Воскресенье, 20.08.2017, 07:57
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Человек
Том Маршалл [12]
Правильные взаимоотношения
Генри Клауд, Джон Таунсенд [17]
Фактор матери
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Ваше отношение к межконфессиональному диалогу и сотрудничеству?
Всего ответов: 866
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Человек » Том Маршалл

11. РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ

Глава 11. РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ

Мы увидели, что мы примирены с Богом не на основании решения проблем, а на основании благодати. Но Бог очень озабочен проблемами в нашей жизни, и в течение развития наших взаимоотношений, Он постоянно и скрупулезно занимается конкретными вопросами. Мы называем этот процесс освящением. Кстати, если, мы рассмотрим, как Бог делает это, мы обнаружим, что так же, как спасение является образцом и парадигмой для примирения, освящение оказывается образцом для решения проблем. Говоря это, я не имею в виду, что само освящение решает все проблемы взаимоотношений, но этот Божий метод, или «как», при освящении является методом, или «как», для решения проблем взаимоотношений.

Мы можем следующим образом перечислить принципы, используемые Богом.

Во-первых, все начинается со стабильного принятия нас Богом на основании Креста. Принятие нас и наша безопасность совсем не зависит от нашего успеха в решении проблем. Мы можем принимать радикальные исправления нашего характера и нашего образа жизни, когда Бог занимается нами, потому что мы знаем, что несмотря на наш успех или неудачу при этих испытаниях, мы всегда в безопасности, находясь в надежной любви Отца. Этот принцип также оказывается самым главным для успешного решения проблем во взаимоотношениях. Теперь я понимаю, что в первые годы моего брака, я каким-то образом знал, что Дженни, безусловно, принадлежит мне и нашему браку и будет продолжать любить меня, несмотря на мои проблемы и слабости. Без такой подстраховки во взаимоотношениях всегда существует опасность, что мы почувствуем, что нас заставляют изменяться, даже когда изменение желательно, или, что иногда еще хуже, почувствуем, что мы получаем право на что-то еще как премию за то, что нам удалось измениться.

Во-вторых, когда мы устойчивы в знании о Божьем принятии, Святой Дух ведет нас к прогрессирующему, конкретному покаянию в греховных поступках я представлениях и установлению новых моделей поведения. Именно тогда мы обнаруживаем, что как мы не можем повредить, ранить или изменить Божью любовь к нам, так мы не можем истощить Его настойчивость или обманом заставить Его смотреть сквозь пальцы на то в нас, что как мы знаем, нуждается в изменении. Мы натыкаемся на Его упорную любящую верность.

В живых и возрастающих взаимоотношениях присутствует та же прогрессивная ликвидация камней преткновения, неправильных действий и отношений. Среди прочего мы обнаружили, что каким-то образом не каждая из сторон требует, чтобы другая сторона изменила его или ее способы, а именно взаимоотношения начинают требовать от нас обоих изменения. «Не Линн возложила это на меня, — сказал мне Джордж, — просто наш брак требует, чтобы я улучшил свое поведение в этой конкретной области».

Наконец, когда мы позволяем прогрессивным изменениям происходить в нашем характере и образе жизни, чтобы они больше и больше гармонировали с характером Бога, мы переживаем больше и больше радости в наших взаимоотношениях с Ним. Затем, мы испытываем все больше и больше удовлетворения, когда мы учимся жить для Его славы, а не для нашей собственной. Тот же принцип лежит в центре всех человеческих взаимоотношений. Когда мы учимся подправлять друг друга и согласовывать наши действия и отношения с действиями и отношениями другого человека, мы обнаруживаем увеличивающиеся радость и наслаждение, когда мы живем не для своего собственного удовлетворения, а для удовлетворения друг друга. Если неотданное «я» — это неудовлетворенное «я», то мы также обнаружим, что отданное «я» — это удовлетворенное «я».

Одним из первых результатов истинного примирения часто является то, что многие проблемы исчезают сами собой. Это те проблемы, которые на самом деле были не столько причиной дисгармонии, сколько ее результатами. Подобным образом отношения так сильно изменяются в процессе примирения, что основные источники трудностей и разногласий просто прекращают свое существование. Когда чувства превосходства и неполноценности исчезают, или больше не нужны агрессивность и защитная реакция, конфликты, которые они создавали, также пропадут. После некоторого времени мы снова можем смеяться над самими собой и смеяться друг с другом.

Снисходительность

Очень часто, когда люди начинают заново во взаимоотношениях, они решают никогда снова не позволять неразрешенным проблемам накапливаться; когда они берутся за проблему, они остаются с ней, пока она не будет решена. Прекрасное побуждение, но в действительности, если они застрянут с этим решением, они вряд ли протянут дольше, чем до вечера следующего дня. Дело в том, что все множество отличий и трудностей во взаимоотношениях совсем не требует решения проблем. Им нужно то, что Новый Завет называет снисходительностью.

Такие вещи состоят из наших маленьких личных привычек и отличительных черт характера, странностей нашего поведения, способов выполнения дел или выражения себя, которые раздражают другого человека. Обычно, они становятся проблемами, потому что мы уже начали отдаляться друг от друга, между нами уже установилась дистанция. Например, миссионеры приехали домой после служения с поражением не из-за климата, здоровья или преследований, но потому что они не могли вынести храпящего или настаивающего на сне с открытым (закрытым) окном коллегу.

Снисходительность — это способность не раздражаться и не огорчаться несправедливо из-за ошибок и слабостей других. Это не просто терпимость, простое терпение или примирение с положением. Это активная терпеливость и ношение бремен друг друга. «Со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу с любовью»1. Принятие касается человека, снисходительность касается его или ее поведения.

Это священническая добродетель в соответствии с автором письма к Евреям: священник, «могущий снисходить невежествующим и заблуждающим; потому что и сам обложен немощью»2. Это выделяет две главные причины, почему мы часто находим снисхождение трудным: первая — недостаток сострадания и неспособность идентифицировать себя с другим человеком, терпящим неудачу; вторая — нежелание видеть свои собственные слабости и нераскрытые тенденции, которые, возможно, так же раздражают другого человека.

Но если у нас не хватает снисходительности, мы можем идти за ней к нашему великому Первосвященнику: «Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими»*.

Снисходительность не обязательно означает, что на данный вопрос не обращают внимание, но она дает терпение и податливость, позволяющие ждать подходящее время и подходить к этому вопросу позитивно и с целью помочь. Когда Бог поднимает какой-то вопрос в моей жизни, я часто удивляюсь, что Он так долго мирился с ним, так долго ждал подходящего времени, чтобы разобраться с ним. Снисходительность, иными словами, освобождает нас от необходимости мгновенной реакции и упреждающего удара.

Более того, она дает нам благодать предпринимать шаги для защиты друг друга от искушения или давления, которое, как мы знаем, вызывает определенные проблемы.

Неудаленные обиды из прошлого

Между нами могут возникать другие проблемы, которые, на самом деле, вообще слабо связаны с настоящими взаимоотношениями. Они вызываются тем, что произошло с нами в прошлом или вне настоящих взаимоотношений и оставило обиды и раны, которые не были исцелены или удалены. Например, много лет тому назад родитель или учитель опустошил вашу юную жизнь взрывом сарказма, который был почти калечащим, потому что подчеркивал то, что, как мы до этого уже боялись, было правдой. Годами память об этой обиде или страх были спрятаны, пока полностью не забылись. Но случайная, полушутливая реплика друга или коллеги случайно содержала некоторые из тех эмоционально нагруженных слов, и резкий, оборонительный и ожесточенный отпор у нас на кончике языка; мы знаем, когда произносим его, что он несправедлив, но не можем удержаться.

Такие ситуации другому человеку невозможно уладить, потому что он не может видеть какую-то логичную, понятную связь между тем, что он сказал или сделал, и вашей реакцией. Очень может быть, что вы сами не можете видеть связь и затрудняетесь объяснить причину многократного уничтожения в вашем ответе.

Ситуация может быть еще более критической, если человек пострадал от крушения брака, и женился снова из-за разочарования в любви, или не успев залечить травму от предыдущих взаимоотношений и разобраться с трудностями во взаимоотношениях, которые внесли вклад в крушение брака.

Тем не менее, недостаточно понять, что поведение другого человека не является источником наших реакций, хотя нам необходимо признать это и привести непосредственные обстоятельства в порядок. В этом есть позитивная сторона: то, что было погребено, сейчас вышло на поверхность и есть шанс разобраться с этим вопросом. Раны в наших чувствах могут быть исцелены, когда мы чувствуем их; только когда мы соприкасаемся с поврежденной областью, мы можем принести ее к Христу, чтобы Он очистил и исцелил ее. Такие переживания являются частью нашего внутреннего путешествия к здоровью, и позже мы будем бесконечно благодарны за невинную реплику другу или супругу, которая была средством, которое Бог использовал для привлечения нашего внимания к гнойной ране, погребенной внутри нас.

Непреднамеренное зло

Затем, существует область непреднамеренного зла. С ним одновременно наиболее легко и наиболее трудно разбираться. Аспект намерения является центральным в любом понятии о моральном вреде. Я стою в автобусе, и он внезапно останавливается, выводя кого-то из равновесия. Если он больно наступит мне на ногу, я, возможно, пострадаю, но подразумевается, что я не разозлюсь на этого человека, потому что это произошло случайно, не было никакого намерения навредить мне. С другой стороны, если я участвую в горячем споре с кем-то, и он кидается на меня, но промахивается, я могу разозлиться, потому что, хотя он мне не повредил, на самом деле он намеревался сделать это.

Мы можем, конечно, говорить неправду о наших намерениях. Мы можем сказать: «Извини, я не хотел обижать тебя», — в то время как все время мы знаем, что мы поставили такую цель перед собой. Тем не менее, бывают случаи, когда мы обижаемся на что-то сделанное или сказанное, и при этом не было никакого злого намерения. Здесь у меня есть проблема. Мне кажется, что когда ожидается раскаяние, или даже когда прощение милосердно дается за то, что было непреднамеренным или неожиданным, возникает серьезный риск непонимания данной проблемы. У другого человека может остаться реальное впечатление о несправедливости, потому что прощение предполагает вину, а намерение, достойное осуждения, совершенно отсутствовало.

С другой стороны, последствия нельзя не исправлять только потому что человек не хотел произвести получившийся эффект. Мы не можем забыть о результатах этого как просто о «неудаче». Беззаботность или бездумность могут, на самом деле, заслуживать осуждения. Мы должны приводить дела в порядок как можно быстрее, великодушнее и справедливее. Я отвечаю за результаты своего поведения, если даже оно дает результаты, которые я предвидел и не намеревался производить.

Наконец, существуют настоящие ошибки, которые нужно рассмотреть, и с которыми нужно разобраться до того, как мы сможем пойти дальше. Их невозможно избежать, и не следует откладывать. Если к ним не обращаться, они принесут во взаимоотношения настоящий стресс и напряжение. Более того, если эта ошибка продолжает существовать, мы сеем семена крушения взаимоотношений. Но как нам нужно разбираться с ними?

Реабилитация гнева

Я считаю, что существует важная область непонимания или недостатка понимания природы и должного места гнева. Конрад Баарз, христианский психолог, писал об апатии среди стольких многих христиан к такому социальному злу, как аборты, порнография, нищета и дискриминация. Он предположил, что одной из причин этого является тот факт, что учение Церкви о гневе было почти полностью негативным. Христиане не могут любить такие вещи, но их также учили, что гневаться неправильно. Результатом этого является либо апатичное пораженчество, либо бесстрастный протест. Это настроение было прекрасно схвачено в стихотворении У. Б. Уитса «Второе пришествие».

«Все распадается, костяк всего упал, Анархия кругом свой правит бал, Кровь хлынула мерцающей рекой, Везде топя невинности остатки; У тех, кто лучше, осужденье умерло, Активны лишь готовые на зло».

Печально, но часто на стороне зла больше страсти и интенсивности чувств, чем на стороне добра.

Что такое гнев?

Одна из проблем заключается в том, что в нашем языке нет готового способа для различения между гневом, как чувством и гневом, как поведением, но это различение имеет первостепенную важность.

Гнев является одной из эмоций, данных Богом; он, на самом деле, является одной из аварийных мобилизующих эмоций, и ее функция — высвободить умственную энергию, которая даст нам возможность выстоять при кризисе или опасности. Некоторые из других слов, которые ассоциируются у нас с гневом, выражают тот же тип энергии: подумайте, например, что несут такие слова, как негодование, рвение, ярость и гнев.

Но гнев, как чувство, сам по себе морально нейтрален. Он может вести как к греховному поведению, так и к праведному поведению. «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте место диаволу»*. Это различие между чувством и поведением ясно видно во взаимоотношениях между Каином и Авелем. Мы читаем в Бытии 4:5-7: «… Каин сильно огорчился, и поникло лице его». Затем Бог говорит Каину: «Почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое?» Заметьте, что о чувствах только спрашивают, они не осуждаются, но затем следует предупреждение: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним». Главное в случае с Каином, как и с нами, его поведение, а не его чувства.

Когда необходим гнев?

Гнев — это эмоциональная реакция, целью которой является мобилизация нас на действие, которое следует предпринимать в ситуациях, подобных следующим:

1. Нейтрализовать оскорбление или вред, причиненные нам или тем, кого мы любим, или за кого мы несем моральную ответственность. Если мы не гневаемся на очевидную жестокость к детям, женщинам, беспомощным людям, животным, у нас серьезные проблемы с моральной чувствительностью.

2. Защитить себя или тех, кого мы любим или то, что считаем дорогим для себя от вреда опасности, от продолжения или повторения вредоносного действия.

3. Требовать извинения, покаяния, восстановления и возмещения за совершенные оскорбления или вред, и

4. Дать другому человеку знать, как мы чувствуем себя, чтобы дать ему или ей возможность исправиться и обращаться с нами более справедливо и милосердно в будущем. Вы можете вспомнить случай, когда вы, наконец, по-настоящему разгневались на неправильное поведение какого-то человека, а он изумленно сказал: «Извини, я не знал, что ты так это воспринимаешь».

Вам не нужно много читать Евангелие, чтобы понять, что временами Иисус гневался. Когда Он изгонял менял из храма, нетрудно представить тон его голоса: «Как вы осмелились превратить дом Отца Моего в базар!» Стих, который ученики, устрашенные Его возмущением, вспомнили, был: «Ревность по доме Твоем снедает Меня»3.

Это картина контролируемой силы и направленного морального рвения. Она суммируется в самой живой из всех фраз, используемых для описания Божественной энергии, высвобожденной против греха и зла — «гнев Агнца».

Когда гнев оправдан?

Мы уже обращались к случаю, когда чувства и поведение идут вместе, но они раздельны, и их необходимо различать. Необходимо рассмотреть следующий вопрос: «Как прежде всего я узнаю, оправдан ли мой гнев?»

Эмоциональные реакции в большой степени являются результатом нашего восприятия, то есть если я замечу опасность, на самом деле отсутствующую, или несуществующую угрозу, я отреагирую ненужным и бесполезным гневом. Так же если то, что защищается, не является тем, что я должен был защищать мою гордость, мое тщеславие или какое-то весьма ложное и пустое мнение. В таких случаях необходимо направлять мое восприятие и различение, мне необходимо «видеть» вещи в реальной перспективе.

Важно понять, что эмоции, хотя и являются важной мотивирующей силой поведения, не должны направлять наше поведение. Наше поведение должно направляться совестью, разумом и волей. Гнев может мобилизовать меня на встречу того, что я рассматриваю как опасность, но я не должен быть увлечен этим гневом. Я должен выбрать правильную реакцию в соответствии с моим пониманием и моим духом. На самом деле, эмоции построены так, что они примут решение с помощью этих более важных частей человека, и энергии, которую они произведут, хватит на придание реакции силы.

Даже если правильная реакция заключается в ничегонеделании, например, в терпении и прощении, эмоции не подавляются и не отвергаются этим решением. На самом деле, через принятие этого решения воли эмоции все равно задействованы.

Еще одно слово, используемое для описания гнева — это пыл. Первоначальное значение этого слова очень интересно, оно связано с описанием процесса закаливания стали. Гнев должен закаливать нас для кризиса так же, как сталь закаляется при обработке. Но если эмоциональной энергии гнева позволить свободно действовать, мы говорим: «Я вышел из себя», — что на самом деле и происходит. Мы теряем способность управлять собой в драке, подобно взбесившемуся боксеру.

Различение между чувствами и поведением может также помочь нам увидеть, как гнев можно направить в русло созидательного примирения. Во-первых, нам нужно признать и рассмотреть свой гнев, чтобы решить, является ли он законным, оправданным, или на самом деле, это проблема, с которой нужно бороться.

Если он оправдан, то нам нужно признать и принять гнев и позволить его мобилизующей энергии обеспечить подъем в нас, чтобы мы могли противостать обстоятельствам. Если при этом присутствует нарушение или вред, с которыми необходимо разобраться, нам нужно сделать это честно и с состраданием. Гнев и сострадание не являются несовместимыми. Необходимо трезво посмотреть на проблемы до того, как можно будет заниматься прощением. На самом деле, преждевременное прощение или попытка пойти напрямик, не касаясь неприятных вещей, тоже часто завершается тем, что все просто погребается. То же происходит, когда люди так боятся гнева, что подавляют его до того, как у него есть возможность выразиться. В обоих случаях гнев уходит в подполье, чтобы питать обиду. Обида означает, что одно и то же испытывается снова и снова. Она также может произвести злобу, ожесточение и депрессию. Вспомните стихотворение Блейка «Отравленное дерево»:

На друга как-то я был зол,

Открыл мой гнев, мой гнев ушел,

Когда я зол был на врага,

Я скрыл свой гнев, и злость росла.

И ночь и день она росла,

Пока свой плод не принесла,

Мой враг увидел блеск плода,

И мысль к нему одна пришла.

Прокрался в сад мой тихо он,

Когда накрыла ночь мой дом,

С утра был рад увидеть я,

Лежащий труп того врага.

Путь к прощению

Когда вы уже обратились к проблеме, необходимо признать вред, принять на себя ответственность и искать прощения. Ограниченное и разбавленное извинение не подойдет здесь. Фразе: «Я прошу прощения», — часто не хватает необходимого признания вреда. Я могу извиниться, а сам буду думать, что вы заслужили все это, но теперь у вас нет пути назад, потому что я извинился.

Мне нужно признать откровенно и смиренно: «Я был неправ. Я виноват, что обидел тебя. Я прошу простить меня».

Иногда, нам нужно сделать или предложить возмещение, восстанавливая пострадавшей стороне то, что он или она потеряли, или эквивалент этого каким-то возможным путем. Возмещение является хорошим показателем покаяния, но опять же, конкретные его формы могут лучше всего определяться сторонами, которые уже примерены друг с другом.

Когда человек, который поступал неправильно, признает это, и просит прощения, его всегда нужно давать, даже, как сказал Иисус, до седмижды семидесяти раз6. Но давайте разрушим некоторые неправильные представления, которые часто приносят смятение в деле прощения.

Во-первых, прощение не говорит, что то, что было неправильным, правильно и не говорит, что это не важно. Я помню одну женщину, пытавшуюся простить мужа за развал их брака, когда он привел свою новую подружку и ждал, что его жена будет ухаживать за ними. Она сказала: «Как я могу простить это, когда это было так ужасно?» Прощение в этом смысле отличается от помилования; только Бог может помиловать нас за наш грех. Прощение связано с нашими чувствами и нашей реакцией на тех, кто ранил нас. Это позволение или уйти от обвинения и возмездия в смысле наших желаний о них.

Когда нас просят о прощении, дать его — это выбор, сделанный нашей волей. Мы держим что-то на них нашей волей, и нашей же волей мы можем дать этому уйти. И прощение эффективно закрывает вопрос, потому что когда я прощаю человека, я ему говорю следующее: «Я никогда' не напомню тебе об этом снова — все прощено. Я никогда не упомяну этого в разговоре с кем-то другим — все прощено. Я никогда не вспомню этого в тягостных раздумьях или в моменты жалости к себе — все прощено».

С таким прощением чувство гнева друг к другу быстро отступает. Если так не происходит, Иисус дает наиумнейший психологический совет: каждый раз, когда всплывают негативные чувства, молитесь за этого человека, благословляйте его или ее и, если представится шанс, делайте ему добро. Негативные чувства быстро испарятся.

Что если нет ответа?

Мы неоднократно указывали на важный элемент взаимности во взаимоотношениях. Они не могут создаваться в одностороннем порядке, сохраняться в одностороннем порядке и быть примеренными в одностороннем порядке. Что происходит, когда другая сторона отказывается быть примиренной или отказывается признать существование проблемы или взять на себя какую-либо ответственность за нее?

Наилучшее высвобождение для наших чувств в таких болезненных ситуациях — одностороннее и безусловное прощение. «Отче! прости им, ибо не знают, что делают»1. Этим не достигается примирение, но это освобождает нас от власти обстоятельств и предотвращает вторжение злобы и обиды. Иисус пошел обратно к Отцу без единой ожесточенной мысли или мысли о мести по отношению к тем, кто упорно отказывался примириться с Ним и преднамеренно и жестоко убили Его. Если мы прощаем, мы можем быть исцелены от всякого наследия уязвленной гордости и обиды. Возможно, нам придется доверить будущее данных взаимоотношений в Божьи руки, если у них на самом деле есть какое-то будущее, но оно больше не угрожает нашему росту, нашему здоровью и нашему миру.

Примечания

1. Ефесянам 4:2

2. Евреям 5:2

3. Евреям 12:3

4. Ефесянам 4:26-27

5. Иоанна 2:16-17

6. Матфея 18:22

7. Луки 23:34

Категория: Том Маршалл | 19.11.2007
Просмотров: 1460 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz