искать ее у людей, и никто из них не может нам ее дать: ни любовник, ни жена, ни родитель, ни брат. Мы возлагаем неподъемные бремена на брак, дружбу или другие взаимоотношения, чтобы они обеспечили нас Божественной любовью.

Более того, у нас есть инстинктивное чувство верховной ценности любви, потому мы желаем вложить нашу любовь только в того, кто достоин ее совершенным образом, и кто будет соответствовать всем нашим идеалам о достойном объекте. Но только одна личность никогда нас не разочарует. Это Христос. Мы можем любить Его всем нашим сердцем, разумом, душой и крепостию и никогда не быть разочарованными минусами Его характера или недостатками Е. ГО поведения. Если же мы не вкладываем нашу любовь в Бога, мы ищем таких стандартов поведения, которых вероятно, не может достичь ни один человек. Мы говорим или даем понять нашему мужу или нашим детям: «Я так тебя люблю, что ты никогда не должен меня разочаровывать или огорчать». Это невозможно. Они никогда не возьмут на себя такого обязательства, и у них нет никакой возможности ответить таким требованиям.

Чудесно то, что когда мы любим сперва и прежде всего Бога, тогда наша потребность в Божественной неизменной любви удовлетворяется. Именно тогда наша нужда любить совершенную личность удовлетворяется, и мы освобождаемся, чтобы давать и принимать то, что может давать и принимать человеческая любовь — изменчивую, колеблющуюся, всеобъемлющую, теплую, страстную, дружескую, нежную, заботящуюся человеческую любовь и отдачу. Великая штука, но, как и мы сами, далеко не совершенная.

Внести в любовь содержание

Библия — наверняка, лучшая на книжном рынке книга о любви, и она богата терминами и понятиями, описывающими динамичную, всеобъемлющую сущность любви.

Некоторые из них являются более эмоциональными состояниями или чувствами, как симпатия или сострадание или нежность или сожаление, другие, такие как забота или обходительность или доброта, являют собой более активное выражение любви. Давайте рассмотрим более важные из этих терминов.

Забота — любовь в действии

Основная характеристика того, что мы называем заботой, это нечто, выражающееся в поведении. Вы не можете сказать: «Я забочусь», — и затем ничего не делать. Так часто во взаимоотношениях, которые должны быть наполнены любовью, слышна жалоба: «Ты не заботишься», — или: «Никому это не нужно», — и именно это обычно неправильно во взаимоотношениях. Во многих, хорошо известных местах Писания слово «любовь» можно заменить словом «забота» и это даст нам по-новому взглянуть на них. Например: «Ибо так позаботился Бог о мире, что отдал Сына Своего единородного…»4; «Будем заботиться…, потому что Он прежде позаботился о нас»5, «В том забота, что… Он позаботился о нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши»6.

Забота — это главный признак присутствия любви во взаимоотношениях, и именно ее наличия так не хватает в любви. Забота — это любовь в ее самом широком понимании, доктора и медсестры, заботящиеся о своих пациентах; школы, заботящиеся о своих учениках; местные власти, заботящиеся о своих районах. Никакое дело не будет процветать, если о нем не будут проявлять заботы те, кому вверено» попечение о нем, касается ли это заботы о результатах дела или о тех, кто пользуется плодами этого дела. Забота, как соседка любви — это не вопрос наличия теплого чувства внутри по отношению к людям, это прямое вмешательство в их дела и достижение их интересов с такой верностью, как если бы это прямо касалось нас самих. Взаимная забота ведет к гармонии и плодотворному взаимодействию. Когда ею пренебрегают, или когда мы становимся беззаботными, то результат этого — распри, напряженность и неэффективность.

Доброта — любовь и братское чувство

Любовь всегда добра, потому что такова вся ее природа7. Корни доброты лежат в глубоком осознании нашей близости, другими словами это и есть «братолюбие»8. Тот факт, что Бог добр к нам даже в нашем падшем состоянии9, содержит в себе признание того, что мы действительно близки Ему, на еврейском языке выражение «Бог — наш искупитель»10, звучит «ге'ол», что буквально означает «Тот, кто поступает, как очень близкий».

Когда мы проявляем доброту, то присутствует интуитивное чувство, что мы делаем нечто такое, чего хотели бы в отношении себя в похожих обстоятельствах от кого-нибудь другого, поэтому мы делаем это свободно и с удовлетворением. Из этого осознания дружбы, доброта очень тесно связана с симпатией11, милосердием или состраданием12.

Недоброжелательность ранит, потому что она поражает или ранит это чувство доброты и оставляет после себя чувство отверженности и отчуждения.

«Мне нравится» — любовь в ее наиболее приятных выражениях

Фраза «мне нравится», часто кажется выражением какого-то мифического и эфемерного чувства, которым мы почти не можем управлять. Мы говорим, что людей нужно любить, но не обязательно они должны нравиться. Тем не менее, это внутреннее расположение играет сверхважную роль во всех взаимоотношениях, где имеется в наличии хотя бы какая-нибудь степень близости, и, в действительности, это — один из главных факторов, который ведет нас к близости. С другой стороны, находиться в близких взаимоотношениях с человеком, который вам не нравится, невыносимо.

Один из самых приятных аспектов любви — когда мы можем сказать, что это нам нравится. Это выражается в радости и удовольствии, которые мы находим в обществе друг друга. В Библии это названо «обрести благоволение в очах твоих»". Это чувство состоит из привлекательности, обращения, интереса, привязанности и других созвучных и приятных реакций или чувств. Сначала это возникает возможно из того, каким образом различные люди, или представители разных полов подтверждают или одобряют друг друга и это вырастает из взаимообмена и взаимодействия в отношения любви.

Дружба — любовь в ее наиболее неинтересной форме

Особые качества дружбы необходимо уважать и понимать, особенно среди христиан. Мы обладаем особенной возможностью, становиться друзьями для людей недружелюбных и грешников, как это делал Иисус14. Предложению дружить тяжело противостоять, но люди хотят, чтобы с ними обращались как с друзьями, а не как с объектом наших стремлений евангелизировать.

Библия оценивает дружбу очень высоко, так высоко, что большая часть того, что современное общество называет дружбой не идет ни в какое сравнение. Сомнительно, если оно у нас когда-либо выходит за рамки знакомства.

Во-первых, в любви друзей должно быть равенство. Они сознательно и намеренно придерживаются одинакового уровня, если ценят свои взаимоотношения. Возможно, поэтому дружба часто трудное понятие для лидеров. Им приходится сходить вниз со своих пьедесталов, поступиться прерогативой своего положения и уронить вниз установившиеся символы, если они хотят дарить и принимать дружбу. Я помню разочарование одного человека, пытавшегося установить дружбу со своим соседом, который был служителем Церкви. Он сказал: «Я старался стать его другом, но каждый раз при встрече он хотел играть для меня роль пастора и служить мне». Когда мужья и жены являются истинными друзьями, то конфликт вокруг главенствующего положения и его значение в браке становится практически бессмысленным. Разве возможен между друзьями спор относительно того, кто главный?

Именно этот аспект равенства, определяющий Божий выбор дружбы, как модели для нас, является особенно возбуждающим. «Авраам — Мой друг»15, — говорит Бог и сходит вниз, чтобы поговорить с ним, как Он говорил с Моисеем, лицом к лицу, как человек разговаривает со своим другом16. Кто может представить себе, на что было похоже общение Иисуса с двенадцатью, когда Он сидел среди них и называл их друзьями?» Вы не можете командовать другом, вы не можете требовать от друга послушания. То, что делает друг, он делает это по своему свободному выбору ради вас и ради дружбы. Во-вторых, из этого равенства рождается непосредственность и открытость, присущие дружбе. Друзья имеют доступ в нашу жизнь, поэтому им не нужно официального приглашения в наши личные дела. Также нам не нужно перед ними надевать официальную маску, перед ними мы такие, какие мы есть на самом деле. Излишние претензии, равно как и легкомысленность не выживут в дружбе. То, что в дружбе мы не преследуем особых интересов, приводит к тому, что мы говорим правду — чего бы это ни стоило. В этом смысле друзья занимают уникальное положение — они достаточно близки нам, чтобы быть эмоционально чувствительными к нашим чувствам, но также между друзьями существует достаточная дистанция, чтобы быть с нами, если нужно, объективными и прямыми. «Искренни укоризны от любящего…». «Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего»18. Читая эти слова, удивляешься их проницательности.

Наконец, любовь истинного друга обладает невероятной способностью претерпевать, проходя через трудности — Давид и Ионафан, Еффей Гефянин и царь Давид, Руфь и Ноеминь. «Нет больше той любви, — сказал Иисус, — как если кто положит душу свою за друзей своих»19. Что здесь подчеркнуто, так это моральные обязательства в дружбе, когда ничто в этой жизни или самой смерти не может разделить меня от моего друга. В Своем Воплощении Иисус взял на Себя моральные обязательства дружбы к нам, т. е никогда не оставлять нас и не забывать нас. Для этого Он умер и воскрес из мертвых; для этого Он послал Своего Духа, чтобы соединиться с нашим духом, поэтому мы теперь можем взывать вместе с апостолом Павлом, что ничто не может отлучить меня от любви Божьей во Христе Иисусе, Господе нашем, ни жизнь, ни смерть, ни ангелы, ни начальства, ни силы, ничто ни в этом веке, ни в будущем, никакая другая реальность20.

Нежность — любовь в самом трогательном выражении

Нежность — это еще одно выражение любви, тесно связанное с близостью, например, в отношениях матери к младенцу, мужа к жене или родителя к ребенку. Она возбуждается в более сильной стороне — в результате осознания того, что слабая сторона очень ранима и в то же самое время очень драгоценна. Таким образом, отношение Бога к нам описано как «благоутробное милосердие»21, и, таким образом, мы должны быть добры и сострадательны друг к другу> взаимно прощая22.

Нежность — это непритязательное чувство, не ищущее награды или ответа, но жаждущее разрешения только отдавать. Оно также очень осторожное в слове и в деле, осознавая хрупкость того, к кому она направлена, а также чувствительно в эмоциях23. Например, утешая грустящего или успокаивая обеспокоенного или испугавшегося, необходимо «говорить к сердцу»24, т. е. даже наблюдая за своим тоном в голосе.

Западный стереотип мужественности изображал нежность, как признак слабости, и это — заблуждение, навлекшее за собой ужасные последствия. В бесчисленных взаимоотношениях, мужчины были неспособны являть или принимать нежность и отсюда ужасно страдали их жены и дети. Несмотря на то, что нежность — нечто очень чувствительное, она не может проистекать из слабости, но только из силы, поэтому она приносит тому, кто ее принимает, чувство безопасности и защиты, будь то младенец, ребенок, жена или друг.

Щедрость — любовь в ее самом свободном проявлении

Это не только касается денег, но гораздо более касается времени, внимания, помощи, поддержки и похвалы. Она также проявляется в выражении радости и удовольствия при виде успеха или удачи другого человека.

В Божьем характере — давать щедро и расточительно25; поэтому и мы должны поступать также26. Щедрость, как мы видим, является и ключом к процветанию, и целью процветания27, но это процветание является также, и главным образом, процветанием души, богатством в довольстве, силе и даяниях. Описывая щедрость, таким образом, можно использовать следующие слова: неэгоистичный, открытый, сердечный, свободный, нежадный; все эти слова подойдут к портрету воистину хорошего человека или великого лидера. Они предполагают собой широту видения, внутреннее богатство и разнообразие интересов.

Сострадание — любовь и симпатия

Сострадание, или некоторое похожее внутреннее выражение, часто остается простой сентиментальностью; нам кого-то жалко, но дальше этой жалости мы не идем. Роберт Гринлиф предупреждает нас об этом утверждая, что: «Заботливое сострадание часто обратно пропорционально установившимся идеалам».

Сострадание — это чувство жалости и беспокойства при виде боли или страдания окружающих. Оно требует осознания, каково было бы нам на их месте, и способности прочувствовать их переживания. В Божьем плане сострадание связано с благодатью, прощением и нежностью28, и на примере Христа, именно сострадание побуждало Его служить нуждам других людей и отвечать на их страдания29. В посланиях Павла оно связано с добротой, смирением, терпением, прощением и милосердием30.

Сострадание также подобно лакмусовой бумажке, показывая, какие эмоции позволительны нам, христианам, а какие — нет. Если в отношении кого-либо мы чувствуем нечто, сравнимое с состраданием, то эти чувства позволительны, но если мы не можем кому-либо сострадать, то мы в неправильном положении. Например, мы можем разозлиться на кого-нибудь, но в то же время чувствовать сострадание к нему; но невозможно переживать в отношении того же самого человека и гнев и сострадание.

Прощение — любовь в ее самом милостивом выражении

Ни одни взаимоотношения не выживут без готовности прощать. Прощение — это отказ обвинять и позволение виновной стороне уйти свободной от осуждения, наказания и возмездия. Прощение — это сторона благодати, потому что прощающий нечто откладывает в сторону, и, делая это, он отказывается от своих притязаний раз и навсегда.

Во взаимоотношениях всегда существует опасность завести в своей памяти черную записную книжку, содержащую в себе неправильные поступки, ошибки и падения людей, всегда готовую для использования во свидетельство против них при случае. Если все это имеется в наличии, то прощения никогда не было. Огромное количество напряженности во взаимоотношениях проистекает из подобного вида непрощения, а также из чувств людей, что их прошлые ошибки все еще используются против них. Божье прощение не записывает наших грехов, о них нам больше не напоминают31, и, подобным же образом, мы должны прощать друг друга32.

Выражение любви

Любовь динамична, то есть ей необходимо иметь объект. Вы не можете просто любить или просто иметь любовь, вам нужно любить что-то или кого-то. Таким образом любовь нуждается в выражении. В отношении детей ее необходимо выражать много раз и различными способами, чтобы они поверили в нее. Я потерял счет тем, кто оглядываясь назад, на свое детство, печально говорили: «Я думаю, что мои родители по-своему любили меня, но я никогда этого не почувствовал».

Любовь необходимо высказывать. Слова «я люблю тебя» все еще остаются самыми прекрасными словами из слов, которые мы когда-либо слышали. У моего друга было два сына-подростка, которые доставляли ему всевозможные неприятности. Он сказал: «Я позвал их однажды. Я чувствовал себя немного по-идиотски, потому что они были здоровыми парнями, но я сказал им: «Послушайте, я давно не говорил вам этого, но я просто хочу, чтобы вы оба знали, что я действительно люблю вас»». Его конфликт с сыновьями был исчерпан в тот же вечер.

Любовь также передается несловесным способом, через то, как мы смотрим друг на друга, как мы прикасаемся друг к другу. Один из моих сыновей учился в школе, куда многие дети пришли из разбитых семей. Он рассказывал мне, как на площадке для игр во время обеденного перерыва маленькие дети из младших классов подходили к нему, брали его за руку, не говоря ничего, и просто шли с ним, держа его за руку. Через некоторое время они, довольные, убегали прочь; они получали что-то нужное через контакт с заботливой рукой.

Чем более интимны взаимоотношения, тем более важным, становится фактор любви, и эмоциональный аспект более выходит на поверхность. Это особенно верно для брака и семьи, потому что чем больше люди приближаются к нам, тем больше наши чувства вовлекаются во взаимоотношения.

В этой связи я замечаю, что заповедь любить в Писании дается чаще мужу, чем жене. Для этого, возможно, есть веская причина. Для жен характерна отзывчивость; люби свою жену должным образом, и вряд ли у нее будут трудности с достаточной мерой любви в ответ. Если это так, то ответственность за достаточную меру любви в браке явно ложится на мужа. Павел идет дальше, он говорит, что ответственность, лежащая на муже, заключается, ни много, ни мало, в создании совершенной жены. «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее,… чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного…»". Как муж, я нахожусь под заповедью отдать себя за мою жену, чтобы создать обстановку, в которой она бы полностью выразила себя.

Чем дальше идут взаимоотношения, тем более уменьшается важность чувственных компонентов любви, и тем более важными становятся волевые аспекты. По это все же любовь. Я могу сказать только из своего собственного опыта, но по правде говоря, я никогда не испытываю чувства восхищения по отношению к себе. Когда утром я смотрю на свое лицо в зеркале ванной, я никогда не млею и не шепчу восхищенно: «Ах, какой красивый мужчина!». Никогда. Тем не менее, я замечаю, что я очень забочусь о себе и забочусь постоянно о своих нуждах, несмотря на недостаток чувств, даже когда я, на самом деле, совсем не испытываю к себе симпатии. Так же я должен любить своего ближнего — как я люблю себя; заботиться о лучшем для него так же постоянно и добросовестно, как я забочусь о себе.

Примечания

1. Второзаконие 6:5

2. Матфея 5:44

3. Второзаконие 6:5; Матфея 22:37

4. Иоанна 3:16

5. 1 Иоанна 4:19

6. 1 Иоанна 4:10

7. 1 Коринфянам 13:4

8. 2 Петра 1:7

9. Луки 6:35

10. Исайя 60:16    '

11. 1 Петра 3:8

12. Михей 6:8

13. Руфь 2:13; Есфирь 2:9

14. Матфея 11:19

15. Исайя 41:8

16. Исход 33: И

17. Иоанна 15:15

18. Притчи 27:6,17

19. Иоанна 15:13

20. Римлянам 8:29-30

21. Луки 1:78

22. Ефесянам 4:32

23. Исайя 42:3

24. Исайя 40:1-2

25. Иакова 1:5; Малахия 3:10

26. Римлянам 12:8

27. Притчи 11:25; 2 Коринфянам 9:11

28. Исход 34:6; Даниил 9:9; Филиппийцам 2:2

29. Марк 1:41; Матфей 9:36

30. Колоссянам 3:12

31. Псалом 129:3-4; Иеремия 31:34

32. Ефесянам 4:32

33. Ефесянам 5:25,27

Категория: Том Маршалл | 19.11.2007
Просмотров: 1227 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz