Вторник, 26.09.2017, 23:42
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Человек
Том Маршалл [12]
Правильные взаимоотношения
Генри Клауд, Джон Таунсенд [17]
Фактор матери
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Список модулей к "Цитате" лучше давать
Всего ответов: 81
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Человек » Том Маршалл

6. ПОНИМАНИЕ ПОНИМАНИЯ

Глава 6. ПОНИМАНИЕ ПОНИМАНИЯ

С раннего возраста в нас вложено желание, чтобы нас понимали. Будучи детьми, разочарованные, мы выли: «Ты не понимаешь». Будучи взрослыми, мы жалуемся: «Я не могу сделать так, чтобы он понял», — или: «Я никогда не пойму ее». Еще хуже чувство какой-то отдаленности и изоляции от остального человечества: «Никто меня не понимает». Одной из наших основных потребностей является потребность быть понятым. Мы не ждем, что другие люди будут соглашаться с нами, мы также не обязательно ждем поддержки или поздравлений. Конечно, все это приятно, но мы можем прожить без этого, пока мы чувствуем, что кто-то понимает нас, кто-то знает, что мы чувствуем, и кто-то приветствует наши глубокие желания и намерения. Никто долго без этого не протянет.

Когда мы действительно находим кого: то, кто искренно желает понять нас, замечательно то, что мы сразу же чувствуем освобождение от необходимости оправдывать свое поведение или свою точку зрения. Для нас открыт путь общения с шансами на понимание. Где мы были когда-то косноязычными или смущенными, слова и идеи проистекают с ясностью и в изобилии, происходит огромное облегчение. Среди ушей, которым мы можем говорить, мы нашли те, которые действительно открыты для того, чтобы слышать. Это драгоценная жемчужина и мы сделаем все возможное, чтобы поддерживать и развивать эти взаимоотношения.

Тот факт, что быть понятым является как бы облегчением, так и редкостью, привлекает внимание к странной особенности. Хотя желание быть понятым является таким могучим фактором и побуждает нас искать взаимоотношений с людьми, оно не дополняется равным желанием с нашей стороны познать других. У нас просто нет такого же сильного желания познать, как желание быть познанным.

Святой Франциск Ассизский, несомненно, понимал это, когда молился: «Да не буду я искать того, чтобы быть понятым, а того, чтобы понимать». Вероятно, существуют две основные причины такого же уклона. Одна — наша неизлечимая эгоцентричность. Откровенно говоря, мы считаем себя гораздо интереснее других людей, наши проблемы — более важными, наши мнения — более интересными. Другая — наше интуитивное и правильное понимание того, что для настоящего понимания другого человека требуется долгое время. Вы не понимаете сложность и глубину человека, один раз мельком взглянув на его внутренний мир. Результаты появляются в процессе медленного и постепенного продвижения, небольших намеков, неброских реплик, пробных предположений. Но наше современное общество, построенное на мгновенных результатах, делает нас плохо оснащенными для таких долгих исследовательских экспедиций. Если ответ не придет к следующей пятнице, или, максимум, к следующему вторнику, мы решаем, что наверное и стараться не стоит. Вот почему многие люди сегодня настроены на поверхностные контакты и временные, не глубокие взаимоотношения, и затем все время удивляются, почему они такие неудовлетворенные и одинокие даже среди «друзей».

Начало и конец

Мы рассматриваем понимание, последний из четырех элементов взаимоотношений, потому что в некотором смысле, это — цель, к которой ведут все остальные элементы, и конечная идея, которой все они служат.

Познание друг друга является целью взаимоотношений: «… а тогда познаю, подобно как я познан»1. Это побуждение, быть познанным, существующее в нас. Другое побуждение вызвано грехом, разрушающим взаимоотношения: «… голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся»*. Мы разрываемся на две части между страхом, который заставляет нас желать скрыться друг от друга, и сотворенным желанием быть познанным друг другом.

Но понимание или познание также является предпосылкой для развития других элементов. Я не могу любить кого-то, кого я не знаю по-настоящему. Я могу любить образ или идею, которая не связана с реальностью. «Она не та девушка, в которую я влюбился». «Я влюбился в фантазию, реальность была ужасным потрясением». Мы знакомы с десятком вариаций на эту тему. Я не могу доверять тому, кого я не знаю или не могу понять. Это была бы слепая вера, крайне безрассудная и самонадеянная. «За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса»*. И уважать или почитать кого-то, кого я не знаю, также трудно, как правильно оценить неизвестное качество.

Истина в том, что вы не можете вести людей, вы не можете служить людям, вы не можете управлять людьми, если до известного предела вы не позаботитесь о том, чтобы узнать их и понять их. В противном случае, наилучшее знание принципов управления и владение всеми теориями производственной и межличностной психологии окажутся небольшой помощью в отношении Петра Иванова, потому что Петр Иванов живет по принципам учебника не больше чем вы. Он живет, исходя из таинственной и глубокой сложности мотиваций, что делает его уникальным индивидуумом. Если я не научусь познавать и уважать этого уникального индивидуума, я буду возиться с ним во тьме во всех отношениях. На самом деле, не существует определенного качества информации, на которое можно положиться, чтобы получить предсказуемые результаты без рассмотрения непредсказуемых элементов внутри отдельной личности.

Почему мы желаем быть понятыми?

Одно время, я думаю, я смотрел на взаимоотношения, как на что-то второстепенное в моей жизни. Они принадлежали к той части окружения, где круг моей жизни касался круга жизни другого человека. Говоря политическими терминами, они принадлежали министерству иностранных дел моего внутреннего государства. Теперь я понимаю, что взаимоотношения находятся в самом центре нашего естества, они являются непосредственной основой нашей личности. Два самых фундаментальных утверждения, когда-либо сделанных о человеке, находятся в первых двух главах книги Бытие. Первое — человек сотворен по образу Божьему, второе — не хорошо быть человеку одному4. В этом содержатся основные составляющие человеческого естества в наиболее сжатой форме.

Во-первых, мы должны понять, что означает то, что, как мы читали, человек был сотворен по образу Божьему. Образ должен быть прочтен, как глагол, а не существительное. Человек является существом, отображающим образ Бога. Он сотворен, чтобы являть и отражать, говоря человеческим языком, жизнь и природу Бога. Но Бог является Богом взаимоотношений, Божественной Троицей, вечным сообществом Отца, Сына и Святого Духа, единым Богом. Поэтому мужчина или женщина никогда не могут рассматриваться, как изолированный индивидуум, но всегда как личность, включенная во взаимоотношения.

Во-вторых, нам необходимо со всей серьезностью воспринимать Божье утверждение о том, что нехорошо человеку быть одному. Только взаимоотношения лицом к лицу, сердцем к сердцу, личности с личностью такого же типа могут положить конец этой изолированности.

Но это идет дальше приобретения компании рядом с нами для преодоления нашего одиночества. Я нуждаюсь в других людях для того, чтобы познать себя. Так как я всегда являюсь человеком, включенным во взаимоотношения, я даже познать себя не могу в изоляции. Самопознание — это внутреннее переживание, но оно никогда не происходит при взгляде внутрь себя, оно не происходит при интроспективном анализе. Я истинно познаю себя только когда я действую и взаимодействую во взаимоотношениях. Именно когда я пытаюсь познать и понять другого человека, я открываю с наибольшей ясностью, кем являюсь я сам. И часто только тогда, когда я пытаюсь стать понятным для другого человека, я начинаю различать схемы своего психологического «я» или элементы моей мотивации становятся ясными, и разрозненные куски соединяются вместе, так что я вдруг восклицаю: «Теперь я вижу, что пытался сделать…»

Конечно, я не всегда правильно понимаю себя. Способность человеческого сердца рационализировать или, в других случаях, обманывать себя, четко зафиксирована как в Писании, так и в повседневной жизни. Но часто только когда мои грандиозные самообманы выносятся наружу и подвергаются проверке со стороны другого человека, можно увидеть их ложность. Когда я могу проверить свою самооценку только на самом себе, то возможность ошибки и заблуждения возрастает. Страхи, комплексы, внутренние барьеры и сомнения в своих взаимоотношениях также процветают во тьме. Вынесение их на поверхность и разговор о них с другом всегда приводят к хорошему результату, иногда смиряющему, очень часто освобождающему, но всегда тяготеющему к реализму.

Здесь содержится еще нечто, о чем я узнал только недавно. Часто, когда мы получили то, что кажется нам глубоким откровением, или мы прошли через какое-то глубокое переживание, то все это сопровождается печальным чувством, что что-то будет потеряно, что-то умрет у нас, потому что рядом нет того, с кем мы могли бы поделиться с этим. После того, как моя жена погибла в автомобильной катастрофе, я понял, что подобное чувство присутствовало последние несколько дней и часов, которые мы провели вместе перед ее смертью. Это были интимные моменты, чрезвычайно прекрасные и важные для меня, но не из тех, о которых можно с готовностью говорить. Все же у меня была потребность сделать это. Я чувствовал, что если хотя бы один человек услышал бы о них, они были бы как-то сохранены, они не были бы потеряны для человеческой памяти. Я бесконечно благодарен, что в то время был тот, кто желал быть объектом доверия для меня, но сейчас я испытываю печаль обо всех других сокровищах человеческого сердца и духа, которые утрачены, так как не было ушей, чтобы услышать их. Те, кто одарен в общении, могут передать другим то, что они зачали внутри, но великолепие общения и великолепие духа не всегда сопутствуют друг другу. Сегодня мы имеем слишком много великолепного общения, безупречной техники, но часто содержание банально, или того хуже. В то же время захватывающее откровение и глубокие столкновения с истиной приходят к обычным людям, но не прибавляются к активу человечества, потому что у нас нет либо времени, либо различения, чтобы помочь этому сокровищу выйти из глиняных сосудов. Я кое-что знаю об этом, потому что в течение более чем двадцати пяти лет служения людям я осознаю, что моя жизнь постоянно и непрестанно обогащается тем, чем они поделились со мной из своих сердец.

Как мы познаем друг друга?

Огромная увлекательность и огромное очарование всех взаимоотношений, несомненно, заключается в затрагивании тайны человеческого существа, обнаружении настоящей личности с которой я общаюсь, которая находится внутри этого тела, смотрит на меня этими глазами, и обнаружение изнанки ее поведения. На самом деле эта тайна так велика, что некоторые сделали заключение, что настоящее познание друг друга и настоящее общение человека с человеком невозможно. Все, что я действительно знаю, по их мнению, равно тому, что я познаю из моего внешнего и внутреннего миров. Все что я могу дать или получить от другого человека, является неполными, несовершенными кодированными отчетами об опыте каждого из нас. Я не могу узнать, несут ли эти сообщения для принимающего значение, равное тому которое я вкладываю, или интерпретирую ли я сообщение другого человека, направленное ко мне так, как оно предназначалось для общения.

Библия, напротив, настаивает на том, что реальное общение возможно, не совершенное и идеальное, но реальное; познание людей возможно, несовершенное, нереальное и значимое. Это возможно, потому что как общение, так и познание личности существовали до сотворения человека, они существовали от вечности внутри личности Бога. Мы читаем в 1-й главе Бытия, что когда Бог сотворил животных, Он благословил их и сказал: «… плодитесь и размножайтесь…», — но когда Бог сотворил человека, Бог благословил их и Бог сказал им: «… плодитесь и размножайтесь…»^. С Адамом и Евой диалог возможен, обращение может быть услышано, понято, и на него может быть дан ответ. Итак, мы обнаруживаем, что не только Бог знает мужа, но и муж знает Бога, и также муж знает жену: «… вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей…»6.

Несмотря на это, путь, по которому мы познаем и понимаем другого человека, ни в коем случае не является очевидным. Если бы он был таковым, не создавалось бы столько трудностей и не требовалось бы ежегодного издания литературы на эту тему. Так часто «как» уводит нас в сторону. Какая разница между знанием о человеке и знанием человека? Очевидно, что здесь задействовано нечто большее, чем просто столкновение лицом к лицу. Вы можете проработать с кем-то многие годы, вы можете регулярно видеть человека и говорить с ним, но в результате сказать: «Я никогда по-настоящему не знал ее», — или: «Я никогда не чувствовал, что знаю, кто он есть на самом деле». С другой стороны, вы можете всего лишь однажды встретиться с кем-то или переписываться с кем-нибудь, или, что случается реже, прочитать то, что он или она написали, и только из этого получить очень ясное представление о том, кем в действительности является этот человек. Откуда берется такая разница?

Роль человеческого духа

Очень важно понять, что мы «познаем» человека своим духом. Когда мы говорим о познании человека, именно наш дух познает. Познание личности, это, в основном, духовное познание: «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1 Коринфянам 2:11).

В личном контакте друг с другом мы соприкасаемся с другими дух к духу. Если нет контакта на этом уровне, нет и личного понимания и личного познания. Вспомните те случаи, когда вы говорили с кем-то и знали, что вы с ним действительно «сошлись». У вас были правильные чувства, или вы «настроились на ту же волну», или как это еще можно выразить. Что вы чувствовали после этого? Вы чувствовали себя живым, возбужденным, веселым, иногда даже в эйфории. Произошло то, что вы коснулись духа. Даже когда реакция не столь драматична, вы знаете, что это реально, это может быть без слов, для непосвященных это может казаться лишенным динамики и незаметным, но вы знаете, что существовал реальный контакт, общение сердца к сердцу, поток жизни между вами. Сравните такие переживания со случаями, когда между вами и другим человеком стояло невидимое стекло. Вы обмениваетесь словами, банальностями, аргументами, информацией, обсуждениями. Как вы себя чувствовали после этого? Усталыми, обессиленными, истощенными, разочарованными, инертными?

Вы пытались достичь друг друга и наткнулись на преграду, ударились о непреодолимый щит.

Это настоящий корень проблемы, который почти никогда не затрагивается достаточно в книгах об общении. Общение между людьми и познание людей находится на уровне человеческого духа. Разум сам по себе на этом уровне не способен выполнить эту работу. Также это не является просто делом соприкосновения с нашими чувствами и позволением нашим чувствам проявиться. Чувства или эмоции являются результатом или побочным продуктом. Истинная личность стоит за чувствами и мыслями, и мы по-настоящему подступаемся к ней только тогда, когда мы достигаем его или ее человеческого духа.

Слова, носители духа

Вопрос состоит в следующем: как мы строим этот мост между одним и другим духом? Делаем ли мы это произвольно, или это просто происходит само по себе? Это происходит само по себе, но мы можем научиться, как делать это лучше и чаще. Мы часто делаем это через слова. Иисус сказал в Иоанна 6:63: «… слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь». Как чудесно определил это Эллул, язык является самой отличительной нашей чертой, как человека. Что-то происходит в недоступном внутреннем мире другого человека, но когда это выражается в словах, и я слышу и понимаю их, внутри меня рождается соответствие тому, что находится внутри другого человека. В этом состоит чудо Слова Божьего. То, что происходит в недоступном внутреннем мире Божьем произносится вслух, слово исходит от лона Отца, и когда я получаю его, я могу познать в своем духе откровение, присущее Божьему сердцу.

Конечно, слова не всегда несут дух, они могут быть тривиальными, бессмысленными звуками; они могут нести только чистую информацию; они могут быть лживыми и обманчивыми. Но когда они в духе и истине, они могут передать сущность жизни человека. Однажды я говорил с женщиной, у дочери которой брак действительно находился в опасности. Эта мать сказала: «Их проблема состоит в том, что все время, которое они знают друг друга, они никогда не проводили какое-то время друг без друга. У меня большая часть ухаживания была по переписке, потому что Дэвид был на войне. Но я узнала о нем и научилась познавать его лучше из его писем, чем могла бы это сделать когда-либо другим способом». Когда она сказала это, я осознал, что в Библии, в потрясающих письмах Бога о Себе, у нас есть во всей достоверности более полное и ясное откровение о Боге, чем если бы Он сел и говорил с нами лицом к лицу. В Писаниях мы касаемся Его Духа, откровение приходит от Духа в дух.

Но для того, чтобы произошло настоящее общение, с теми характеристиками, о которых мы говорим, человек должен выразить себя «в» словах, которые он произносит, певица должна нарисовать себя «в» своей песне. Это значит, что мы должны научиться жить и говорить из духа. Это значит, что мы выбрасываем скрытые подтексты из нашей речи; мы прекращаем сообщаться со скрытым значением или говорить уклончиво для того, чтобы произвести определенное впечатление или создать определенный эффект. Мы учимся говорить правду из сердца. Одна из черт, которую я наиболее ценю в совете пресвитеров, к которому я имею честь принадлежать, заключается в том, что по истечении многих лет мы достигли того, что можем говорить простую правду друг другу. Я теперь знаю, что если один из братьев говорит что-то, то он имеет ввиду именно то, о чем он говорит; мне не нужно искать какой-то невыраженный скрытый смысл в этим. Со своей стороны я уверен в том, что я могу сказать то, что я думаю и в уверенности, что другие не попытаются исказить смысл, пытаясь прочитать что-то между строк, или ломая голову, что же я в «действительности» имел в виду. Я начинаю понимать, как мало правды говорится подобным образом среди нас, даже в браке и между близкими друзьями: «Может она и сказала это, но я то знаю, что она имела в виду».

Конечно, не всякое неправильное общение является преднамеренным или даже осознанным. Иногда исходящее из духа человека несет сообщение, отличное от слов, исходящих из уст. Нам необходимо знать, как слышать оба сообщения. Иисус делал это превосходно. Он знал, как нужно слушать. По правде говоря, большая часть нашего слушания не является слушанием вообще. Мы просто приводим наши идеи в готовность и ждем просвета в беседе, чтобы выпустить их в пространство.

Если вы прочитаете историю Иисуса и самарянки в главе 4-й от Иоанна, вы обнаружите, что разговор идет на двух различных уровнях. Когда женщина огрызнулась Иисусу: «Как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки?» — ответ Иисуса, при поверхностном взгляде совершенно не имеет смысла: «Если бы ты знала дар Божий, и кто говорит тебе: «дай Мне пить», то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую». Что делал Иисус? Он отвечал на крик из духа женщины: «Ты просишь у меня воды? Это я жажду*. Опять, когда она сказала Иисусу: «Тебе и почерпнуть не чем, а колодезь глубок…», — она не искала беседы на тему гидромелиорации. Колодец был более, чем на четырехсотфутовой глубине в монолите, но ее сердце кричало: «Во мне есть такой глубокий колодец нужды, что если Ты бросишь камень, то не услышишь, как он достигнет воды. Как Ты можешь заполнить эту пустоту?» Именно на этот вопрос Иисус отвечал, когда Он сказал: «… вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную».

Я думаю, что впервые начал выявлять это, когда я работал в Веллингтоне с организацией «Тин Челлендж». Выслушивая уличных детей и морщась от их презрения и хулы на Бога, христианство, Церковь и религию, я начал слышать кое-что другое. Под всем этим часто скрывался крик души, в котором на самом деле слышалось: «Не пытайся доказать мне, что я неправ. Найдется ли кто-нибудь, кто покажет мне, что я просто прав, и есть кто-то, кому я не безразличен?» Я научился слышать то, что скрывалось за словами, и раз за разом обнаруживал под сарказмом и оскорблениями холодный обнаженный страх и гнев, рожденный из обиды и отверженности. Если вы примете сказанные слова такими, какими они есть на первый взгляд, вы полностью потеряете истинное сообщение.

Как же мне тогда узнать, что на самом деле означали слова этого человека? Когда я промахиваюсь, потому что принимаю их буквально, и когда я промахиваюсь, потому что я пытаюсь читать между строк и заканчиваю чтением своих собственных предположений?

Открыть свою дверь

Познание и понимание другого человека так, как мы это описали, зависит от чего-то еще, и это что-то еще совсем не зависит от техники и навыков общения… оно зависит от готовности другого человека открыться. Познание людей зависит от открытости. Мы отлично понимаем это по отношению к Богу. Наше познание Бога полностью зависит от откровения, которое является готовностью Бога явить Себя нам. «Может ли человек исследованием познать Бога?» — говорит Иов. Нет, не может. Мы зависим от готовности Бога открыть нам Себя. Откровение — это Божественное открытие Себя. Желающие познания Бога, не зависящего от откровения, просто не понимают природу личности. Вы не можете познать даже другого человека только разумом, вы полностью зависимы от готовности и возможности другого человека открыться.

Но такая открытость создает состояние чрезвычайной уязвимости. Существует риск быть уязвленным и израненным, если я открою мое истинное «я» и затем буду отвергнут, раскритикован, высмеян. Большинство из нас узнает очень рано, какая опасность может возникнуть, и многие из нас отказались рисковать еще в детстве. Вместо этого мы просто создаем имидж, который, как мы надеемся, будет подходить к нашему кругу общения. Если он не подходит, это не очень страшно — нас никогда не было в этом имидже. Мы можем отказаться от этого неудачного эксперимента и попробовать что-то другое.

Сложность состоит в том, что я считаю его моим настоящим «я». Я идентифицирую себя с ним, я не знаю, как жить и действовать без него. Но для других людей, по крайней мере для тех, кто ищет настоящего контакта, он имеет ореол фальши. Даже когда они принимают его, они каким-то образом знают, что они общаются с «ненастоящим» человеком.

Что создает обстоятельства, заставляющие другого человека рисковать уязвимостью, необходимой для открытости? Обязательными составляющими оказываются факторы, которые мы уже описали — искренняя заботливая любовь, подтверждение внутренней значимости человека, и уверенность, рожденная из доверия. Мы не можем пробиться к такому познанию. Мы буквально беспомощно стоим у двери. Все что мы можем — это создать климат, при котором человек будет желать рискнуть открыться еще раз. Но поразмышляйте над следующей последовательностью —

• Вы никогда не поймете другого человека, если он не откроется вам.

• Он никогда не откроется вам, если он не будет доверять вам.

• Он никогда не будет доверять вам, если не познает вас.

• Он никогда не познает вас, если вы не откроетесь ему.

Чрезвычайно важно понять это. Существует готовый рынок для книг о взаимоотношениях. Книги о программировании неврологии, языке жестов, Созидательных репликах и чувственном слышании являются бестселлерами, потому что они отвечают на глубокую потребность в них. Конечно, знание и тренировка навыков общения — это хорошо, но у меня внутри нелегкое чувство, что такие книги часто покупаются для того, чтобы научиться технике, которая поможет нам взять верх в соперничестве при общении. Убедительная речь, сила в словах, лучшие и более убедительные аргументы, завоевание друзей и оказание влияния на людей — все это может использоваться для манипулирования и доминирования. А в личных взаимоотношениях желание манипулировать или доминировать над другими глубоко оскорбительно. Настоящее познание и понимание другого человека исходит из глубокого уважения к достоинству другого человека и желания при необходимости рисковать. Если я желаю познать, я должен желать быть познанным. Если я желаю, чтобы другой человек раскрылся, сначала я должен рискнуть раскрыться. Только когда имеет место прием, говорящий: «Это — настоящий «я», ты можешь очень спокойно показать твое настоящее «я»», — тогда начинает рождаться настоящее понимание.

Различение — увидеть раскрытое

Мы ранее рассмотрели то, что скрывается под термином «общение», другими словами, «сообщение, которое было послано». Заметьте, что мы используем слово «сообщение» в самом широком смысле этого слова, включая не только слова, но также чувства, действия, выражение лица, молчание и все другие нюансы поведения и отношений, включенных в личные взаимодействия. Для того, чтобы общение было успешным, тем не менее, не только сообщение должно быть истинным и правильно посланным, но и принимающий его человек должен понять его правильно.

. Когда мы принимаем такое общение, гласное и негласное, то первое, что случается — мы формируем определенное мнение относительно того, что данное послание означает. Мнение является интерпретацией того, что мы услышали и исследовали. Мы говорим: «Она делает невозмутимое лицо, но за этим скрывается в действительности рана», — или: «Он отделался шуткой, но он зол, как собака». Ясно, что если наше убеждение ложно, то мы приняли послание неправильно, поэтому вопрос нашего различения становится критическим, особенно в объяснении сопутствующих эмоциональных или духовных факторов.

Что такое различение? Различение очень часто выражается как нечто интуитивное, что-то вроде шестого чувства, но в своих действиях оно в действительности является процессом, в котором мы:

1. Строим предварительное убеждение относительно того или иного вопроса, и

2. Оцениваем это утверждение вопреки утвержденных норм или стандартов, к которым мы имеем доступ и благодаря которым мы могли бы иметь правильное суждение.

Например, в мои школьные годы нам приходилось достаточно много читать великих английских писателей, драматургов и поэтов. Общеобразовательная теория строилась на мнении, что если вы прочитаете достаточно хорошую литературу, то в вашем разуме сложится эталон, какой должна быть хорошая литература, так что позже, когда вы прочитаете какую-нибудь историю или статью в газете, вы будете «знать», хорошее это произведение или нет. Тот же самый процесс применялся к искусству и музыке. Другими словами, в различении я сначала решаю, нравится мне что-то или нет, и во-вторых, я решаю, должно это мне нравиться или нет в соответствии со стандартами превосходства, приобретенными мною.

Точно гот же самый процесс приводится в действие в различении людей или ситуаций, и здесь нам также необходимо развивать правильность и надежность нашего различения. Это делается с помощью следующих шагов: 1. Развивать в себе знание через анализ своих внутренних состояний, делая на этом выводы. Когда вы переживаете страх, радость, злость, разочарование, печаль, сконфуженность и т. д., внимательно проанализируйте, на что они похожи и как они влияют на ваше мышление, ваше поведение и ваше физическое состояние. Добавьте к этому личному знанию то, что вы можете почерпнуть из переживаний других людей.

2. Во взаимоотношениях с людьми учитесь осознавать в своем духе внутреннее состояние другого человека и сопереживать их чувствам, мыслям, привычкам и реакциям.

3. Взвесьте свои выводы, то есть рассудите то, что вы ощущаете, все за и против, основываясь на системе своего внутреннего знания. Например, является ли то, что я чувствую, действительным энтузиазмом, или все это просто порождено моим настроением или даже страхом? Как это можно сравнить с другими моментами, когда я переживал похожие чувства?

4. Будьте готовы исправить свое различение, если необходимо, в свете нового откровения или нового знания или большей информации.

5. Проверяйте ваш процесс различения постоянно, чтобы постоянно поправлять его. Спросите себя: «Почему я ошибся в этот раз?» «Почему я достиг хорошего результата в этот раз?»

Воображение — как вместиться в рамки представлений другого человека

Любое посылаемое нами сообщение, особенно любое важное послание о самих себе, обязательно формируется под влиянием, нашего личного представления о вещах. Наше представление — это нечто подобное нашему взгляду на жизнь, в перспективе, на основании которой мы объясняем окружающий нас мир и все, происходящее с нами. Оно строится на основании таких составляющих, как система ценностей, предметы, виды деятельности и взаимоотношения, то есть все, что занимает наше время или является для нас важным, свойственно нашему возрасту, нашим способностям, все происходившее и происходящее с нами, наши личные интересы, побуждения, мнения и т. д. Очевидно, что у человека, принимающего сообщение, тоже есть своя система представлений, через которую любое наше сообщение, принимаемое им, фильтруется, но пока люди не поймут систему представлений друг друга, понимание всей сути сообщения обязательно будет искажено.

Молодая женщина, выросшая в большой семье, и очень общительная по природе, являющаяся ныне матерью двух маленьких детей, из которых один физически недоразвит, имеющая сама слабое здоровье и живущая в новом районе города, далеко от всех своих друзей, живет в рамках совершенно иных представлений, отличающихся от представлений своего мужа, который был единственным ребенком в семье, у которого ныне работа, требующая большого напряжения, который пишет диссертацию и занимается спортом в местном клубе. Чтобы понять систему представлений другого человека, всегда требуется приложить немного воображения, сделать серьезную попытку, выразив намерение и оказав внимание. Это, прежде всего, означает выслушать, чтобы мы в действительности могли увидеть точку зрения другого человека, не пытаясь возразить ей или объяснить ее, желая только поставить себя на их место и увидеть все их глазами.

Участие

Кроме проблемы выслушивания существует проблема участия. Участие — это возможность поставить себя на место другого человека для того, чтобы мы смогли почувствовать, что он или она чувствуют.

Это особенно важно в брачных и семейных взаимоотношениях и в близкой дружбе, где велики интимность и эмоциональное участие. Мужьям необходимо знать это.

Мне потребовалось много лет брака, чтобы обнаружить, что когда женщина говорит: «Нам нужно поговорить об одной проблеме», — она имеет в виду нечто отличное от того, что имеет ввиду мужчина, когда он говорит: «Нам нужно поговорить об одной проблеме». Обычно, мужчина имеет ввиду: «Давай рассмотрим проблему, найдем ответ и решение проблемы». Но женщина, обычно, имеет ввиду: «Вот что я чувствую по отношению к этому, а что чувствуешь ты?» Многие супружеские пары думают, что ответ на их проблемы заключается в том, чтобы сесть и обсудить их, но каким-то образом в конце они более запутываются, чем до начала общения. Если один человек ищет понимания или реакции на эмоциональном уровне, а другой подходит к данной ситуации на интеллектуальном уровне, они абсолютно не поймут друг друга.

Но здесь есть еще кое-что. Большинство слов и выражений, которые мы используем, несут эмоциональную нагрузку, но эта нагрузка разная у разных людей. При общении мы мене всего осознаем, каковы эмоциональное содержание нашей речи и невербальное общение, сопровождающее ее — то есть тон нашего голоса, взгляд наших глаз или поза при разговоре. Эксперименты показали, что невербальное содержание нашего общения гораздо сильнее, чем вербальное сообщение, посылаемое нами. Если двое людей конфликтуют, то вероятность того, что слушатель будет воспринимать в первую очередь невербальное содержание, в пять раз больше.

Каков же ответ на эту ошеломляющую статистику? Мы никогда не сможем воспринять сообщение с непогрешимой точностью, разве что если оно будет состоять из математических уравнений. Ответ в том, что нужно устанавливать и поддерживать взаимоотношения на уровне духа. Эта связь достаточно сильна, чтобы превратить сложность общения в легкий труд для того, чтобы мы могли возрастать в понимании и взаимном принятии путем расшифровки сообщений. И это приводит к желаемым результатам. Вы можете достичь того, что взгляд через всю комнату, приподнятая бровь, ссутуленные плечи или прикосновение мимоходом могут сказать вам о любимом столько, что хватит для написания целой книги.

Примечания

1. 1 Коринфянам 13:12

2. Бытие 3:10

3. Иоанна 10:5

4. Бытие 1:27, 2:18

5. Бытие 1:22, 28

6. Бытие 2:23

Категория: Том Маршалл | 19.11.2007
Просмотров: 1702 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz