Вторник, 12.12.2017, 14:14
  Фарисеевка...аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидите в Царствие Небесноe...
Меню сайта
Мой креатифф
Статьи [11]
Юмор [2]
Сегодня
Чтения от Библия-центр

Богослужебные указания
Голосование
Ваше отношение к межконфессиональному диалогу и сотрудничеству?
Всего ответов: 868
200
-->
Друзья сайта

Библиотека святоотеческой литературы

Marco Binetti. Теология, филология, латинский язык.







Библиотека Якова Кротова



Богословский клуб Эсхатос

Главная » Статьи » Мой креатифф » Юмор

Во-блин'овские переводы
На этой странице представлены экспромты, в разное время по разным поводам родившиеся в процессе дискуссий на разных форумах. Почему бы их и не собрать в одном месте? К сожалению, вне контекста той среды и тех разговоров 50% смысла теряется. Но сойдёт и по половине

МОСКАЛЬ (родинна хроніка)

Перевод романа "Бурлак" Людмилы Петрушевской. Написана на старом кураевском форуме во флеймисто-флудистой теме, посвящённой "возможностям украинского языка". Собственно, вещь не аполне самостоятельная: часть корней взята из стёбного перевода сказки "Пуськи бятые" ("Піхвуськи хускіні") Игоря Дыченко, часть посвящена активному участнику темы, "митрополиту" одной из "истинно-православных" юрисдикций, сексуально озабоченному, похоже, не меньше, чем шовинистически.

Оригинал здесь

Частина 1.
Льопала Мухася з Прутенцем на ганкусі та пококорухала Дупаню. А Дупаня кердикала бісельолю.
Мухася лямляє:
- Шао-бао, Дупаньо!
А Дупаня ані шао, ані бао, а кердикає бісельолю в усі одвізки. Півбісельолі в Дупаніних шелепідницях, півбісельолі по хвеняці медебелькоче та шльондрибається.
А Прутенець лямлякає:
- Мухасьо, Дупаняки, що кердикають бісельоль, не лямлячуть "шао-бао", бо бісельолі з шелепідниць чучутенькають.
Мухася ж лямлятюнька:
- А по шелепідницям? За некульольність?
Та - оле-оле-оле! - Дупаню по шелепідницям.
Дупаня розпердолила шелепідниці та як залепетюнькає:
- Йой! Йой!
Бісельолька з шелепідниць Дупані тижменепідманулася, несегаляводнулася та ойнагорітаженціжнукнула з чаклусі.
А Мухася лямлячить:
- Шао-бао, Дупанясьо!
А Дупаня гетьзачаклосіднула та лепетука:
- Ве-ве, Прутенцю, базахваком! А мухасята ж не прутенченки!

Частина 2.
Прутенець лямляє:
- Мухасьо, а мухасятоньки прутенченки?
Мухася розпердолила шелепідниці та лямляє найвельми:
- Пурхва ж собі!
Прутенець ретурнув у чангарі та з чангарів лямлячить:
- Мухасьо, а мухасятоньки прутенченки?
А Мухася як залепетюнькає:
- Некульольно, йой некульольно так лепетарити!
А Прутенець у чангарях як замосякає собі: "Мася-мася-масяня".
Мухася ж лямлячить:
- Не мосякай, москале! Мухасятоньки не прутенченки, а прутенцівни!

Льюис Кэрролл. Алиса в Подземье. Глава 10.

Написано на старом форуме сайта "Миелофон" в порядке восхищения и попытки ответа на перевод "Охоты на Снарка" Н.Светлова ( cronosecurity), мастерски скрестившего Кэрролла с Булычёвым и с местным фэндомом.

Оригинал здесь

Морской Кабачок [2], глубоко вздохнув, смахнул слезу короткой ручонкой. Он уставился на Алису и попытался что-то сказать - но почти две минуты ничего не мог произнести из-за душившего его плача. "Костью, похоже подавился", - сказал Грифф и деловито принялся колотить товарища по спине кулаками. Наконец голос Кабачка пробился сквозь рыдания, и со слезами, задерживающимися и дрожащими на толстых щеках, он спросил:
- Ты, Алиса, не была на дне моря? [3]
- Нет, не была.
- А с раками не знакома?
- Ну почему же, пробовала, - поспешила ответить Алиса и осеклась, - ... в чате пообщаться.
- Значит, ты не знаешь, что за прелесть Раковое Танго?!
- Нет, конечно, - сказала Алиса. - Это быстрый танец или медленный?
- Рульный, - ответил Грифф. - Сперва вы строитесь в шеренгу вдоль берега...
- В две шеренги, - перебил Кабачок. - Тюлени, кабачки, лососи и прочие космодесантники. Затем, зачистив территорию от медуз...
- Это затяжная операция, - вставил слово Грифф.
- ...делаем два шага вперед, - продолжал Кабачок.
- С раками! - закричал Грифф.
- Само собой. Два шага налево, поклон, раком поменялись, и два шага направо в исходную позицию.
- А затем, - продолжал Морской Кабачок, - бросаетесь...
- Раком! - закричал Грифф, взмывая в воздух.
- ...как можно дальше в море...
- ...и плывете за ним, - не умолкал Грифф.
- Шаг назад и два вперёд - на берег. Фигура первая, - закончил Кабачок, неожиданно понизив голос. Оба существа, только что носившиеся, как безумцы [4] , внезапно поникли и печально посмотрели на Алису.
- Прикольный танец, наверное, - робко сказала Алиса.
- Показать? - спросил Кабачок.
- Конечно, - воскликнула Алиса
- Ну, давай, попробуем первую фигуру, - сказал Кабачок Гриффу. - Ее не обязательно исполнять с раками.
> Грифф => Алиса> Однако.... Ну , что ж.... Кабачок, дерзнем? ;))
> Кабачок => Грифф> а как же.. кто не дерзает! (напяливает на себя шляпу и усы, оставшиеся от Чеширского Кота) приглашаю!
А петь кто будет?
- Ты пой, - сказал Грифф. - Я слова забыл.
> Грифф > Эх.... Откидываясь корпусом назад... (никого не зашиб?) :))
> Кабачок => Грифф> (удерживая тощего Гриффа)....как ты можешь кого нибудь зашибить (прижимаясь к щеке Гриффа и руки вытянув вперед идут на Алису) берегись!
> Грифф => Алиса > Ой-ой.... Поберегись!.. [5]
Так они торжественно пустились в пляс вокруг Алисы, время от времени оттаптывая ей пальцы и отбивая такт передними конечностями под протяжно-заунывное пение Морского Кабачка:

    Вышла селедка на берег морской.
    Вновь улитка шагает не в ногу, сбивая весь строй.
    Лобстеры и трепанги столпились, как лед и огонь,
    Видишь - кабачки напирают все ближе...
    Как это классно - в воздух взлететь,
    С раками вместе в полете свистеть.
    А потом -
    через правое плечо команда "кругом!" [6]
    Что же не хочешь ты влиться в наши ряды?

    Танго в строю - это очень несложно.
    Танго в строю - только раков не надо терять.
    Танго в строю - ты или отвали, чтобы не мешать,
    Или можешь ты с нами начать это танго в строю.

    Берег морской, движется строй.
    Но улитке нелегко добраться пешком до кромки воды.
    "Нет уж, друзья! неблизок ваш путь..."
    Да ты гонишь! - селедка ответила ей, -
    Мы дойдем своим ходом. Чем дальше
    От вчерашнего ананаса -
    Тем прекрасное завтра скорее к нам грядет!

    Танго в строю - это очень несложно.
    Танго в строю - только раков не надо терять.
    Стань-ка в струю! - Лучше я отвалю, чтобы не мешать,
    Или могут меня растоптать эти танки в строю.

- Спасибо. Выглядело и впрямь круто, - с воодушевлением произнесла Алиса, довольная, что танец наконец-то кончился. - И песня занятная.
- Жаль только, что раков ты так и не видела, - вздохнул Кабачок. [7]
- Да видела я их, и не раз. Они у нас с пивом, как правило.
- Ну, пиво они любят... Значит, ты имеешь представление, как они выглядят?
- Конечно, - Алиса задумалась. - Красные и хвост шейкой почему-то называется.
- Насчет "красных" ты не права, - возразил Морской Кабачок. - Это у них просто дизайн на сайте такой. Они о политике принципиально не говорят, хотя и любят повспоминать о прошлом. А вот хвост у них - действительно шейкой. И это потому, что... - он глубоко зевнул на полуслове, так что его маленькие глазки совсем исчезли в складках лица, - вот он тебе расскажет, - Кабачок кивнул на Гриффа.
- Причина в том, - ответил Грифф, - что на десять раков по статистике девять селедок. Вот бедным лобстерам и приходится одновременно вертеть головой, выискивая пару, и хвостом, привлекая ее. И от такой синхронности они ужасно трясутся (to shake). Элементарно.
- Здорово! - сказала Алиса. - Я раньше не знала о лобстерах столько интересного. [8]
- Ну, это далеко не всё, - сказал Грифф. - Если тебе эта тема по душе, то знаешь ли ты, почему их называют лобстерами?
- Нет, - сказала Алиса, - никогда не задумывалась. Почему же?
- Потому что они стирают в танце лбы! - торжественно провозгласил Грифф.
Алису такой ответ весьма озадачил. "Стирают лбы? - переспросила она. - А почему не обувь?"
- Посмотри на свою обувь, - сказал Грифф. - Разве она стирается?
Алиса мельком глянула вниз: "Да нет, не очень".
- Естественно! - сказал Грифф довольным голосом. - Обувь не стирают, а чистят. Доказано Zanussi. А раков в танце занусит... заносит...
- И что же? - у Алисы разыгралось любопытство.
- Да ничего особенного, - отмахнулся Грифф. - Если у них хвост шейкой, так что же в танце больше всего страдает, как не голова? Спроси любую крИветку...
- Если бы я была лобстером, - задумчиво произнесла Алиса, по-прежнему находясь под впечатлением песни, - я бы танцевала с трепангами. Они поспокойней. [9]
- Напрасно ты так уверена, - раздался вдруг, словно из глубины, голос Морского Кабачка.
- Почему же? - удивилась Алиса.
- Потому что танцуя с трепангами, лобстеры чаще всего и получают трепангацию черепа!
- Вы хотите сказать "трепанацию"? - уточнила Алиса. [10]
- Вовсе не хочу! - ответил Кабачок возмущенным тоном - Изверг я, что ли?
- Расскажи лучше о своих приключениях, - вступился за товарища Грифф.
- Только о сегодняшних, - сказала Алиса. - Я-вчерашняя была другим человеком, а сегодня я чей-то клон.
- Переведи! - попросил Морской Кабачок.
- Нет уж, - нетерпеливый Грифф не дал Алисе раскрыть рот. - Сначала слушаем приключения. Комментарии подождут.

И Алиса стала рассказывать все по порядку, начиная от встречи с Белым Кроликом. Поначалу ей было не по себе, когда оба существа стали напирать на нее с двух сторон, выпучив глаза и раскрыв широченные пасти, но постепенно она взяла себя в руки. Ее слушатели соблюдали тишину до тех пор, пока она не добралась до эпизода с безуспешными попытками прочитать Голубой Гусенице "Крошка сын к отцу пришел...".
- Это весьма любопытно, - протяжно вздохнул Морской Кабачок.
- Всё любопытнее и любопытнее, - подтвердил Грифф. - Как такое вообще может быть?
- Может быть, а может и не быть, - глубокомысленно изрек Кабачок. - Пусть еще что-нибудь из Маяковского почитает, - он искоса глянул на Гриффа, словно тот имел над ней больше власти.
- Читай "Стихи о советском паспорте", - сказал Грифф - А почему ты сидишь?
- Вот, pancake, раскомандовались, - подумала Алиса. - Хуже, чем в школе.
Она встала и начала читать. Но ее голова все еще была забита раками, селедками и улитками, так что она едва понимала, что говорит - и вместо слов получалась сплошная "рыба":

    Я раком бы выгрыз рыбацкую сеть. [11]
    Сживём браконьеров со свету! [12]
    Найдёт в рассоле достойную смерть
    Селёдка любая. Но эту
    Я достаю из подводных глубин,
    Как змЕя, акулам на зависть. [13]
    Тащитесь, улитки:
    Я - гражданин
    того,
    что от Союза осталось!

- Н-да, - протянул Грифф. - В детстве я учил совсем другое. [14]
- Первый раз слышу, - сказал Кабачок, - но это полный эррор!
- Я бы даже сказал, эрротика, - добавил Грифф.
Алиса ничего не ответила. Сидя с закрытым ладонями лицом, она думала лишь об одном: встанет ли когда-нибудь, наконец, все на свои места?!
- Пускай объяснит, - не мог успокоиться Кабачок.
- Да не объяснит она ничего! - сказал Грифф раздраженно. - Пусть лучше еще что-нибудь прочтет.
- Нет, я все-таки хочу понять, как можно выгрызть сеть _раком_, - упорствовал Кабачок. - Ведь это жутко неудобно.
- Да это о лобстере речь, - пыталась объяснить Алиса, но ее саму смутила двусмысленность, вернее, нуль-смысленность текста, и она рада была замять эту тему.
- Читай еще, - нетерпеливо повторил Грифф. - Читай "Шел я улицей Чугунной..."
Алиса не решилась отказать, хотя и понимала, что дальше будет не лучше. С дрожью в голосе она начала:

    Шел я улицей в Чуйгуне,
    Видел Ласку там и Луня. [15]
    Вдруг откуда ни возьмись
    Появился в миске рис.
    Мигом рис сжевала Ласка,
    Миска - Луню для отмазки,
    И по палочке потом
    Загребли они с Лунём.
    В этом деле Ласка спец -
    Тут ЛунЮ пришёл ...

- Зачем ты читаешь этот бред, если всё равно ничего не можешь объяснить? - прервал её Морской Кабачок. - Никогда еще таких ребусов разгадывать не доводилось.
- Да уж, - согласился Грифф, - иногда лучше жевать, чем говорить.
Алиса была с ними полностью согласна.
- Ну так что? - спросил Грифф. - Показать тебе вторую фигуру Ракового Танго, или пусть Кабачок еще споёт?
- О, лучше песню! - Алиса произнесла это с такой страстью, что Грифф был задет за живое.
- Ну, на вкус и цвет товарищей нет. Давай, старина, нашу, "Прекрасную похлёбку"!
Морской Кабачок испустил глубокий вздох и начал петь, перемежая рыданием:

    О пленительная рыбная похлёбка,
    Завтрак утренний, серебряный прибор!
    Ты таинственна, как ядерная кнопка,
    И зелёная [16] от специй, как забор.

    Прекрасная похлёбка стреляет, словно пробка,
    Когда засунешь робко ты ложку в Неё.
    Салфеткою из хлопка не вытрешь подбородка,
    Но опрокинул стопку - и ёкало-моё! [17]

    Я клянусь забыть о рыбе и о раках,
    Отрекусь от мангустинов и скрррулей,
    Лишь бы вновь вдыхать Её волшебный запах,
    За который мне не жалко двух рублей.

    Прекрасная похлёбка стреляет, словно пробка,
    Когда засунешь робко ты ложку в Неё.
    Салфеткою из хлопка не вытрешь подбородка,
    Но опрокинул стопку - и полное у-ё!

- И ещё раз припев, - скомандовал Грифф, но только Кабачок разинул рот, как издалека донесся крик: "Суд идёт!" [18]
- Шире шаг! - закричал Грифф. Он схватив Алису за руку и потянул, не дожидаясь окончания песни.
- А ко...го судят...то? - задыхаясь на бегу, спросила Алиса, но Грифф только повторял: "Шире шаг!". И сам бежал быстрее - лишь не поспевавший за ними ветер доносил меланхолические слова:

Прекрасная похлёбка стреляет, словно пробка...

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]
"Булычевская" Алиса как персонаж vs Алиса Селезнева как прототип. Вообще элементы первого уровня членения "Сада расходящихся Алис" можно формализованно представить в виде бинарных оппозиций по эквивалентности отношений:
- ["кэрролловская" Алиса] : [Алиса Лидделл] = ["булычевская" Алиса] : [Алиса Селезнёва (как историческое лицо - далее без уточнения)]
- ["кэрролловская" Алиса] : [Алиса Рейке] = ["булычевская" Алиса] : [Алиса Можейко]
- ["кэрролловская" Алиса] : [Алиса Селезнёва] = ["булычевская" Алиса] : [Наташа Гусева]
[2]
"Это существо, которое мечет кабачковую икру", - объясняет Алисе Королева. Если кто может предложить более удачное функциональное соответствие для Mock Turtle - вперёд!
[3]
Грифф и Кабачок пытаются выяснить, какая же, собственно, Алиса к ним пожаловала. Для крокр(ыс)ов Алиса Селезнева (которая на дне моря бывала неоднократно) в классе Алис соответствует Буджуму в классе Снарков.
[4]
Стремясь войти в доверие к Алисе, Грифф и Кабачок копируют поведение Hatter'а и March Hare (исходя из принципа культурной контекстуализации, в данном переводе эти персонажи названы соответственно Мельник Емеля и Сивый Мерин. В Зазеркалье они появляются как старославянские гонцы Эмиль Мюллер и Стив Мерринг, инвариантные алиасы - Дед Пихто и Конь-в-Пальто ("п" - тоже губной звук, как и "м"...), у Булычева им соответствуют Электрон Степанович-Иванович и доцент Спуси-ва-пус-ва-пас-ва-пос).
[5]
Реплики, начинающиеся со знака квотинга, принадлежат не Кэрроллу, а взяты (с незначительными изменениями) из Чата Гостьи за 8.02.2002, где "звездная Наташа" танцевала с другой дамой "аргентинское танго без смертельного исхода". Очень кэрролловский танец получился - грех было не воспользоваться! Потому и "кадриль" оригинала превратилось в "танго в строю".
[6]
Переводчик проходил срочную службу в Вооруженных Силах со специальностью "вожатый караульных собак". Это единственные люди, которые, находясь в строю со своей боевой техникой, выполняют команду "кругом" в противоположном направлении (а разве у такого вечного оппортуниста и диссидента могло быть иначе?). А раки не хуже собаки...
[7]
У Кэрролла речь идет уже о рыбах - а переводчик всё о раках! Ну, на безрыбье...
[8]
Алиса Лидделл, в отличие от Алисы Селезневой и Наташи Гусевой, не питает к членистоногим особой любви, но всегда готова подолгу слушать о них, узнавая новое (ср. разговор с комгусем в 3-ей главе "Зазеркалья").
[9]
Нет, эта Алиса подозрительно сильна в биологии, особенно по части беспозвоночной фауны!
[10]
Меня иногда спрашивают, почему мой ник пишется кириллицей Клантао, а латиницей - Klangtao. Потому!
[11]
Алиса, конечно, хотела сказать "глобальную"...
[12]
Нелюбовь к пиратам, в том числе компьютерным - родовая характеристика класса Алис.
[13 !!! ]
У Кэрролла упоминаются только акулы. Змея приползла от Маяковского. А что получается при объединении их в "слове-бумажнике", вы и сами знаете... Хорошо, что хоть не Буджум!
[14]
Естественно! После принятия в 1977 г. новой конституции СССР с ее 6-й статьей вместо "Стихов о советском паспорте", десятилетиями репрезентировавших для школьников всё творчество поэта, в хрестоматиях был помещен отрывок "Партия и Ленин". Подобная ситуация соответствует в оригинале стихотворению "Tis the voice of the sluggard", которое Грифф еще застал в школе, а Кабачок уже нет (а тем более, несчастная Алиса!)...
[15]
Никаких намеков! Panther и Owl стали Лаской и Лунем исключительно по аналогии с лобстерами. "Мою любовь зовут на Л"...
[16]
В отличие от Н.Светлова, пишу это слово с маленькой буквы.
[17]
Намек на придание официального статуса букве "ё", которое, судя по данным сайта http://alisaselezneva.narod.ru , таки состоится через двести лет - правда, к тому времени русский алфавит будет почти полностью вытеснен латиницей...
[18]
Алексей "Сансара", возможно, скажет, что на самом деле кричали "Шут идёт!" - не верьте! Его там не было ;)))))

ШТЫРЬЛЕЦ или КАК РАЗМНОЖАЮТСЯ ФАРИСЕИ?

Написано на ныне здравствующем форуме jesuschrist.ru в порядке отходняка от межконфессиональных разборок (но этот форум - ещё из лучших... был до 2013 года, когда усилиями новых модераторов не превратился в русско-фашистский... что я в итоге и напророчил за десять лет до того). Перевод с русского на русский бессмертного творения П.Асса и Н.Бегемотова дался труднее всего, хотя может показаться, что он не слишком-то отличается от исходника.

Оригинал... сами найдёте

ПРЕДИСЛОВИЕ.
За окном шел снег и евангелизация мира.
Иосиф Первый отвернулся от окна и спросил:
- Владыка Жюков, вас еще не отлучили?
- Нет, Ваше Святейшество.
- Тогда дайте помолиться.
Жуков покорно вздохнул, достал из правого кармана четки и протянул их Сталину. Отсчитав несколько шариков, патриарх задумчиво перекрестился сложенными Жуковым пальцами.
Через десять минут он спросил:
- А как там дела у "Третьего поколения"?
- Исцеляют, - просто ответил Жуков.
- А как чувствует себя брат Исаев?
- Ему трудно, - печально сказал Жуков.
- Это харашо, - сказал Сталин. - У меня для него есть новое послушание...
А за окном шел снег и евангелизация мира.

ГЛАВА 1

Низкий закопченный потолок пятидесятнической церкви "Трое сильных" был почти черным от сажи, стены были расписаны сценами из подвигов воинов Давида, в честь которых был назван храм. Проповедовали в церкви не очень хорошо, поклонялись еще хуже, но это не отпугивало ее прихожан. Отпугивало их другое. С недавних пор в церковь повадился заглядывать магистр богословия фон Штирлиц.
Вот и сейчас он сидел на дальней скамейке, которая был завалена сборниками гимнов на семерых, а Библиями на восьмерых. Штирлиц был один и никого не ждал. Иногда ему становилось скучно, он вытаскивал из кармана распятие с дарственной надписью "Сектоборцу Исаеву за освобождение Дальнего Востока от Александра Леонидовича Дворкина" и с меткостью истинного московского батюшки благословлял затаившихся по углам тараканов.
- Развели тут! - орал он. - Мерзость запустения!
И действительно, в церкви была мерзость запустения.
Пол был затоптан и завален рекламными листовками. Создавалось впечатление, что каждый считал своим долгом просветить всех данным ему "откровением" - если не с кафедры, то в кулуарах. То и дело, переступая через горы брошюр и говоря, проходили проповедники. На соседним скамейке четверо богословов вели духовную беседу со смазливой диаконисой. Ей это нравилось, и она одухотворенно хихикала. В углу, уткнувшись лицом в сборник гимнов, валялся получивший торонтское благословение младший проповедник без сапог, но в подтяжках. Иногда он начинал недовольно ворочаться и издавал глоссолалии. Два миссионера, почитывая свежую проповедь Ледяева у кафедры, тихо разговаривали о Марше Иисуса в Курской области. Молоденький пасторок в компании двух девушек благоговейной наружности громко распинался о том, какой он молодец, и как хорошо переубеждает православных.
Штирлиц размашисто перекрестился, полистал Библию и пристальным взором оглядел окружающую безблагодатность расцерковленного протестантизма, изредка задерживая взгляд на косынках, имеющих место быть на некоторых из снующих между рядами хористок.
- Какие невозрожденные эти православные, - неожиданно для всех сказал молоденький пасторок. - Я бы их всех ставил через одного и перекрещивал по очереди.
В помещении воцарилась тишина. Все посмотрели на Штирлица. Штирлиц захлопнул Библию, встал, и, опрокинув три ряда скамеек, строевым шагом подошел к зарвавшемуся пастору.
- Свинья немиропомазанная, - процедил он и подставил пастору левую щеку.
- Простите, я не совсем понимаю... - пролепетал оторопевший пастор.
Штирлиц вышел из себя, и, схватив скамейку, собрал ею горящие уголья на голову незадачливому пастору. Пастор упал, и Штирлиц начал с кроткой любовью пинать его цитатами.
- Я, православный миссионер Исаев, не позволю грязному протестантскому псу оскорблять православного проповедника!
Четверо богословов бросились разнимать оппонентов. Развеселившегося Штирлица оттащили от стонущего пастора, и, чтобы успокоить, предложили прочитать пару акафистов.
- Да, - сказал Штирлиц, немного успокоившись. Он прочитал акафист, рыжий богослов с готовностью протянул второй, Штирлиц прочитал еще, пастор стал ему неинтересен.
- Ну как же можно, - шепнул один из миссионеров рыдающему пастору, - при самом Штирлице говорить такое о православных, да еще и в таких выражениях! Я бы вас на его месте отлучил.
- Штирлиц - добрая душа, - вздохнул второй миссионер, - я помню, три дня назад тут дискутировали с баптистским соглядатаем, так все дискутировали ногами, а Штирлиц - нет.
- Добрейший человек, - подтвердил первый миссионер, и они вывели пастора на свежий воздух.
Штирлиц, обнявшись с богословами, громко пел "Oh, wonder grace".
Охваченный торонтским благословением унтерпроповедник оторвал голову от сборника гимнов, обвел зал просветленным взглядом и восторженно заорал:
- Хайлелюя!
Весь зал вскочил, вскинув руки, стены задрожали от ответного рева:
- Амен!!!
А Штирлиц уже спал, снились ему соловьи, православное поле и березки, снились ему православные монахини, косившие траву, а он подглядывал за ними из кустов.
Сейчас он спит, но ровно через полчаса он проснется, чтобы продолжать свою нелегкую, нужную для Церкви работу.

ГЛАВА 2

На сервере Мюллера была база, в которой Мюллер хранил инфу на всех харизматических служителей. Он часто с любовью залезал в свой базу за очередной инфой, чтобы пополнить ее, скопировать на CD-RW, просто пролистать или вынести на церковный совет. Но последнее случалось редко, ибо Мюллер, как истинный пастырь, не любил расставаться с делами своих пасомых. Базы данных были почти у всех региональных лидеров Третьего Поколения, кроме Штирлица, но такого обширного файлового архива не было ни у кого, даже у самого Кальтенбруннера. Это было маленькое и невинное хобби координатора душепопечительского отдела. В его коллекции были Гиммлер, Геббельс, Шелленберг, Борман, Штирлиц и даже сам Кальтенбруннер.
Обергруппенепископ сидел у камина и листал инфу Бормана, это была одна из самых объемных записей в его базе. Мюллер насвистывал хиты из последнего альбома Petra и перечитывал любимые строки.
Брат Борман был мелкий апологет. Если Борману не удавалось убедить кого-нибудь в правоте своих взглядов, он считал прожитый день пропавшим. Если же получалось кому-нибудь сагитировать, Борман засыпал спокойно, с доброй, счастливой улыбкой на лице. Любимая собачка Бормана, которая жила в его кабинете, кусала проповедников за ноги, и поэтому всем приходилось ходить по Третьему Поколению в высоких сапогах. Мюллер, у которого было плоскостопие, от этого очень страдал. Однажды он имел неосторожность зайти в кабинет Бормана в кедах и был злостно укушен за левую ногу. Собачку пришлось взять на замечание. С тех пор они с Борманом стали теологическими оппонентами.
Борман был любитель подкладывать будильники в кафедру, рисовать на спинах проповедников мелом библейские цитаты, натягивать в проповедях сложные системы параллельных мест, споткнувшись о которые несчастная жертва в лучшем случае надолго замолкала, не находя, что возразить, в худшем - впадала в ересь. Особенной любовью Бормана пользовались вебсайты. Какие только гадости он не писал на форумах и в гостевых книгах о проповедниках Третьего Поколения, а иногда копировал из "Сторожевой башни" иеговистские картинки. Под одной из таких картинок он подписал "это ФСБ". Епископ оскорбился и поручил ему же, Борману, выяснить, кто это сделал. Два месяца все в Третьем Поколении пресмыкались перед Борманом, а Штирлиц даже придумал версию, чтобы оградить себя от подозрений, что это сделал реформатский соглядатай. В конце концов, пострадал пророк Канарис, который неосторожно переманил из церкви Бормана его новую диаконису. Диаконисы были второй страстью Бормана. Он то и дело извергал одних и рукополагал других, менялся диаконисами с Гиммлером, Шелленбергом, хотел переманить диаконису из церкви Мюллера, но Мюллер не позволил. В Третьем Поколении Бормана не любили, но побаивались. Кому же приятно видеть свое имя в Интернете?
Борман был толст, лыс и злопамятен. А сам Борман в это время был занят делами. Большими буквами он набрал в текстовом поле надпись: "ШТИРЛИЦ - ГРЕШНИК ПОГИБШИЙ И ПРАВОСЛАВНЫЙ СОГЛЯДАТАЙ". Удовлетворенно чмокнув, Борман нажал Enter и расконнектился. Он тщательно вымыл руки и с чувством выполненного долга направился в свой кабинет. День обещал быть удачным.
В кабинете Борман открыл базу, защищённую семью секретными паролями и вывел данные на монитор. Вчера он сделал в базе надпись на церковнославянском языке: "Праваславным саглядатаям смареть заприщено!" Кто-то красными буквами исправил ошибки и подписал: "Борман невежда". Борман достал православно-харизматический словарь, перевел и логически помыслил: "Кто-то исправил ошибки... значит, кто-то залез в базу... это не я... значит это православный соглядатай... и плюс ко всему он лично знает Бормана. Следовательно, Борман его тоже знает. Кого я, Борман, знаю из православных соглядатаев?"
Борман надолго задумался. Через полчаса он догадался поискать логи. Еще через полчаса он их нашел. Видимо, православний миссионер смотрел запись Ледяева. Файл mpeg лежал тут же, в корневой директории. "Здесь чувствуется работа Штирлица. Интересно, что сказал бы Кальтенбруннер?" Борман вздохнул. Со Штирлицем связываться не стоило, все равно что-нибудь придумает, еще и сам виноват окажешься. Это знали все. Борман еще раз вздохнул и открыл профайл прапорщика Шлага. За прапорщиком он следил давно и с интересом. Этот человек имел обширную женскую клиентуру. Прапорщик бегал за любыми женщинами: старыми и молодыми, красивыми и не очень, замужними и наоборот, и женщины отвечали ему взаимностью, что Бормана, которого женщины не любили, очень удивляло и даже сердило.
"Зачем одному человеку столько женщин? Я понимаю, если бы они были, во-первых, диаконисами, во-вторых, у меня, а так... Наверно, он работает на чью-то миссию. Скорее всего, это не наша миссия. Следовательно, инославная, - Борман поднял палец вверх. - Его надо пощупать..."
И Борман, позвонив Айсману, отдал распоряжение.
От сильного удара реальной ноги виртуальная дверь распахнулась, и в аську вошел хмурый и заспанный Штирлиц.
- Борман! Дай помолиться!
"У Штирлица порвались четки, - подумал Борман, протягивая футляр с профилем епископа, - значит, он много молился. Много молятся, когда думают, значит он много думал. Штирлиц просто так не думает, значит, он что-то замышляет."
И Борман посмотрел в честные глаза Штирлица.
- Как дела?
- Плохо.
"Я, как всегда, прав! - обрадовался Борман. - Точно что-то замышляет! Надо его пощупать."
- Не хочешь ли почитать "Новый мировой порядок"?
- Нет, - Штирлица передернуло. - Лучше Библию.
Борман нажал на кнопку, и вошла диакониса. Штирлиц ее раньше не видел.
- Новообращённая?
- Да, - похвалился Борман.
- А дары имеет, - одобрил Штирлиц.
- Мне тоже нравится, - сказал польщенный Борман. - Библию принеси, сестра.
- Слушаюсь, брат.
Диакониса принесла Библию и стала ждать дальнейших распоряжений.
- Можешь идти, - махнул рукой Борман.
Диакониса, разочарованно покачивая бедрами, вышла. Штирлиц оторвал взгляд от двери и взял Библию.
- Располагайся, - предложил Борман, приглашая его за кафедру.
Штирлиц привычным жестом вытряхнул из кафедры будильники и расположился. "Заметил, - ядовито подумал Борман, - Штирлица на будильники не возьмешь. Чувствуется рука православия."
Глаза Штирлица потеплели.
- Хороший перевод, - сказал он.
"Темнит, либерал-экуменист. Обмануть хочет. Нет, брат Исаев, не на того напал. А не сыграть ли мне с ним шутку? Что если ему очень тонко намекнуть, что им интересуется ФСБ?"
- Штирлиц! Да ведь вами интересуется ФСБ! - вскричал Борман.
Штирлиц поперхнулся. С ФСБ он сталкивался всего один раз, и тот на приеме у епископа. Штирлиц был о себе высокого мнения, как о церковном деятеле, но эта мысль никогда не приходила ему в голову.
"С ФСБ можно наладить сотрудничество. Надо запросить Патриархию."
Штирлиц встал и высморкался в занавеску.
"Клюнет или нет?" - подумал Борман.
Штирлиц посмотрел на монитор.
- И на развалинаx разрушенного мира флаг водрузит вьетнамский кальвинист! - сказал он стихами, - Смотри, Борман.
Борман пошёл по указанной ссылке. Минуту они молчали. За это время Штирлиц успел обдумать слова Бормана, а Борман догадался, что Штирлиц его отвлек.
"Водит за нос", - подумал Борман и ловко перевел разговор в другое русло.
- Послушай, Штирлиц, у тебя такие обширные связи. Не мог бы ты достать морально устойчивую собачку с острыми зубами?
- Могу.
"Этот все может", - подумал Борман.
Штирлиц часто обещал что-либо Борману, как, впрочем, и всем остальным, но никогда ничего не делал.
Штирлиц прихватил чётки Бормана, механически скопировал на дискетту базу данных и направился к выходу.
Борман бросился к компьютеру и резко кликнул по ярлыку. По ширине монитора протянулся десяток стихов. Штирлиц резко привёл контраргументы на каждый из них, и, сказав "До свидания", покинул аську.
"Профессионал!"- простонал Борман.
Да, Штирлиц был профессионалом. Он не стал просматривать нелегально скопированную базу на локальном компьютере, как поступил бы на его месте лютеранский или реформатский соглядатай, а выбрал самое укромное место в христианском Рунете.
Зайдя на форум, Штирлиц обнаружил свежий постинг "ШТИРЛИЦ - ГРЕШНИК ПОГИБШИЙ И ПРАВОСЛАВНЫЙ СОГЛЯДАТАЙ". Штирлиц старательно удалил слово "СОГЛЯДАТАЙ" и надписал слово "МИССИОНЕР", а внизу приписал "БОРМАН - ТОЖЕ ПОГИБШИЙ ГРЕШНИК".
Здесь же он пролистал профайл прапорщика Шлага. В голове его начал созревать еще неясный, но уже план.

Категория: Юмор | 22.11.2007
Просмотров: 1694 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
avatar
Залогиньтесь
Поиск
Новости отовсюду
Статистика






Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz